15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
-10°
(Ясно)
74 %
1.11 м/с
Ах, война, что ж ты сделала, подлая…
15.08.2011
17:36
Ах, война, что ж ты сделала, подлая…

Они встретились через 66 лет. Отец, известный кинорежиссер Владимир Чеботарев, снявший 18 фильмов, и его дочь Тамара, учитель математики, 40 лет проработавшая в школе № 8 п. Южного Северной Осетии. Прошла целая жизнь…
16 августа исполняется 90 лет со дня рождения кинорежиссера. В преддверии этой даты хочется рассказать удивительную историю.

Мать и дочь считали его погибшим, потому что на запросы, которые неоднократно посылали, получали неизменный ответ: «Пропал без вести». И он искал их после войны, но ему ответили: «Крамаренко по такому адресу не проживают». Дальнейшие поиски тоже результатов не дали.
А подарили счастливую встречу родным людям в 2008 году журналисты, которым в поисках помогли мемуары Владимира Александровича Чеботарева. В них было указание на хутор Крамаренки, село Запсилье. Нашлись свидетели любви Чеботарева и Кати, и они рассказали, что Екатерина Крамаренко с родными выехала из хутора в 1946 или 1947 году. Сотрудники местного архива, по просьбе журналистов, нашли документ. Оказалось, при продаже дома была сделана выписка: Катя, ее мать и сестра Валя , а также дочь Тамара Владимировна выбыли в г. Алагир Северной Осетии. Еще в документе говорилось: в том же доме в 1941–1942 годах проживал Коробко Владимир Александрович — под этой фамилией зарегистрировал Чеботарева, скрывавшегося от немцев, родственник Кати.
До войны юный Володя увлекался кино и футболом. Однако школу, несмотря на эти две страсти, закончил с золотой медалью и имел право поступить в любой институт без экзаменов. Но он решил подать документы в Ростовское военное училище. В воздухе «пахло» войной. И в мае 1941 года артиллериста Чеботарева выпустили досрочно, присвоив звание лейтенанта. Владимир получил назначение в город Гайсин, в 169-ю дивизию. Его встретил крепкий, спортивного вида полковник с орденом Красной Звезды и двумя монгольскими орденами на гимнастерке. Он внимательно посмотрел документы Чеботарева, затем перевел взгляд на значок «ГТО» 1-й ступени, блестевший на его груди.
— В училище отделением командовали?
— Два треугольничка носил, — не скрывая гордости, ответил юноша.
— Так, так, Чеботарев… А с батареей справишься?
— Сразу на батарею?
— Не дрейфь, лейтенант. Там почти все бойцы — кадровые.
Эти слова полковника придали Владимиру Чеботареву уверенности в себе. Вышло так, что новичку, недавнему выпускнику военного училища, молодому лейтенанту доверили батарею, так как командного состава не хватало.
На третий день пребывания в дивизии пришла страшная весть: в 4 часа утра немцы перешли советскую границу. Не успели закончить митинг, как в небе появились немецкие «мессеры» и начали поливать пулеметными очередями собравшихся. Лежали убитые и раненые, горели телеги, лошадей и ездовых буквально скашивало. Дивизия попала в окружение. Чеботарев, собрав сохранившиеся артиллерийские орудия и отойдя в рощицу, принял решение открыть огонь по вражеским машинам, движущимся по дороге. Крупный осколок мины попал ему в бедро. Госпиталь, куда положили Владимира, через день захватили фашисты.
— На днях ожидается «проческа», будут угонять в Умань. Не исключено, что ты уже в списках, — предостерег незнакомец.
Из госпиталя Чеботарев с друзьями бежал сразу же, как только его предупредили об опасности. Вот только раненая нога мешала быстро идти.
После долгих мытарств оказался в хате у Кати Крамаренко, где ему лечил ногу дядя Кати, славившийся знахарством. Когда нога зажила, Владимир под видом брата Кати, с новой фамилией Коробко уже не таился. Но кто-то все же донес в гестапо. Его допрашивали и избивали, а потом отправили в лагерь для военнопленных. Через полгода удалось бежать оттуда. Эти места он хорошо знал и вдоль реки пробрался на хутор Крамаренки, где опять пришел к любимой девушке и увидел маленькую дочку, которую они с Катей назвали Тамарой. Как бы тяжело ни было расставание, оставаться с дорогими его сердцу людьми было нельзя. Владимир решил перейти линию фронта возле Полтавы. Его обнаружили советские разведчики. Скрутили, доставили в СМЕРШ, затем его проверял особист. После этого отправили служить по административной части в запасной полк. Проверки продолжались. Многим офицерам после этих проверок приходилось отправляться далеко на Север — в Магадан, на Колыму, Камчатку. Судьба Владимира сложилась более благополучно. Ему выдали документ о том, что он прошел спецпроверку и направляется для продолжения службы. В 1944 году Чеботарев был демобилизован из армии инвалидом войны второй группы.
Давняя любовь к кино привела его во ВГИК на режиссерский факультет. А потом началась работа над фильмами. «Дон Кихот», «Человек-амфибия», «Секретарь обкома», «Дикий мед», «Крах» — эти киноленты стали известными и любимыми во всех уголках нашей страны. Фильм «Батальоны просят огня» по повести Юрия Бондарева явился большой творческой удачей режиссера. На телевидении и в прессе его называли одним из лучших фильмов о войне. Чеботарев вставил в фильм несколько сцен, которых не было в книге Бондарева, но они были в боевой биографии самого режиссера. Несомненно, его собственный фронтовой опыт помог снять эту картину так, что она «задышала» горячей «окопной правдой». Юрий Бондарев говорил, что для него это один из самых любимых фильмов, поставленных по его произведениям. Еще одна веха в творческой жизни режиссера Владимира Чеботарева — это создание фильмов «Сын Иристона» и «В горах реки бурные». Обе картины были сняты в Осетии.
Он провел здесь в общей сложности полтора года, исколесил с киноэкспедициями всю республику вдоль и поперек, был удостоен звания «Заслуженный деятель искусств Северной Осетии». То есть находился совсем рядом со своими родными людьми — Катей и Тамарой. Однажды даже съемки проводил близ Алагира, где тогда жила его дочь. А ведь могли встретиться, но увы… Не свела их судьба…
— Каждый год, 9 Мая, мы поминали отца, — вспоминает Тамара Владимировна, моя школьная учительница. — А он, оказывается, был жив. Фильмы снимал, которые вся страна смотрела. И я по много раз пересматривала их.
Тамара Владимировна была уверена, что ее отца звали Коробко Владимир Александрович. Только перед смертью бабушка сказала внучке Алене, что настоящая фамилия отца Тамары Чеботарев. Екатерина Ефимовна не могла раскрыть эту тайну раньше. Так и умерла, не узнав о том, что Владимир Александрович жив.
После стольких лет разлуки судьба преподнесла настоящий сюрприз: свела вместе, наконец, отца и дочь. Тамара Владимировна со слезами на глазах говорит об этой чудесной встрече: «Спасибо Господу, что он соединил нас, — пусть через 66 лет».
Жаль, что это счастье продлилось совсем недолго… Спустя два года со дня встречи Владимир Александрович покинул этот мир. Но в последние дни жизни были рядом с ним, окружали его вниманием и заботой дочь Тамара, внуки Алена, Наташа и Саша, уже несколько лет жившие в Москве.
В своей книге «От «Человека-амфибии» до «Батальоны просят огня» Чеботарев выразил великую благодарность журналистам за огромную работу, которую они проделали и помогли Владимиру Александровичу с дочерью обрести друг друга.
Война сломала тысячи судеб, обрекла на вечную разлуку миллионы людей… Хочется, чтобы таких счастливых встреч было больше. Ведь нам сегодня так не хватает чего-то настоящего, того, что бы заставило нас, очерствевших и привыкших ко всему, поверить в чудо.З. Губурова, «Северная Осетия»