15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
-2°
(Ясно)
48 %
0.79 м/с
Астан Митциев: Каждый должен понимать, что кому-то плохо, и кто-то считает минуты до приезда скорой
01.12.2017
13:35
Астан Митциев: Каждый должен понимать, что кому-то плохо, и кто-то считает минуты до приезда скорой

-Терапевтическое отделение КБСП, можно сказать, является единственным на всю республику. Удается ли принимать всех больных или кому-то приходится отказывать?

— Мы испытываем колоссальную нагрузку, как физическую, так и психологическую. Все экстренные больные поступают к нам, соответственно, ни одному из них наша больница не вправе отказать. Всем, кому необходимо лечение, мы оказываем абсолютно бесплатную медицинскую помощь, начиная от диагностических мероприятий, заканчивая применением препаратов и операционного способа лечения. Терапевтическое отделение является одним на всю республику. Все тяжелые больные поступают к нам абсолютно беспроблемно. При каждой центральной районной больнице имеется отделение скорой помощи и больной транспортируется к нам. Если хотя бы одна койка в больнице свободна, по мере необходимости она перепрофилируется под любую из тех, которая нужна на данный момент. Ни одному больному мы не говорим, что у нас нет мест, принимаем абсолютно всех.

— Вы способны обеспечивать пациентов необходимыми лекарствами или им все же приходится самостоятельно покупать медикаменты?

— Больные, поступающие в КБСП, ни за что не платят. Это я вам гарантирую. Я поэтому и дал свой номер телефона. Если кто-то с кого-то требует деньги, могут звонить мне в любое время. Показателем нашей работы является и то, что за последние 3 месяца минздрав не получал ни одной жалобы на КБСП.

— Как обстоит дело с оснащенностью больницы необходимым оборудованием?

— К нам поступило новое оборудование, которого прежде не было. Если раньше нам приходилось отправлять больных на дополнительные обследования в другие учреждения, то теперь у нас появился видеоколоноскоп, и обследование желудочно-кишечного тракта осуществляется на новом уровне. Кроме этого, мы получили прикроватные мониторы в реанимацию. Это основное оборудование, позволяющее оценить состояние больного, т.е. все основные жизненные показатели фиксируются на нем. Раньше у нас их было недостаточно. Реаниматологи имели неполную информацию о больном. Теперь врач все видит: информированность о состоянии пациента стала намного больше. Также мы получили импортные наркозно-дыхательные аппараты. Они стоят в операционном блоке, что позволяет анестезиологам проводить наркозы плавно и безболезненно для пациентов. Оборудование для лапароскопии у нас есть, но проблема раньше заключалась в наличии лишь одного набора инструментов. Т.е. прооперировали одного человека и ждем 5 часов, пока инструменты пройдут стерилизацию. Теперь у нас 5 наборов и мы можем проводить сразу 5 операций. Кроме этого, в больнице не было портативного аппарата УЗИ. Допустим, нетранспортабельному больному нужно было его сделать. Для этого нам приходилось кое-как спускать пациента вниз на первый этаж. Сейчас же врач с этим портативным УЗИ-аппаратом сам поднимается к пациенту.

— С какими трудностями вы сталкиваетесь в своей работе?

— В основном они касаются материально-технической базы. Есть отделения, которые десятилетиями простаивали, в них ничего не вкладывали, и провести ремонт мы не можем, поскольку наша больница имеет одноканальное финансирование, т.е. мы получаем средства за счет страховых компаний и не имеем права направлять их на ремонт. Несмотря на то, что условия в гастроэнтерологическом отделении оставляют желать лучшего, больных у нас много. Все хотят лечиться именно здесь, потому что у нас грамотные врачи и пациенты абсолютно бесплатно получают дорогостоящие медикаменты. В инфекционном отделении во всем трехэтажном здании не было теплого водоснабжения. Я удивился, как такое вообще может быть и в течение недели мы решили этот вопрос.

— В больнице установлен строгий график посещения больных? Так ли была необходима данная мера?

— Это стандарты посещения пациентов, утвержденные приказом минздрава, и люди об этом прекрасно знают. Сами больные, когда поступают к нам, попадают не в гостиницу, а в больницу. Поэтому им должен быть обеспечен покой, а если каждый час приходят родственники, друзья, соседи, то как пациенту отдохнуть? Кроме того, врачи не могут проводить лечебно-диагностические мероприятия, когда возле больного огромное количество родственников, каждый из которых считает себя врачом и командует, что нужно сделать, а что не нужно. Соответственно, лечебный процесс от этого страдает и поэтому график посещения у нас с 16:00 до 20:00. Во всем должен быть режим: и больным, и врачам от этого стало легче.

— С некоторого времени машины скорой помощи стали ездить с включенными сиренами. Можно говорить о том, что врачи стали быстрее приезжать к больным?

— Установлено правилами дорожного движения, правилами оказания экстренной помощи, что карета скорой помощи, двигаясь к месту экстренного вызова, должна включать проблесковые мачки и спецсигналы для того, чтобы как можно быстрее доехать к больному, пользуясь приоритетом. Так должно было быть давно, но не исполнялось. Мы это ввели и эффект получили. Когда карета скорой помощи выезжает с места дислокации – пр. Доватора, 20 и следует на вызов в тот же самый Карца, то в будний день это занимает до сорока минут, с мигалкой мы доезжаем за 18 минут.

Когда мы едем на неотложный вызов, то не включаем сигналы, а если это экстренный вызов – инсульты, инфаркты, падение с высоты, роды, огнестрельные ранения — каждая минута дорога. Пронаблюдайте, если будет возможность — когда скорая помощь выезжает со станции без мигалок, ее даже машины не пропускают, как только мы их включаем, тогда уступают дорогу. Я тоже в этом городе живу, я тоже их слышу, но каждый должен понимать, что кому-то плохо, и кто-то считает минуты до приезда «скорой».

Тамара 15-Хутугова