15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
19°
(Гроза)
100 %
1 м/с
Бахва Тедеев: Роберто Карлос — На Бугатти, а я — на Ниве
06.06.2011
10:26
Бахва Тедеев: Роберто Карлос — На Бугатти, а я — на Ниве

Здание, где работает заместитель министра Южной Осетии по делам спорта Бахва Тедеев, расположено напротив дома, где много лет был магазин спортивной одежды «Динамо». «Мы все там покупали китайские кроссовки», — рассказывает Петр, наш водитель. Сейчас магазина нет, заколочены окна, стены почернели от попаданий снарядов и пуль.

Обустроился замминистра скромно, но уютно. На стенах в здании управления по делам спорта — детские картины на национальные мотивы. «Вы не смотрите, что небольшой беспорядок, кабинет у меня еще в послевоенном состоянии… — извиняется Тедеев. — Скомканно все пока. И в кабинете, и в городе. Но с каждым годом становится все лучше и лучше…»
Мужчина в доме хозяин
— Бахва, перед приездом сюда мы честно искали на сайте правительства Южной Осетии, кто ваш непосредственный начальник, то бишь министр спорта. Но не нашли ни такой должности, ни такого человека.

— У нас есть министерство образования, науки и молодежной политики, а в нем — управление по физической культуре и спорту и управление по молодежной политике. Вот эти два направления я и курирую.

— После завершения карьеры вы тренером работали и вдруг пошли в чиновники. Почему?

— Много времени прошло с тех пор, как я завершил тренерскую деятельность в «Алании». И получив приглашение от президента Южной Осетии, тем более после войны, я принял решение поработать здесь. Для спорта я человек не чужой, здешние проблемы мне известны. У нас очень одаренные дети, и хочется, чтобы они вырастали здоровыми. Не все, конечно, станут спортсменами, хотя кто-то и дорастет до мастеров, завоюет престижные награды на мировом уровне. Но главная наша задача — помочь им превратиться в сильных мужчин.

— Жена и дети не пришли в ужас, узнав, где вы трудоустроились?

— А почему они должны быть против? Кто семью кормит? Мужчина в доме хозяин! Да, условия работы не сахар. Не сказать, что все у нас легко получается, и бюджет тоже не безразмерный. Но мы стараемся все спортивные секции охватить, чтобы никто себя ущемленным не чувствовал, стремимся, чтобы наши спортсмены куда-то выезжали, участвовали в зарубежных соревнованиях! Я благодаря футбольному мячу весь мир посмотрел. Хочу, чтобы и наши дети на него поглядели.

— Еще вчера в Цхинвале, грубо выражаясь, была война. И, тем не менее город не вымер у вас на улицах столько молодежи, столько девушек красивых — и никто не бежит.

— А зачем бежать? Мы, кого можем, отправляем в Российскую Федерацию на учебу, на повышение квалификации. А потом, став специалистами высокого уровня, они возвращаются в республику — поднимать нашу страну из руин.

— Руин в Цхинвале по-прежнему не меньше, чем домов.

— Понимаете, после развала СССР ничего не строилось! Только разрушалось! Здания, коммуникации, все-все-все… Южная Осетия только-только начала подниматься. Площадки детские появляются, школы, детские садики, Алина Кабаева строит дворец спорта. Мы созидаем. И обязательно встанем на ноги — с помощью Российской Федерации.

— Вы в Южной Осетии живете?

— В Цхинвале работаю и частично живу, а семья находится в Северной Осетии. Вот и езжу туда-сюда.
«Алания» — в одном ряду с ЦСКА И «Спартаком»
— Какая работа сложнее — тренерская или чиновничья?

— Сравнивать не стоит, потому что направления разные. Работа главного тренера более узкая, я так считаю. Ты работаешь на результат с определенным количеством людей. А у чиновника деятельность всесторонняя. Каждому виду спорта надо внимание уделить. Больше всего детей занимается, естественно, футболом, вольной борьбой, тяжелой атлетикой — у нас это традиционные виды. Но и про другие забывать нельзя.

— Не поверю, что не мечтаете когда-нибудь вернуться в «Аланию».

— Честно сказать, не мечтаю. Да, я всю жизнь провел в футболе, это мой любимый спорт, моя жизнь. Но раз ушел, возвращаться тяжело. Есть моменты из тренерской карьеры, которые вспомнить приятно. Но чтобы сильно хотелось вернуться — такого нет.

— Следите, как у владикавказцев идут дела?

— Слежу, конечно. Вот и Газзаев вернулся. Я его знаю, как мало кто другой. Был в тбилисском «Динамо» в то время, когда там играл Газзаев. Там и познакомились, тренировались вместе. Потом по его приглашению я переехал в «Спартак» (Орджоникидзе). Знаю его характер. Газзаев — тот человек, который может «Аланию» на ноги поставить, и она снова будет в одном ряду с такими командами, как «Спартак», ЦСКА, «Зенит», «Рубин».

— К «Анжи», у которого теперь денег воз и маленькая тележка, не ревнуете?

— За Махачкалу можно только порадоваться! Народ там футбол любит — отчего ж такую команду не поддержать? Что, нашим миллиардерам только «Челси» покупать? Своим надо помогать — игрокам, молодежи, тогда и сборная у нас будет сильная. А за «Анжи» я рад. Тот же Роберто Карлос — он ведь не отбывает номер. И рядом с такими, как он, будут расти и набираться опыта наши, молодые.

— Не смущает, что Карлос приехал в почтенном возрасте и, как говорится, уже не тот?

— Такие люди по натуре победители. Они всегда борются за свое доброе имя. И Роберто Карлос, поверьте, думать не думает о том, какую он там зарплату получает.
Все у Тетрадзе получится
— Сулейман Керимов подарил Роберто Карлосу «Бугатти». Какой ваш самый дорогой подарок, полученный в бытность футболистом?

— Тоже машина! В 90-м году, когда я в Орджоникидзе приехал, был там такой большо-о-ой начальник, Хетагуров Сергей Валентинович. Квартиру мне к тому моменту уже выделило правительство. Но страсть как хотелось автомобиль. Молодой был. Валерий Георгиевич узнал, обратился к Хетагурову. А тот отвечает: «Как только забьет первый гол, сразу машину ему!»

— И как быстро забили?

— В первой же игре! В Симферополе.

— Красивый был гол?

— Ай, уже и не помню! Приз получил месяца через полтора, после того как забил. Процедура оформления тогда посложнее была, чем сейчас.

— И что за машина?

— «Семерка». Бежевая! Долго на ней ездил, года полтора.

— На чем в Цхинвале передвигаетесь?

— Здесь служебная машина. «Нива».

— «Нива»?!

— Ну да. По местным дорогам — лучше не придумаешь! Кстати, у той подарочной машины номер был — четыре семерки, в честь цифры 7 у меня на футболке. А у Инала Джиоева номер был из одних пятерок.

— Как у Джиоева дела?

— Нормально. Работает на осетинской таможне. И видимся с ним часто, и созваниваемся. Мы же дружим с детства, вместе росли.

— С кем общаетесь помимо Джиоева из игроков чемпионской «Алании»?

— С Артуром Пагаевым — он сейчас в «Волге» работает вместе с Омари Тетрадзе. Да со всеми ребятами, кто находится в Северной Осетии, мы на связи, и со всеми у меня великолепные отношения.

— Какую оценку поставите Тетрадзе за работу с «Волгой»?

— Команда неплохо начала, главное для нее сейчас — в премьер-лиге закрепиться. А потом перспективы хорошие. Омари — в футболе человек не посторонний, добросовестный, свое дело знает. Думаю, все у него сложится прекрасно.
Спорт — не для галочки
— Вашу «Аланию» иногда сравнивают с чемпионским «Рубином»…

— С «Рубином»? Хм… Игровой стиль совершенно разный. Схожесть только в одном: обе команды — с периферии.

— Из-за этого «Рубин» даже после двух золотых лет не все воспринимают всерьез.

— У «Алании» была та же проблема. Все думали: «Ну, сейчас проиграют, ну, сейчас!» Ждали-ждали, а отрыв рос и рос. И не дождались! Спохватились — поздно!

— Поражение в золотом матче-1996 от «Спартака» до сих пор на сердце раной?

— В футболе запоминаешь приятные моменты, а все негативное как-то, знаете, само уходит. Вспоминаешь, бывает — эх, жалко! Но что плакаться? Зато у нас есть чемпионство, много побед.

— Вон у вас сколько кубков на сейфе стоит.

— А это не мои, это наших, местных ребят! Выигрывают — нам приносят. Кстати, и ваш тут тоже есть.

— Наш?

Тедеев показывает кубок, завоеванный южноосетинскими ребятами на Международном турнире дворовых команд «СЭ» в прошлом сентябре.

— В Цхинвале есть перспективные ребята. Мы все делаем, чтобы они перебрались в более достойные клубы. Наши воспитанники есть и в «Алании», и в «Анжи», и все они выросли на асфальте. А наша победа на вашем МТДК? Есть, есть у нас одаренные ребята! Только надо им условия создать.

— Алана Дзагоева считаете своим?

— Мы всех считаем своими. Своими — это, по-вашему, как?

— Ну, южанин или северянин.

— Мы не разделяем на южан и северян. Мы братья, мы одной крови. Попал наш парень в серьезную команду — значит, болеем за него. У нас маленький народ, но что-то мы собой представляем, чего-то можем достичь! Наши спортсмены — наша гордость. Есть страны, которые на Олимпиады едут так — засветиться, для галочки. А у нас — олимпийские чемпионы! В общем, спорт — это лицо Осетии.
Спорт-Экспресс"