15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Облачно)
86 %
3 м/с
Царикати: Я какой-то мазохист
06.03.2015
10:19
Царикати: Я какой-то мазохист

В год 25-летия творческого пути Феликс Царикати рассказал «15-му Региону» о «минусах» в Северной Осетии, о «плюсах» на сцене и о том, чем он гордится.

«Я не всегда уверен, что соберу зал во Владикавказе»

— За 15 лет это, наверное, мой четвертый сольный концерт во Владикавказе. Хотя, если есть предложение, всегда приезжаю. Но здесь появилось много новых популярных артистов, поэтому я не всегда уверен, что соберу зал. Это имеет значение. Особенно, когда не работаешь как «афишный» артист. Ведь одно дело, когда тебя знают, показывают каждый день по телевизору и твои песни слышит вся страна. Тогда можно просто вешать афишу и ждать, что люди сами придут. И другое дело, когда этого нет, и ты просто гадаешь: придут люди или нет. Давать один концерт тоже невыгодно. Надо организовывать тур, например: Минводы, Ессентуки, Кисловодск, Пятигорск, Нальчик, Владикавказ. Вот это было бы целесообразно. А в Осетию, если я и приезжаю, то всегда в минус ухожу: билеты расходятся на пригласительные.

А однажды постпредство Северной Осетии попросило на сольный концерт в Москве 500 билетов для осетин. Через неделю мне звонит известный в республике богатый влиятельный бизнесмен, говорит: «Мне надо для наших ветеранов-осетин, которые живут в Москве, 20 билетов». Я объяснил, что у меня уже нет билетов, но есть в постпредстве. Он мне перезванивает, мол, там только дорогие остались. Для меня этот человек умер. Говорю ему: «Я сам ветеранам отдам билеты, ты не переживай». Позвонил в постпредство, попросил, чтобы оставшиеся билеты раздали ветеранам.

«Москва – это мой хлеб»

— Конечно, есть города, куда я приезжаю постоянно: Старый Оскол, Новороссийск, Ярославль. В Волгограде я могу 4 дня подряд давать концерты с аншлагом. Недавно был во Владимире – тоже был аншлаг. Это в Осетии больше смотрят «9-ю волну», а в России – канал «Ля-минор», где меня постоянно показывают. Люди там видят все мои сольные концерты, и как раз во Владимире на местное ТВ стали часто поступать заказы поставить Царикати. Вот мы и решили попробовать сделать сольный концерт. А так я никогда не рискую.

Но, прежде всего, конечно, мой хлеб — это Москва. На 45-летие в «Лужниках» собралось 8 000 зрителей. У меня выступало много гостей, в том числе Иосиф Давыдович (Кобзон – прим. «15») и многие другие. Когда выходили на сцену и смотрели в зал, за голову хватались: «Как можно было собрать столько народа!». Люди возле метро спрашивали лишние билетики. Многие организации покупали по 300-400 билетов разом, приходили коллективами. Через два года я повторил концерт, но уже без гостей. И тоже был аншлаг.

«Телевидение крутит то, что пользуется спросом»

— Феликс Царикати в Северной Осетии больше ассоциируется с песнями «Женщина в голубом» и «Непутевый», хотя есть много нового материала. Не знаю, почему он не звучит здесь в эфире. Я приносил сольный 4-часовой концерт. Там есть все: классика, ретро-шлягеры, романсы, кавказский блок, казачьи песни, русские народные песни, песни военных лет. Но когда я слышу, что у людей играет на звонке телефона, и такие песни — это норма, то понимаю, почему меня не показывают. Телевидение крутит то, что пользуется спросом. Кстати, программа этого юбилейного концерта была построена так, чтобы люди во Владикавказе увидели то, что здесь не показывают.

«Каждый концерт доказываю, что не верблюд»

— У меня в принципе плохих концертов не бывает никогда. Я, как всякий осетин, люблю похвастаться. Так говорят люди, которые давно меня знают. Мои коллеги по цеху всегда удивляются: «Феликс, ты так востребован, хотя не выходишь в эфир, тебя нет в ротации ни на одном радио». Всегда им говорю: «Я работаю. Свои деньги не отрабатываю, а зарабатываю потом, кровью, бессонными ночами, перелетами и переездами». На каждом концерте мне приходится доказывать, что я не верблюд. Знаменитостям проще: они выходят и все уже хлопают. А я вот отработал позавчера концерт. Буквально на второй день мне позвонили люди и приглашают в апреле к себе.

«Никогда не жалел, что выбрал сцену»

— Я постоянно что-то записываю. У меня не было такого, чтобы пришел в студию и записал целый альбом. Я могу записать одну песню, через время другую. Я не занимаюсь съемкой клипов, по-моему, это уже поднадоело и не актуально для меня. Одного определенного автора песен у меня тоже нет. Я 20 лет сотрудничаю со своим директором Владимиром Боровиковым. Он же аранжировщик, он же композитор, он же любой текст может подкорректировать. А с коллективом вот уже 25 лет.

Никогда не жалел о том, что выбрал сцену. Я безумно трудоспособен и не знаю, что значит устать на сцене. Могу устать, только если у меня ранний перелет и в этот же день сольный концерт. Вот это сложно. Из-за того, что ночами практически не сплю, рано встать не могу. Вот недавно были сумасшедшие гастроли в Горном Алтае. Концерт, потом банкет — это обязательная программа. А потом обязательно должна появиться красивая дама. И я опять не спал всю ночь. Мазохист какой-то! А на следующий день опять концерт.

«Меня убивают осетинские артисты»

— Когда идет съемка на телевидении, чаще всего просят петь под «плюс», потому что у нас не умеют работать с живым звуком. Да и вообще на российских съемках ни один артист не работает вживую. То, что вы видите на экране, само собой, фонограммы. И меня убивает самая большая ошибка артистов Северной Осетии, которые на всех концертах выступают под «плюс». Это ужасно! Это беда всего Северного Кавказа. Я и в Карачаево-Черкесии бываю, и в Адыгее, и в Кабардино-Балкарии. Даже гармонисты у насиграют под фонограмму.

«Я остался осетином»

— Вся страна уже третий сезон смотрит «Голос». Но мы не видим тех профессиональных людей, которые там были. Из чего сейчас складывается успех артиста? Если у тебя муж олигарх – ты звезда. Если у тебя любовник директор канала – ты звезда. Если твой директор знает всех и знает, кому дать на лапу – ты звезда. У тебя может быть известный продюсер, который будет получать 20 тысяч евро за концерт, а ты будешь получать 200 евро. Но будешь звездой. Вот тебе тоже успех. А меня убивает вопрос: «Почему мы вас не видим на экране?». Я устал отвечать…

Я горжусь тем, что никому взяток не давал. Я остался самим собой, остался мужчиной на сцене, остался осетином. Никто не сможет сказать, что Феликс изменил самому себе. Сам себе хозяин: хочу – поеду на концерт, не хочу – не поеду. Когда был молодой, особенно после «Ялты-91», было очень много неприличных предложений. Да и желающих заключить всякие контракты было немало.

Конечно, у меня были конфликты, были те, кому от меня досталось. Кто-то что-нибудь не то ляпнет — и все. Я уважаем среди артистов российской эстрады, начиная от мэтров, заканчивая молодыми. И этим я горжусь!

У меня уже огромный репертуар. Я, наверное, спел все, что можно было. Арии из опер и оперетт. Раз в год обязательно бывает классический концерт с оркестром. В мюзикле «Нотр дам де-Пари» я играл одну из главных ролей – священника Фроло. В кино хотелось бы еще сняться. Одна картина есть, это «Легенда горы Тбау». Но еще с удовольствием бы снялся бы в каком-нибудь фильме.

 

 

Элина 15-Сугарова