15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Дождь)
98 %
1.26 м/с
ЦЕНТРализованная медпомощь: выходим на новый уровень
19.03.2010
17:46
ЦЕНТРализованная медпомощь: выходим на новый уровень

Вообще-то редко кому из «немедиков» доводится поприсутствовать при проведении операции… А паре журналистов «СО» — довелось. Строго говоря, тот процесс, который мы наблюдали в одной из операционных Северо-Кавказского многопрофильного медицинского центра — пока только диагностика: ангиография — это рентгенологическое обследование кровеносных сосудов. В данный момент молодой, но уже опытный (школу проходил в институте Вишневского) хирург, кандидат медицинских наук Амиран Тедеев проводит исследование кровеносных сосудов нижних конечностей пациентки. У нее диабет, вследствие которого наступила и диабетическая ангиопатия, заключающаяся в повреждении стенок сосудов. Суть способа, который сейчас применяет врач, в том, чтобы ввести в сосуды через катетер специальную жидкость и при помощи специального же рентгенаппарата изучить состояние сосудов — жидкость «окрасит» сосуды, и их будет отлично видно на мониторах…

Чтобы попасть в рентгенохирургическую операционную, надеваем медицинские маски, колпаки и бахилы. Халатами чуть раньше нас снабдил заместитель главврача по медицинской части Артур Хестанов, доктор медицинских наук, профессор.
— Собственно, в операционную мы, разумеется, не войдем — здесь с этим строго. Но за ходом исследования сможем понаблюдать через экраны мониторов, — предупреждает Артур Карамурзаевич.
Тут, кстати, «на подходах» к операционной, в стене, есть и специальное окно — через него прекрасно видно и пациентку, и оборудование, и врачей… Ну, нам, в общем, и необязательно заглядывать под руку работающего специалиста. А отсюда — даже удобнее наблюдать.
— Пока ничего, требующего оперативного вмешательства, не вижу, — пристально изучая показания аппарата на мониторах, говорит хирург. В его руках пульт, с помощью которого он из соседнего помещения управляет умной машиной — под ее «око» попадает та часть тела, которую сейчас необходимо «просветить» рентгеновскими лучами. Аппарат и введенная пациенту жидкость позволяют рассмотреть все мельчайшие подробности состояния сосудов. В данном случае на экране даже непрофессионал может наблюдать: сосуды находятся не в самом лучшем виде. Однако доктор считает, что можно обойтись без операции — пока еще есть возможность лечить заболевание менее радикальным способом.
— Это и есть ангиография. На каронарографии, которую мы также имеем возможность проводить в нашем центре, происходит примерно то же самое: жидкость «окрашивает» сосуды, и на мониторе видно их состояние, — продолжает объяснять замглавврача. — Это существенно помогает врачам при лечении ишемической болезни сердца. Ишемия — это ведь что? Грубо говоря, сужение сосудов, которое может привести к инфаркту. А если кровоснабжение нарушено, то, выявив, где это нарушение произошло, можно его восстановить. Для этого используются стенты — своеобразные крошечные «пружины». Они позволяют сосуд «растянуть» в том месте, где это необходимо. Такие операции у нас в республике делались и раньше, но — на другом уровне. Ведь дело не только в профессионализме врачей, но и в наличии современного медоборудования. У нас в центре оно есть.
Надо сказать, что в центре сегодня много всего такого, чего не было в республике раньше. Ну, скажем, с недавних пор здесь стали делать открытые операции на сердце. Уже прооперировали десятерых пациентов. Успешно.
В ортопедии — впервые в республике — проводятся реконструктивно-пластические операции. Их применяют при дефектах развития конечностей и позвоночника. В офтальмологическом отделении тоже могут предложить такую помощь, за которой раньше надо было выезжать за пределы республики. Например, «комплексное лечение глаукомы с использованием микроинвазивной и лазерной хирургии, лазерной селективной трабекулопластики». Сложно? Наверное, тот, кому эти сложнопроизносимые медицинские термины знакомы по причине показаний к лечению, оценил возможности центра… Проще говоря, сюда обращаются пациенты и с глаукомой, и с катарактой, и с диабетической ретинопатией, при травмах глаза, при отслойке и разрыве сетчатки…
Кстати, владикавказец Александр Тишков на собственном левом глазе испытал возможности офтальмологов центра: пять дней назад ему была сделана операция. Говорит, весьма впечатлен: и уровнем медпомощи, и человеческим теплым отношением к пациентам, и комфортом, которым окружен здесь каждый. По этому поводу он с соседями по палате даже благодарственное письмо руководству медцентра составил. А руководству, разумеется, приятно: не зря работаем!
— На пятиминутке обязательно зачитаем! — улыбается замглавврача медцентра Ольга Давыдова.
Практически любой пациент центра готов говорить и говорить о том, что такой уровень медицинского обслуживания еще не видел. Мы попробовали пройтись по палатам и найти недовольных, задавая почти провокационные вопросы. Не нашли. Или ходили не там, или люди действительно впечатлены и врачами, и их возможностями, и обстановкой, и тем, что помощь тут вся — бесплатная.
— Мне первый этап операции, которую делали краснодарские врачи, обошелся почти в 22 тысячи рублей, — говорит Александр Тишков. — А тут все бесплатно сделали…
— В нашем центре действительно нет пока платных медицинских услуг, — объясняет Ольга Ивановна. — Дело в том, что наша работа финансируется полностью из федерального бюджета. Поэтому все, что нужно пациенту — это направление, заверенное руководителем первичного медучреждения. Оно, как правило, дается на основании заключения врачебной комиссии. Так вот, это направление представляется в регистратуру, затем пациент направляется в консультативную поликлинику, где уже решается вопрос о дальнейшей судьбе больного. Если необходимо стационарное лечение — мы помещаем его в стационар…
Об этом уже не раз говорили, но — скажем еще раз: в стационаре одномоментно могут находиться 270 пациентов, а в целом центр рассчитан на то, чтобы принимать до 300 человек в день. Сегодня здесь лечатся 180 человек, а всего с начала работы центра были пролечены 425 больных (а центр, отметим, полноценно приступил к работе только в ноябре прошлого года), причем проведено оперативных вмешательств уже 257, из них 47 — в соответствии с требованиями высокотехнологичной медпомощи.
Кстати, ВМП — та самая высокотехнологичная медицинская помощь — это отдельная история. Раньше за этой квалифицированной и дорогостоящей помощью нужно было выезжать в центральные больницы — в Москву, Петербург, Ростов. Теперь — едут к нам. Из Чеченской Республики и Ставропольского края, например. Медцентр впервые в республике получил лицензию на оказание ВМП. Чтобы получить эту помощь, необходима квота Минздрава…
Все эти новые возможности, которые теперь доступны жителям республики, без сомнения, вызывают интерес и восхищение. Тут работают медики, прошедшие подготовку в ведущих российских и зарубежных клиниках. Здесь к пациентам, по словам самих пациентов, относятся с исключительным вниманием и заботой…
И все же и в этом чудном уголке современной медицины не обошлось без ложки дегтя. В строительной части. Дело в том, что кто-то из посетителей центра обратил внимание на то, что пара плит гранитной отделки у входа в приемное отделение не выдержала зимних холодов и отвалилась.
«Это только начало разрушения дорогой облицовки, — предсказывает наблюдательный пациент, написавший тут же электронное письмо в «СО». — Косметическими средствами устранить брак невозможно, придется перекладывать всю облицовку. Необходимо провести экспертизу стройработ и установить, к примеру, качество раствора»…
«СО», естественно, поинтересовалась: так что же, правда, только начало?..
— Да, только начало. Но начало выхода на новый уровень оказания медицинских услуг, в том числе, и благодаря наличию соответствующего самым высоким стандартам здания, — говорят в центре. — В процессе работы мы видим, что необходимо кое-что изменить, доработать. Это трудно было предвидеть, а сейчас нужда в этих небольших изменениях очевидна. Например, в палате нет туалета. А он нужен. Или уменьшаем высоту порогов, чтобы проще было везти каталку… То есть функциональное назначение отделения не претерпевает никаких изменений, но становится более приспособленным под нашу работу.
А что касается двух отвалившихся плит облицовки… Наверное, тревогу бить рановато. Да, неприятный факт — не поспоришь. Однако это не повод для паники. В первые же теплые дни дефект будет устранен.
Что уж тут поделаешь: наши подозрительность, недоверие, критичность воспитаны суровой действительностью многих и многих лет. Если плохо прикрепили отделочный материал, значит, кто-то «лепил» плиты на один песок — цемент, видимо, ушел на сторону… А раз был украден цемент, то и что-то еще непременно расхищено. Возможно. Привычная схема поиска виновных. Тут пусть проверяют контролирующие органы — им и нужно сигнализировать о своих наблюдениях.

А у Северо-Кавказского медцентра сегодня и других забот хватает. Главная из них — оказывать качественную помощь жителям республики и региона. Потому что в республике, как и в регионе, медцентр такого уровня — единственный. И планку нужно держать такую, чтобы ей соответствовать во всем и всегда. По крайней мере курс на эти цели взят.«Северная Осетия»