15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Ясно)
64 %
3 м/с
Черные стрелы Эдельвейса
21.05.2010
12:25
Черные стрелы Эдельвейса

Кавказ являлся одним из стратегических участков Великой Отечественной войны. Его героическая оборона во многом изменила ее ход. Разгром фашистских захватчиков на нашей земле проходил под талантливым руководством командующего Закавказским фронтом генерала армии Ивана Тюленева.
В послевоенные годы долгая творческая дружба с ним связала нашего земляка, заслуженного работника культуры РФ Валерия Шанаева. Сегодня он делится с читателями «СО» интересными фактами и подробностями Битвы за Кавказ, которые поведал ему бывший командующий фронтом.
Военная служба одного из виднейших военачальников Советской Армии, Героя Советского Союза Ивана Владимировича Тюленева началась в далеком 1913 году. Участвуя в Первой империалистической войне, он стал полным георгиевским кавалером. В годы Гражданской войны сражался в рядах Первой конной армии.
В сложный начальный период Великой Отечественной войны ему, командующему Московским военным округом, доверяют сначала Южный, а затем, вплоть до Победы, — Закавказский фронты. Сталин помнил, что Кавказ генералу был хорошо знаком: с 1938 по 1940 год Тюленев командовал войсками Закавказского военного округа.
Кодированное название фашистской операции «Эдельвейс» по захвату Кавказа имело далеко идущие цели. Вышедшие в послевоенные годы книги Л. Брежнева «Малая земля», Г. Гречко «Битва за Кавказ», мемуары маршала С. Буденного, фронтовые очерки журналиста С. Борзенко «уводят» от основной цели гитлеровцев по захвату Кавказа. Конечно, им были нужны нефть, руда, продовольствие, дороги через Главный Кавказский хребет, черноморские порты… Но не это главное. А что — мы и узнаем сегодня.
…Много лет назад в просторном рабочем кабинете Иван Владимирович достал из сейфа планшеты с картами боевых действий на Кавказе, схему операции под Гизелью, другие документы военных лет. Впервые я увидел трофейную немецкую панорамную карту Кавказа с улицами городов, поселков, промышленными предприятиями, дорогами, мостами, линиями электропередач, аэродромами… — со всем, что было на нашей земле, в мельчайших подробностях! Такие карты печатались в лучших типографиях Германии под грифом «Только для служебного пользования» задолго до вероломного нападения на нашу страну.
Генерал задумчиво, словно вглядываясь в события минувших лет, начал свой рассказ.
— Пытаясь взять реванш и реабилитировать свою репутацию после поражения под Москвой, летом 1942 года гитлеровцы нацеливают острие своих ударов на Кавказ и Поволжье. На оперативных картах фашистского вермахта черные стрелы «Эдельвейса» устремились на нефтяные районы, хлебные житницы Кубани, Ставрополья, Поволжья, рудники Кабардино-Балкарии и Северной Осетии, на порты Черного, Азовского и Каспийского морей.
Кавказ привлекал фашистскую Германию издавна, но с приходом к власти Гитлера идея завоевать этот важный стратегический регион становилась наиболее заманчивой. Через год после начала войны с СССР Гитлер заявил: «Если я не получу кавказскую нефть, я должен свернуть войну».
Битва за Кавказ началась 25 июля. Отборные немецко-фашистские войска, наступавшие на Кавказ, были объединены в группу армий «А». Над регионом нависла серьезная угроза.
Верховное Главнокомандование поставило перед Закавказским фронтом задачу — организовать прочную оборону. Его эпицентром в силу важного стратегического положения должен был стать город Владикавказ.
Прежнее руководство Закавказского военного округа предлагало удержать противника не на Тереке, а в узких «Махачкалинских воротах», а Владикавказ должен был быть сдан врагу. Некоторые работники Генштаба утаили от Сталина этот ошибочный план, в округе уже была директива: минировать заводы, мосты, транспортные магистрали Владикавказа, эвакуировать население, госучреждения.
Я долго размышлял над этим предательским планом, ведь он лишал наши войска плацдарма для маневра. Отход войсковых частей в Дагестан означал потерю нефтяных промыслов, транспортных магистралей. Владикавказ становился не крепостью, а «проходным» городом.
У меня состоялся срочный разговор на эту тему с представителем Ставки генерал-полковником А. М. Василевским. Я доложил ему новый план обороны Кавказа и, в частности, столицы Северной Осетии, принятый военным советом Закфронта. Этот план предусматривал создание главного оборонительного рубежа на реке Терек.
Александр Михайлович обо всем доложил Сталину, его реакция была гневной. Он распорядился, чтобы я немедленно вылетел из Туапсе во Владикавказ и возглавил его оборону.
Я прибыл в столицу Северной Осетии, где уже создалась критическая ситуация 2 ноября 1942 года. «Владикавказ — это крепость, это ключ от Кавказа, это ворота на Ближний Восток, — сказал я командованию Северной группы войск и руководителям республики. — Сдать город мы не имеем права. Приказ Родины — оборонять его до последнего вздоха!».
Я приказал генералу Масленникову срочно перегруппировать войска, особое внимание было уделено Гизельскому направлению. Именно со стороны селения Гизель 3 ноября танковые колонны пошли на штурм Владикавказа. Казалось, один рывок — и вот она, крепость на Тереке. Но у городской черты танки были остановлены расчетами артиллерии и бронебойщиков.
5 ноября можно считать решающим боем на подступах к Владикавказу. Противник был остановлен, а 6-го ноября 10-й гвардейский стрелковый корпус совместно с 52-й и 2-й танковыми бригадами, как и было условлено, нанес удар по Гизели. В тот же день Совинформбюро, подводя итоги Гизельской операции, сообщило: «Многодневные бои на подступах к столице Северной Осетии закончились поражением немцев».
Уже 15 ноября 1942 года в Кремле я докладывал Верховному Главнокомандующему о контрударе наших войск под Владикавказом, о мужестве войск, народных ополченцев, партизан, жителей города, о ситуации на Кавказе. Сталин коротко резюмировал: «Зайдите потом к товарищу Щербакову, чтобы о победе под Гизелью и Владикавказом подробно сообщили в сводке Информбюро».
Затем в общих чертах он проинформировал меня о предстоящей Сталинградской операции и приказал готовиться к масштабному наступлению на Кавказе. В сражениях на берегах Терека и Волги были разбиты лучшие, самые боеспособные фашистские дивизии. Армии гитлеровского блока только в этих битвах потеряли четверть своих сухопутных сил, действовавших на советско-германском фронте.
Сталинградское сражение предрешило судьбу захватчиков. Мужественные защитники Кавказа помогли этому. Битва за Кавказ тесно связана с героической борьбой за Сталинград. Воины-сталинградцы оттягивали на себя силы гитлеровцев, предназначенные для завоевания Кавказа, но и неудачи противника под Владикавказом принуждали вермахт поворачивать в предгорья Кавказа свои дивизии, шедшие на штурм «Волжской твердыни».
Героическая борьба защитников Кавказа против гитлеровцев была высоко оценена правительством. Президиум Верховного Совета Союза ССР Указом от 1 мая 1944 года учредил медаль «За оборону Кавказа». Ею награждены 583 тысячи 45 человек.
Операция «Эдельвейс» имела далеко идущие цели: во Владикавказе предполагалось создать плацдарм для завоевания стран Ближнего Востока, Африканского континента, Индии и даже… Антарктиды. Этот вопрос ранее не освещался в военно-исторической литературе, а сейчас он важен с политической точки зрения. Если бы эти планы осуществились, и войска вермахта прорвались через Главный Кавказский хребет, случилась бы глобальная военная катастрофа.
Оккупировав в 1940 году Францию, нацистская Германия приступила к детальной разработке плана «Барбаросса» — нападения на Советский Союз. Одновременно шла разработка колониальной программы германского империализма под названием «Директива № 32», о которой стало известно лишь после окончания войны. Она имела характерный подзаголовок: «Подготовка к периоду после осуществления плана «Барбаросса» по разгрому вооруженных сил Советского Союза». План предусматривал захват Нигерии, Судана, Уганды, Сенегала, Конго, Туниса, Сомали, Египта, Индонезии, Палестины, Кувейта, Ирака, Пакистана, Индии…
Идеологической и политической основой программы установления мирового господства был расизм.
Еще в 1942 году разведуправление Закавказского фронта докладывало мне, что в резерве немецких войск группы армий «А» находились засекреченные части «Зондерштаб-Ф». Мы тогда мало знали об этих таинственных частях. Переходы они совершали вслед за основными войсками только ночью, в бои не ступали, хотя имели бронетехнику, артиллерию, авиацию.
Вскоре наша разведка в районе Моздока выяснила, что это так называемый корпус «ЦБФ» — «Для особого назначения». Он формировался в Греции и шел на соединение с фашистскими войсками в Египте.
Корпус комплектовался из владевших английским, французским и арабским языками. Именно он должен был прорваться через Главный Кавказский хребет в Закавказье и далее в страны Ближнего Востока, в Африку, Индию. Но все планы рейха рухнули на подступах к Владикавказу…».
Сорок лет назад, когда Москва торжественно праздновала 25-летие разгрома гитлеровских захватчиков под Москвой, у стен Кремля в Александровском саду был создан мемориал — могила Неизвестного солдата — с названиями десяти городов-героев.
К 65-летию Великой Победы в композиции появятся новые элементы — мемориальные символы с названиями городов воинской славы. Среди них будет значиться и город Владикавказ.
Этим высоким статусом отмечены российские города, на подступах к которым шли ожесточенные бои, значительно повлиявшие на дальнейший ход стратегических операций в годы Великой Отечественной войны. Это — не просто дань уважения ушедшему героическому времени. Это — историческая память о кровавой войне, героизме, отваге и мужестве защитников этих городов, не дрогнувших перед мощной военной машиной рейха.
В Священном Писании говорится: «Мертвые не молчат. Они подсказывают живым, как строить жизнь по законам добра и любви к Отчизне».
Прислушайтесь!.. И вы услышите их голоса. Защитники родной земли не ушли в небытие, они шагнули в бессмертие. Важно всем нам только услышать тихий голос незабвенной Памяти человеческой.
Валерий Шанаев, «Северная Осетия»