15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
14°
(Облачно)
72 %
1.47 м/с
Чигоев: По результатам проверки использования российской финансовой помощи возбуждено более 20 уголовных дел
22.11.2012
12:12
Чигоев: По результатам проверки использования российской финансовой помощи возбуждено более 20 уголовных дел

За последние несколько месяцев в Южной Осетии произошло несколько преступлений, вызвавших большой общественный резонанс. Среди них похищение и убийство начальника следственного управления Генеральной прокуратуры Роланда Читаева, покушение на жизнь бывшего сотрудника Госохраны Ирбега Бетеева и его несовершеннолетнего сына, подрыв квартиры замминистра обороны Ибрагима Гассеева. На прошедшей неделе стало известно об убийстве сотрудника Пограничной службы КГБ Республики Владимира Козаева. О том, как продвигается расследование этих преступлений, а также о проверке использования российской финансовой помощи Южной Осетии в интервью ИА «Рес» рассказал генеральный прокурор РЮО Мераб Чигоев.

— По факту убийства начальника следственного управления Генеральной прокуратуры Роланда Читаева было возбуждено уголовное дело по трем статьям. Исполнители преступлений задержаны по горячим следам. В их отношении избрана мера пресечения — заключение под стражу. Расследование по делу на сегодняшний день фактически завершено. Мы ждем еще результатов двух экспертиз, в том числе генетической. Ищем возможность проведения повторной экспертизы, так как результаты проведенной во Владикавказе экспертизы нас в полной мере не удовлетворили. Сейчас мы намерены провести ее в Ростове или Москве. Но и без этой экспертизы мы располагаем достаточными доказательствами вины подозреваемых, чтобы предъявить им обвинение и направить дело в суд.
Что касается покушения на жизнь Бетеева и его сына, то и по этому факту было возбуждено уголовное дело. Проведены все необходимые следственные действия, но в настоящее время дело приостановлено в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Но оперативные мероприятия проводятся.
По факту взрыва в квартире замминистра обороны Ибрагима Гассеева также возбуждено уголовное дело по ряду статей, в том числе терроризм и незаконное хранение взрывчатых веществ. Расследование ведется, но установить виновных в этом лиц пока не удалось, поэтому говорить о конкретной квалификации преступления еще рано.

— Есть ли уже какие-либо конкретные результаты проверки использования российской финансовой помощи? Можно ли уже назвать имена виновных?

— Здесь нужно пояснить, что до апреля текущего года по материалам, которые поступали из Контрольно-счетной палаты и УБЭП МВД Южной Осетии, ни одного реагирования не было. Зачастую от прежних руководителей прокуратуры звучало, что они направляли уголовные дела в Генпрокуратуру РФ, но как показала практика, начиная с 2008 года по апрель 2012-ого, в Россию было направлено всего одно уголовное дело, и то, его нам вернули обратно, так как оно практически не расследовано.
В настоящее время по материалам, поступающим из КСП И УБЭП МВД, прокуратурой возбуждено более 20 уголовных дел.
Необходимо отметить, что мы расследуем материалы, поступающие к нам только из этих двух организаций, так как материалами доследственной проверки мы сами не занимаемся. Проверка продолжается, но, как поясняет руководитель КСП, из-за нехватки специалистов по многим направлениям сбор материалов затруднен.
Из возбужденных уголовных дел уже окончено два: одно из них по факту хищения денежных средств в размере четырех миллионов рублей. Но мы рассчитываем, что по окончании судебного расследования, эта сумма будет возмещена. Дело уже направлено с обвинительным заключением в суд.
Второе уголовное дело возбуждено в отношении бывшего начальника УИН, который обвиняется в хищении одного миллиона 250 тысяч рублей. Он сумел возместить всю сумму, в связи с чем в отношении него избрана мера пресечения «подписка о невыезде», дело направлено в суд.
Одно уголовное дело в отношении руководителя подрядной организации Руслана Гусалова, обвиняемого в хищении более десяти миллионов рублей, направлено в Генпрокуратуру РФ для привлечения его к ответственности на территории России. Все следственные действия, которые было возможно провести на территории Южной Осетии, проведены.
В течение ноября мы направим в суд еще одно уголовное дело, и два — в Генпрокуратуру РФ.
Эта работа будет продолжаться. В общей сложности мы планируем из 24 уже возбужденных уголовных дел большую часть направить в Россию, так как многие люди, совершившие в Южной Осетии правонарушения, проживают сейчас в России. Сюда они не возвращаются, несмотря на наши неоднократные попытки. Поэтому после проведения соответствующих следственных мероприятий, мы будем вынуждены направить уголовные дела российским коллегам.

— Вы не раз отмечали, что российская прокуратура не реагирует на ваши обращения по расследованию уголовных дел коррупционной направленности, несмотря на подписанное межведомственное соглашение. Как Вы это расцениваете, и что делается для решения этой проблемы?

— Что касается взаимодействия Генпрокуратур РФ и РЮО, хочу заметить, что я не говорил о том, что российская прокуратура не реагирует на наши запросы. Это далеко не так. Я говорил о том, что сегодня законодательная система работает так, что за любой помощью мы должны обращаться исключительно в Генпрокуратуру России. Это означает, что даже если необходимо провести следственные мероприятия в Северной Осетии или в Кабардино-Балкарии, мы не можем по закону обращаться в прокуратуры этих республик. Соответствующий запрос мы обязаны направить в Генпрокуратуру РФ, а там, впрочем, как и у нас, по тем или иным причинам, затягиваются сроки, и нам приходиться ждать по несколько месяцев, чтобы отдельное поручение было исполнено. Это, естественно, не может не отражаться на качестве и сроках расследования уголовных дел. Я именно это имел в виду.
Сейчас с российской прокуратурой ищем возможности ускорить исполнение поручений, которые мы направляем друг другу.
Отмечу, что за бытность мою генпрокурором мы получили из России более пяти отдельных поручений, и мы стараемся исполнить их в максимально короткие сроки.

— Нельзя ли заключить отдельные соглашения с прокуратурами регионов России, чтобы избежать этой волокиты?

— С такой просьбой мы обращались к нашим североосетинским коллегам, чтобы облегчить взаимодействие. Но нам ответили, что это невозможно, так как любые следственные мероприятия должны проходить через Генпрокуратуру РФ. Это закон, он отражен даже в соглашении между нашими ведомствами. Тем не менее, мы ищем возможности.

— В Генпрокуратуру поступили материалы из МВД по проверке служебной деятельности бывших министров строительства Чермена Хугаева и Рудольфа Джиоева. Планирует ли Генпрокуратура возбудить уголовные дела в их отношении?

— Материалы на них поступили не только из МВД, но и Контрольно-счетной палаты. В отношении этих лиц есть и материалы по результатам проверки, проведенной Минрегионом России. В отношении обеих экс-министров Генпрокуратурой возбуждены уголовные дела. Они находятся в процессе расследования, более того, по некоторым эпизодам расследование продвинулось довольно далеко, где-то уже на стадии возможного предъявления обвинения. Я считаю, что в подобных вопросах торопиться нецелесообразно. В отношении руководителей крупных организаций, как правило, бывает несколько эпизодов преступной деятельности или правонарушений с их стороны, поэтому моя позиция такова — нужно давать комплексную оценку всем совершенным ими правонарушениям. Если будет целесообразно выделить один эпизод и предъявить по нему обвинение, мы так и поступим.

— Сроки завершения проверки использования российской финансовой помощи откладывались уже несколько раз. Когда планируете подвести итоги?

— Действительно, сроки, установленные распоряжением президента, вышли. Но мы доложили, на какой стадии находятся и проверка и уголовные дела. Материалами занимается Контрольно-счетная палата. Сегодня большая часть проверок в десяти организациях, указанных в распоряжении, еще не завершена. Предстоят проверки еще в ликвидируемых Комитетах госснабжения и восстановления, ГУП «Дирекция по реализации приоритетных национальных проектов», где необходимо проверить деятельность более ста субподрядных организаций, занимавшихся строительством или восстановлением более 400 объектов. Это огромная работа. Ведь для того, чтобы человека назвать преступником, это нужно доказать. А чтобы это доказать нужно провести не только следственную, но и доследственную проверку. Объем работы очень большой. Этим занимается и КСП и УБЭП, но к нам материалы пока не поступили.

— Ранее сообщалось, что бывший замгенпрокурора Эльдар Кокоев объявлен в розыск. Не могли бы вы рассказать подробнее, в каких преступлениях он подозревается? Возникают ли подобные же вопросы к бывшим работникам Генпрокуратуры?

— В отношении Кокоева возбуждено уголовное дело за халатность и злоупотребление служебным положением. Это выразилось в том, что в течение многих месяцев, а то и более года, уголовные дела, в том числе коррупционной направленности, находились без движения, по ним месяцами не принималось никаких мер.
Десять уголовных дел, которые поступили на имя Кокоева для утверждения обвинительного заключения, мы обнаружили после его увольнения у него в сейфе. То есть нужно было только изучить уголовные дела, утвердить обвинительное заключение и направить дела в суды. Многие из этих дел спустя время потеряли судебную перспективу. Фактически, он их провалил.
32 материала по фактам хищений миллионов рублей также лежали без движения. По некоторым из них мы возбудили уголовные дела, сейчас они находятся в процессе расследования.
Именно из-за преступной халатности Кокоеву было заочно предъявлено обвинение, и он объявлен в международный розыск.
Что касается других сотрудников, мы не ставим целью расследовать деятельность работников прокуратуры. Но здесь было вопиющее нарушение, на которое невозможно было не реагировать. Если в процессе этого уголовного дела выявятся нарушения со стороны других работников Генпрокуратуры, никому не будет пощады. Потому что закон один для всех, и он должен исполняться в первую очередь работниками Генпрокуратуры.
cominf.org