15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
-10°
(Ясно)
74 %
1.11 м/с
Данило Неко: “Я необычный бразилец”
02.10.2012
16:43
Данило Неко: “Я необычный бразилец”

К жизни нельзя относиться чересчур серьезно. В Бразилии, например, нет ни одного человека, который бы занимался чем-то через силу. Если бразилец работает в офисе, значит, ему это нравится. Если он собирает мусор или разносит газеты — тоже самое. В футболе я не встречал ни одного бразильского игрока, который бы ныл и говорил, как ему плохо.

Иногда такие моменты, конечно, бывают, но в основном мы ребята веселые. Например, если кто-то дает серьезное интервью, то партнеры по команде подходят и начинают его всячески подкалывать. В «Алании» лучше всех шутит Рудней. Он вообще очень веселый парень.

Я необычный бразилец: музыку люблю, но танцую плохо. Тот же Рудней танцует очень здорово, а у меня не получается. В детстве я каждый год ходил на знаменитый карнавал в Рио, но никогда не шил себе костюмов, не танцевал вместе с толпой, просто смотрел, как это делают другие. Например, в моей команде «Понте-Прета» 90% футболистов участвовали в карнавале самым непосредственным образом. А мне танцевать целый час без передышки не особо хотелось. В итоге со временем я стал смотреть карнавал по телевизору.

Южная Корея — страна номер один в плане организации. Там все четко: если человек сказал, что он что-то сделает, то так оно и будет. Там нет преступности и можно, к примеру, спокойно оставить на улице незапертую машину. Я отыграл там всего один год, но и этого мне хватило для того, чтобы прочувствовать тамошнюю атмосферу. Команда «Чеджу Юнайтед», за которую я выступал, находилась на небольшом острове, напоминавшем маленькую Бразилию: море, песок, тепло и солнечно.

Да, в Корее я съел собаку. Это был первый и последний раз, когда я попробовал это мясо. Дело было так: мы с друзьями пошли в какой-то ресторан, мне принесли большую тарелку с кучей приправ и соусов. Мы начали есть, а уже после ужина друзья рассказали, что это на самом деле было. Честно говоря, если бы не они, то я бы в жизни не догадался, что это была собака. Мясо как мясо.

Связь с историей и традициями в Корее потрясает. На нашем острове было несколько больших, нет, гигантских храмов, очень-очень красивых, куда мы регулярно ходили на экскурсии. Другая корейская традиция связана с дисциплиной. Младший там не может сказать слова поперек старшему, а если говорить о футболе, то в Корее до сих пор осталось много жестких тренеров. Со мной ничего такого не случалось, но друзья рассказывали, что тренер может ударить футболиста, если тот плохо играет или нарушил режим. Сейчас, мне кажется, такие методы постепенно уходят в прошлое, но кое-где они до сих пор живы.

Криминал — главное отличие Бразилии от Кореи. В Бразилии преступность развита очень сильно, и у молодых людей часто бывает один единственный выбор: либо пойти в спорт, либо пойти в криминал. У меня было много друзей, которые выбрали второй путь. Кого-то застрелили, кто-то в тюрьме сидит, как один из моих лучших друзей. Но я считаю, что человек сам отвечает за свои поступки. Все мы знаем, что такое наркотики, как они убивают жизнь, но некоторых это не останавливает. Жалеть их не имеет смысла: у каждого человека должна быть голова на плечах.

Россия похожа на Корею: такая же спокойная страна. Лично у меня здесь ни разу не было проблем, все решалось очень быстро. При этом Россия — страна просто гигантская. Помню, как однажды мы полетели во Владивосток. Я тогда не знал точно, сколько это по времени, а на деле оказалось девять часов. Матерь божья! Да я за девять часов до Бразилии долететь могу, а здесь Владивосток! Но если туда мы еще летели в пустом самолете, можно было разложить впереди стоящие сиденья и нормально поспать, то на обратном пути самолет был битком. Я сидел зажатый между сидений и думал лишь о том, как бы побыстрее вернуться во Владикавказ.
Самые яркие воспоминания о России у меня связаны с первым дивизионом. Тогда я был ремесленником: перенимал опыт, проходил период адаптации, подстраивался под ваш футбол. Сейчас в России я чувствую себя очень уверенно, я стал опытным и считаю, что в премьер-лиге не может произойти ни одной ситуации, которая бы меня чем-то удивила. Скажу даже, что в премьер-лиге мне легче играть, чем в первом дивизионе. Пусть это кому-то и покажется странным.
Самая страшная вещь в футболе — это синтетика. Честно скажу: лучше я буду играть на песке, чем на искусственном покрытии. Синтетика очень жесткая, огромные нагрузки выпадают на голеностоп и колени. Я ее не люблю, но если нужно играть на синтетике, то я, разумеется, сыграю.

Я правда хочу играть в сборной Бразилии. Если бы ответил иначе, то вы бы меня засмеяли. Но при этом я понимаю, что это очень-очень далекая мечта. Иной раз я даже думаю о том, что для многих бразильцев единственный шанс попасть на чемпионат мира — это получить другое гражданство. Я слышал, что в прошлом году подобные разговоры ходили вокруг Веллитона, но чем закончилась та история, знаю не очень хорошо. Про себя могу сказать, что если бы мне поступило предложение о натурализации в России, то я бы его рассмотрел. Все-таки чемпионат мира — мечта любого футболиста.

Самое яркое футбольное дерби — это матчи «Понте-Прета» против «Гуарани». Это две команды из одного города, игры которых больше походят на вооруженные столкновения. Скажу так, если после этого матча нет летальных исходов, то, значит, игра не состоялась. На стадионе, перед игрой и после нее постоянно бывают стычки полиции с болельщиками. Автобусы забрасывают камнями, а футболисты мечтают лишь о том, чтобы побыстрее добраться до дома. Иногда я уезжал за 40 км от города к своим родителям, чтобы побыть в спокойной обстановке. Негласное правило гласило: если ты проиграл в этом матче, то следующие несколько дней лучше проведи дома. И все проигравшие футболисты именно так и поступали.
fc-alania.ru