15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
22°
(Облачно)
60 %
3 м/с
Даю согласие на усыновление моего ребенка
15.11.2009
00:57
Даю согласие на усыновление моего ребенка

Все же это очень большая беда — предательство и равнодушие. И нигде, наверное, как в этом отделении Детской республиканской больницы, больше не ощутишь это горькое чувство так пронзительно остро. Только первые сутки (недели, месяцы) живут эти маленькие существа на свете, а уже познали предательство людей, давших им жизнь и бросивших на произвол судьбы. «Отказники», «подкидыши» — термины, которые, увы, стали привычными и для работников родильных домов, и для специалистов неонатологической службы Детской больницы, опекающих этих малышей в первые недели их жизни.
Именно в это отделение патологии новорожденных Детской больницы доставляются ребятишки, от которых горе-мамаши добровольно отказались еще в роддоме. И тут, в больнице, у «кукушки» не дрожит рука, когда заполняет бланк-заявление «о согласии на усыновление» другими людьми своего собственного ребенка. В котором черным по белому типографским шрифтом выведено: «…выбор усыновителя доверяю органам опеки и попечительства. Претензий по подбору усыновителей иметь не буду. Правовые последствия передачи ребенка на усыновление мне разъяснены». Недрогнувшей рукой далее сообщаются дата, место рождения ребенка и данные о себе: рост, цвет волос и глаз, профессия, состоит или нет на учете в специализированных учреждениях — психоневрологическом, кожно-венерологическом, наркологическом. Что заявление написано добровольно, подтверждается собственной подписью и датой, данными паспорта. Редко когда прочтешь в таких заявлениях данные об отце ребенка.
Читаешь эти официально заверенные бумаги, и оторопь берет: будто по акту передается одна вещь другому. Давным-давно уже устарело словарное толкование термина «подкидыш» как «ребенок неизвестных родителей, подкинутый чужим людям». Сейчас люди, давшие жизнь ребенку, даже и не скрывают, как говорится, своего лица. А о «подкинутом» заботу прежде всего проявляет государство. И начинается эта забота для наших, к примеру, маленьких сограждан в отделении Детской больницы, которым руководит Нателла Дзлиева.
Первые сутки, недели (а бывает, и месяцы, если того требует состояние здоровья малыша) его здесь просто выхаживают. И ласкают руки не материнские, а врачей и медсестер, заботливо гладят по головкам, поправляют сползающуюся на глаза шапочку, одаривают тем вниманием, в котором так нуждается малыш.
И именно государство, кстати, в лице правительства республики, позаботилось о том, чтобы такие ребятишки находились в нормальных условиях. Одежда для новорожденных, белье и питание доставляются без перебоев. Более 15 млн руб. из средств республиканского бюджета было выделено на капитальный ремонт и замену оборудования и мягкого инвентаря для этого отделения. И дети действительно находятся в хороших условиях. На каждого малыша в сутки из бюджета направляется более 700 руб.
Когда я пришла в это отделение, в нем находились 4 «отказника» — два мальчугана и две девочки. И надо было видеть, с какой заботой следили за малышами работники отделения — врачи Светлана Доева, Эльвира Тотрова, Залина Битарова, Фуза Кабулова, медсестры Лена Кокоева, Людмила Бритаева, Аза Вазагова.
А что ждет этих детишек завтра, какой жизненный путь уготовила для них судьба — известно лишь небесам.
Случаи, как рассказывали медики, когда по направлению органов опеки в больнице появляются потенциальные родители, решившие усыновить брошенного кем-то кроху, нередки. Здесь они знакомятся с младенцем, выясняют все подробности о его здоровье. А затем принимают решение. И уже из Дома младенца, куда малышей переводят из стационара, оформив все необходимые документы, увозят понравившегося ребенка в свой дом, который и становится для него «отчим кровом».
Как это случилось, например, с Мишей Медведевым. Этого малыша доставили в больницу морозным зимним вечером из Фиагдонского ущелья, где случайные люди обнаружили прямо в сугробе сверток, из которого раздавался писк. Уже в больнице медики нарекли его Мишей, дали и фамилию, определили возраст, осмотрели, отогрели.
— Он на удивление оказался совершенно здоровым, хотя сколько часов на снегу пролежал, — вспоминает тот случай завотделением Нателла Дзлиева. — И вскоре после информации о такой находке, которая опубликована была и в «СО» в сводках чрезвычайных происшествий милиции, в больнице появилась молодая пара, которая уже обращалась в органы опеки с просьбой помочь усыновить ребенка. И Мишу из Дома младенца уже торжественно забрали усыновители.
А что же биологические родители? Где та женщина, которая бросила в снегу на верную погибель новорожденного?! Неужели так и живет спокойно, будто ничего позорного и греховного и не сотворила?!
Возможно, найдутся родители и для этих четверых новорожденных «отказников», кто находится сейчас в больнице на адаптации.
— Такие случаи, что произошел с Мишей, все же редки, когда неизвестными остаются биологические родители. Чаще всего данные о роженицах, отказывающихся от детей, известны, они фиксируются в роддомах. Но почему-то таких «кукушек» у нас освобождают от алиментных обязанностей, а в других странах такая женщина платит их. Да и мы сами слишком снисходительны к таким проступкам наших сограждан. Ведь только с прошлого года к нам поступили 90 брошенных детей. И среди причин отказа называются не только врожденные болезни малышей, но и «одиночество матерей», отсутствие отцов. А ведь именно больной ребенок больше всего нуждается в материнской ласке, и таких нездоровых ребят тоже нередко усыновляют чужие люди, осознавая, какую берут на себя заботу и ответственность, и готовы посвятить свою жизнь этим крохам. Вы обратили внимание, из каких фамилий находятся сейчас у нас «отказники»? — закончил монолог таким вопросом главврач больницы Урузмаг Джанаев.
Обратила: среди их представителей много известных в республике людей. А ведь, по традиции, проводятся фамильные кувды с приглашением на них племянников, снох и зятьев. А в то время их маленький родственник находится в больнице среди «отказников»…
Худшего порока и худшего позора для женщины не может и быть, как добровольный отказ от ребенка, которому дала жизнь…
Ася Гуриева, «Северная Осетия»