15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
15°
(Облачно)
73 %
2.01 м/с
Дети дождя
05.08.2014
15:01
Дети дождя

Многие родители детей-аутистов не хотят обращаться к врачам. Отчасти в этом виноват наш менталитет, считает главный детский психиатр республики Эрик Кодзаев.

Родители, пользуясь своими правами, стараются не прибегать к официальной психиатрии. Это касается не только рассматриваемого диагноза. Они не хотят, чтобы их дети фигурировали в медицинских документах, боясь, что в будущем это им помешает. В связи с этим у врачей нет точных данных о количестве детей с отклонениями аутистического спектра в республике.

«Даже когда это идет вразрез с интересами ребенка, когда есть необходимость лечения, родители стараются «не видеть» того, что их малыш чем-то отличается от сверстников. Они игнорируют симптомы, думают, что это пройдет. Можно, конечно, не наблюдаться у врачей. Но в будущем в вузах, армии, при приеме на работу проводят комплексное обследование. Осмотр у психиатра — один из основных пунктов. Там уже неважно, скрывали вы это или нет, все станет известно», — говорит доктор Кодзаев.

В психиатрической больнице работает кабинет по аутизму. В нем нет суперсовременного оборудования, но у медперсонала есть необходимый в этом деле опыт. В клинике работает единственный в республике олигофренопедагог — психолог по коррекционной работе и педагог, имеющий опыт работы в коррекционном образовании.

Один из действенных классических методов лечения аутизма — приобщение детей к социуму посредством общения с животными, так называемая зоотерапия. Но в республике, к сожалению, нет условий для применения этого метода. Есть только зачатки направления. Например, общение с лошадьми. Особенно полезно в этом отношении общение с дельфинами, для этого люди выезжают в дельфинарии Пятигорска.

Сейчас в мире нет единого подхода к лечению аутизма и к определению самого термина. Только по одной из классификаций существует около восьми разновидностей этого заболевания.

Если аутизм не сопряжен с психическими расстройствами и умственной отсталостью, то он не представляет особой опасности и вреда. Но если есть отклонения, ребенок не испытывает потребности в получении знаний, у него нет потребности в общении, эмоционально он холоден, то такие лица, как правило, с трудом адаптируются. При некоторых формах аутизма люди могут даже получить инвалидность, поскольку они маломобильны, малодоступны, неконтактны.

Еще один эффективный и современный подход к адаптации детей с этим диагнозом — инклюзивное образование. Но если в городе есть школы или сады с инклюзивными группами, то в районах дела обстоят куда хуже. Зачастую в них нет даже необходимых специалистов в поликлиниках, которые могли бы диагностировать заболевания.

Уже больше года в районы в рамках проекта «Стационар на автобусе» по графику выезжают детский психолог, психиатр, логопед, педагог.

«Это некая мини-диспансеризация. Но сейчас крайне необходимо, чтобы в каждой школе или хотя бы в каждом районе были в школах и садах инклюзивные классы, чтобы родители не носились сломя голову, не зная, куда пристроить детей», — говорит доктор Кодзаев.

В России вопрос работы с детьми-аутистами стоит крайне остро. Штаб республиканского ресурсного центра инклюзивного образования состоит всего из восьми сотрудников. Самому младшему ребенку, который проходит обучение, еще нет трех, а старшему — 18. Кто-то из детишек занимается в группах, к кому-то специалистам приходится выезжать на дом.

«Есть дети, которым мы в силах помочь, а есть те, которым нужна помощь других специалистов, тут мы можем только подсказать, к кому обратиться. Если ребенок остается у нас, то его закрепляют за психологом или же включают в группу для адаптации», — рассказывает руководитель центра Алена Рамонова.

Обращений в центр очень много, что говорит о его востребованности и масштабе проблемы. Также в республике с детьми-аутистами работают специальная (коррекционная) общеобразовательная школа-интернат, центр «Доверие», комплексные центры обслуживания населения, но работа у них пока идет не сообща. Кроме того, 10 школ республики участвуют в программе «Доступная среда», в этом году в программу должны войти еще пять школ.

«Инклюзивное образование уже есть, но работает оно очень не структурировано. Все свелось к техническому оснащению. Но тут главный вопрос — педагоги», — продолжает руководитель центра.

За полгода в центре прошли обучение все педагоги города и районов, которые в этом учебном году берут первые классы, а также директора и психологи детских садов. Когда полгода назад центр начинал эту работу, руководители школ и садов задавали только один вопрос: «как сделать так, чтобы ребенок к нам не попал?». Сейчас же они просят: «научите нас, как работать с этими детьми». Упор центром делается на детские сады, так как работа с детьми помладше более эффективна, хоть и энергозатратна.

Специалисты коррекционного образования называют несколько основных проблем в работе с аутистами: нехватка кадров, помещений и скоординированной работы всех служб.
Анна 15-Азиева