15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
22°
(Ясно)
49 %
1.87 м/с
Детскую трансплантологию отрегулируют окончательно
07.12.2016
13:22
Детскую трансплантологию отрегулируют окончательно

Думский комитет по охране здоровья вошел в активную фазу разработки законопроекта о пересадке органов погибших детей. Этот вопрос, как отметил главврач ДРКБ Мурат Икаев, актуален и для Северной Осетии.  

Дети, ожидающие операцию по трансплантологии, должны получить хоть какую-то надежду, что будут жить, говорит председатель комитета парламента по соцполитике, здравоохранению и делам ветеранов Виталий Базаев, комментируя закинициативу. В действующем законе отсутствует раздел «Детская трансплантация», но операции по пересадке органов все же проводятся от близких родственников. Нововведение предполагает пересадку детских трупных органов. Причем базовым критерием для трансплантации органов погибших детей будет письменное согласие обоих родителей.

«Я к этому отношусь хорошо, потому что есть большое количество людей с врожденными пороками развития сердца, легких, печени и т.д. И если погибший ребенок имеет возможность спасти больного, умирающего, почему бы это не разрешить?», — сказал депутат.

При этом, как отметил Базаев, в трансплантологии большое значение имеют этические моменты. Не каждый родитель «чисто психологически к этому готов».

«Другие же, напротив, относятся лояльно. У нас были на эту тему разговоры с людьми, и некоторые говорят, что если я буду знать, что мое сердце бьется в груди какого-то другого ребенка, мне от этого будет намного легче», — сказал Базаев.

При этом парламентарий отметил, что в трансплантологии есть и спорные вопросы, которые «окончательно не отрегулированы». Главный из них — момент констатации смерти.

«Были прецеденты, когда жаловались на то, что якобы пациента можно было спасти, а у него уже изъяли орган. Поэтому, если говорить в общем, конечно, я за соблюдение всех этих этических моментов», — сказал Виталий Базаев.

Его точку зрения поддержал и главный врач ДРКБ Мурат Икаев. Он отметил, что больше всего в республике детей, ожидающих пересадку почки. Принятие закона, по его словам, сможет в разы уменьшить случаи смертей от почечной недостаточности.

«У нас в республике нет случаев гибели детей от почечной недостаточности. Да, были экстренные случаи, когда надо было срочно пересаживать, но мы успевали, отправляли в Москву. За последнее время было 6 детей, которым пересадили почку, но все трансплантации были выполнены от родственных материнских почек. В настоящее время с диагнозом хроническая почечная недостаточность в республике только 4 ребенка. Из них в ближайшее время может понадобиться пересадка одной девочке, остальные идут по медикаментозной терапии», — рассказала завотделением нефрологии РДКБ Лариса Кокаева.

При этом медики отметили, что трансплантологией занимаются только в федеральных центрах. Поэтому, если ребенок погибнет в республике, и у него изымут орган здесь, естественно, что его могут не успеть доставить в Москву для пересадки.

Не менее важный вопрос – работа с родителями, их психологическая подготовка.

«Мы должны приобщать наше население к тому, что, погибая, можно спасти другого ребенка, ведь чужих детей не бывает», — заключил Мурат Икаев.

Подобное донорство не имеет запретов и с религиозной точки зрения, отмечает богослов, председатель правления Северо-Осетинской миссии христианского милосердия Валерий Луничкин. «Само продление жизни и все, что можно сделать для этого руками врачей, церковь одобряет, причем все три ветви церкви: и католическая, и православная, и протестантская», — сказал Луничкин.

Готовящийся законопроект, кроме детского посмертного донорства, подразумевает создание электронного федерального регистра доноров органов, донорских органов и пациентов-реципиентов.

В закон о трансплантации 1992 года не раз вносились изменения, в том числе касающиеся изъятия органов у детей.

Закинициатива о детской трансплантации не первый год обсуждается специалистами и попадает на страницы прессы. Так, известный детский врач Леонид Рошаль в «Российской газете» высказал мнение, что родители безнадежно больного ребенка, которого невозможно спасти, в большинстве случаев дадут согласие на забор его здоровых органов, чтобы спасти жизнь другому малышу. В свою очередь, директор федерального научного центра трансплантологии и искусственных органов им. академика Шумакова Сергей Готье отметил, что в некоторых случаях спасти человека можно только с помощью посмертного донорства. Особенно это касается тех случаев, когда родители не могут стать донорами своему ребёнку по состоянию здоровья.

Есть у нового документа и противники. Одни считают, что объявлять умершим человека с бьющимся сердцем — бесчеловечно. Другие предупреждают: врачи-трансплантологи могут злоупотреблять служебным положением и пр.

По словам депутата Госдумы, члена комитета по охране здоровья Александра Петрова, работа по подготовке законопроекта о пересадке органов погибших детей будет завершена в течение осенне-весенней сессии Госдумы. «Один погибший человек спасает 7-8 жизней. Рабочая группа, занимающаяся изменениями в закон о трансплантации, где появится новый раздел "Детская трансплантация", есть. Речь идет только о некоторых видах трансплантации органов погибших детей", — сказал Петров, добавив, что на данный момент этот вид пересадки органов в России запрещен.

В то же время, как показывает мировая практика, пересадка здорового органа взамен больного от ребенка к ребенку возможна, причем в некоторых странах проводится и трупная трансплантация. Детское донорство разрешено в США, Канаде, Германии, Великобритании, Испании, Индии и т.д.

В Израиле департамент трансплантации органов детской больницы «Шнайдер» является основным центром в стране по пересадке печени и почек от живого и мертвого донора для детей и подростков. При некоторых заболеваниях департаментом проводится пересадка двух органов одновременно: сердца и легких или почки и печени. В среднем здесь проводится 30 трансплантаций в год: около 10 пересадок печени, 15-20 пересадок почки, а также, несколько трансплантаций легких и сердца. Однако подобные операции – весьма дорогостоящие.

Так, например, в ведущих клиниках и институтах Москвы и Санкт-Петербурга стоимость пересадки печени по государственным стандартам составляет около 800 – 900 тыс.рублей. В университетской клинике Мюнхена стоимость такой же операции — около 200 000 евро, приблизительно столько же стоит пересадка печени в Израиле, а в медицинском центре университета Вандербильта (США) трансплантация этого органа обойдется в 500 000 долларов.

Отметим, большая часть респондентов «15-го Региона» поддерживает законодательную идею о пересадке органов умерших детей. Как показал опрос, проведенный на сайте, 63% проголосовавших считают, что это спасет много детских жизней. При этом, по мнению 37%, новая закинициатива не укладывается в морально-этические нормы.

 

Наталья 15-Цховребова