15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
19°
(Облачно)
82 %
3 м/с
Дмитрий Копанев: Следователь для всех добрым быть не может!
10.03.2011
18:38
Дмитрий Копанев: Следователь для всех добрым быть не может!

Расследование любого преступления подразумевает несколько этапов, а характер злодеяния определяет и вид подследственности. На слух обывателя словосочетание «Следственное управление» воспринимается не иначе как ведомство, где кропотливо ведется работа по выявлению всех обстоятельств и причин содеянного. В принципе так оно и есть, но закон определяет и разграничение следствия по степени тяжести расследуемых преступлений…
Беседуя с заместителем министра внутренних дел по Северной Осетии начальником Следственного управления подполковником юстиции Дмитрием Копаневым, мы попытались выяснить, в чем же заключается это разграничение и каков наработанный следственный багаж в управлении?

— Расследованием всех совершаемых в республике преступлений занимаются два ведомства: Следственное управление Следственного комитета по Северной Осетии и Следственное управление при МВД по РСО–А. Работа наша практически не пересекается, поскольку законом четко определены функции и полномочия обеих структур. Наша «епархия» — грабежи, разбои, дорожно-транспортные происшествия, различного рода махинации… А Следственное управление при прокуратуре занимается расследованием более тяжких преступлений — убийств, изнасилований, терактов…
— Дмитрий Георгиевич, а не испытывают ваши сотрудники некую профессиональную ревность в отношении своих коллег из Следственного комитета? Ведь получается, вам достается лишь криминальная «мелочевка»…
— Отнюдь. Ведь зачастую эта, как вы говорите, «мелочевка» позволяет выйти на раскрытие серьезных преступлений. Скажем, расследуем грабеж, задерживаем подозреваемого, а за ним, оказывается, числится и убийство. Тогда уже подключаются наши коллеги из управления Следственного комитета. И наоборот: когда они расследуют тяжкое преступление и выявляют побочно факты разбоя или грабежа, по этой линии передают дела нам.
— Если обратиться к итогам работы вашего управления в прошлом году, какие наиболее типичные преступления были в обойме следствия?
— Прежде всего это имущественные преступления: кражи, грабежи. В последние 3 года настоящей эпидемией стали кражи сотовых телефонов, они самым серьезным образом тянут статистику раскрываемости вниз…
Сегодня следователи органов внутренних дел расследуют уголовные дела по 70% совершаемых в республике преступлений. В прошлом году в производстве нашего управления находилось 4808 дел, из них расследовано 3052. В суды с обвинительным заключением направлено 1112 дел в отношении 1324 фигурантов.
Основной нашей задачей является концентрация всех усилий на борьбе с оргпреступностью, коррупцией, проникновением криминала в экономику…
— Ох, уж эта пресловутая борьба с коррупцией. Не кажется ли вам, что в последнее время стало просто модно говорить об этом явлении как о национальной угрозе и т. д., и т. п.? А реального результата борьбы с ней как не было, так и нет…
— А вы хотите истребить коррупцию моментально, одним махом? Работа ведется кропотливая, и наработки определенные есть. Достаточно сказать, что в прошлом году в производстве следователей отделов внутренних дел республики находилось 293 уголовных дела о преступлениях коррупционной направленности, из которых 119 уже окончены с обвинительным заключением.
— Не удивлюсь, если основная их часть связана с получением заурядных взяток в пятьсот или тысячу рублей…
— Не могу разделить ваш скепсис. Надо понимать, что в современном обществе коррупция уже давно перешагнула рубеж пресловутого конверта с деньгами. Развитие технологий, применяемых в финансово-кредитной сфере, дает широкие возможности для разнообразных методов совершения коррупционных деяний.
— Это понятно. А выявлять их удается? Кто уже попал в ваши сети?
— Да за примерами далеко ходить не надо. Вот уголовное дело по обвинению З. Кяхиевой, А. Кантаевой, М. Тибиловой и А. Абаевой, которые путем мошенничества организованной группы совершили хищение денежных средств Пенсионного фонда РФ в крупном размере на общую сумму 2 миллиона 236 тысяч рублей. По данному делу судом вынесен обвинительный приговор, всем фигурантам назначено наказание в виде лишения свободы условно.
— А похищенные деньги фонду вернутся?
— Конечно. В производстве следственной части находилось и уголовное дело, возбужденное в отношении руководителей Владикавказского МУП «Служба единого заказчика по жилищно-коммунальным услугам». Было установлено, что с ноября 2004-го по сентябрь 2008 года директор и главный бухгалтер этого предприятия незаконно, используя свое служебное положение, под предлогом оплаты выполненных работ по ремонту муниципального жилищного фонда перечисляли на расчетные счета подконтрольных организаций деньги со счетов ВМУП «СЕЗ по ЖКУ». Фактически же эти организации никаких работ не выполняли. В результате из бюджета Владикавказа были присвоены более 67 миллионов рублей. В данный момент дело с обвинительным заключением направлено в суд, который и определит степень вины каждого фигуранта.
Сейчас мы расследуем объемное уголовное дело в отношении нескольких молодых людей, жителей нашей республики, которые, объединившись в устойчивую вооруженную группу, с марта по август 2009 года во Владикавказе совершили серию тяжких и особо тяжких преступлений: причинение тяжкого вреда здоровью, кражи, хищение и незаконный оборот оружия. Уже задержано 10 человек, расследование продолжается, поэтому их имена пока назвать запрещает закон.
— Вы возглавляете Следственное управление МВД по Северной Осетии почти полтора года. Можете уже оценить потенциал своих подчиненных? Кстати, каков их численный состав?
— В нашем управлении в штате 194 сотрудника. Работа следователя — специфическая, она требует усидчивости, внимания, аналитического склада ума. По большому счету, основная часть сотрудников демонстрирует необходимый профессионализм, да и работа над его повышением ведется постоянно: многие наши сотрудники уже окончили Волгоградскую высшую следственную академию.
Вместе с тем начавшиеся реформы в системе органов внутренних дел еще четко не определили структуру следствия. Скажем, в ближайшее время предстоят изменения в определении подследственности по ряду преступлений. К примеру, с января 2012 года расследование фактов взяточничества и ряда экономических преступлений будет отнесено к ведению СК РФ, а с нынешнего года этому ведомству уже передано расследование дел по налоговым преступлениям. Но хочу еще раз отметить: ревностной конкуренции между органами, осуществляющими следствие, нет! Есть здоровое взаимопонимание и желание действовать на конечный результат: торжество Закона.
Быть добрым для всех следователь не может априори: и у потерпевшего, и у обвиняемого есть, грубо говоря, своя правда. А наша главная задача — дойти до истины. Профессионально и беспристрастно!З. Тимченко, «Северная Осетия»