15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
16°
(Облачно)
76 %
2.14 м/с
Дождем размытая судьба: история группы «Фабрика»
13.04.2019
23:34
2 430
Дождем размытая судьба: история группы «Фабрика»

Ежегодно 13 апреля миллионы людей отмечают Всемирный день рок-н-ролла. В Осетии о представителях данного музыкального жанра можно рассказать много интересных историй. Пожалуй, одна из самых драматичных связана с владикавказской группой «Фабрика».

Она образовалась в 1998 году в результате слияния коллективов «Post» и «Zoster». В состав группы вошли Юрий Мальцев (вокалист), Сергей Дементьев – «Дёма» (гитара), Артем Колпаков (бас-гитара) и Николай Козаев – «Ник» (барабанщик).

При всех минусах 90-х для рок-н-рольщиков Владикавказа существовал один весомый плюс: их творения были свободны от рамок индустрии и политики, а потому развивались своим, независимым путем.

Ребятам было от 20 до 25 лет. Все они находились в дружеских отношениях между собой и большое количество времени проводили вместе. Разумеется, много мечтали. Все-таки рок в то время был «живее живых». Он и сейчас не мертв, но тогда значительно чаще слышались ориентиры и виднелись высоты до которых простым, но безусловно талантливым молодым парням, хотелось дотянутся.«В 1999-м году у нас наконец-то появилось помещение для репетиции. Мы стали придумывать песни. Брали «зостеровские», «постовские» вещи и уже переосмысливали их. Юра писал много музыки, но 80% из его сочинений нами отбраковывалось. Тем не менее, было из чего выбирать. Каждый из нас вносил свою лепту в творчество. Нередко мы импровизировали вместе. Позже у нас появился клавишник Руслан Ортабаев. Амбиции были достаточно высокими, мы не хотели быть звездами только регионального масштаба, планировали записывать альбом и поехать с ним в Москву. Но денег на это не хватало. Музыка нас особо не кормила. Хотя первые деньги за выступление мы получили во Владикавказе при содействии Вовы Езеева. Он тогда работал в комитете молодежи при правительстве. Любил Britpop, в частности «Manic Street Preachers». Вова помог нам записаться в студии. Позже мы попали в эфир «Нашего радио», пусть и не в ротацию. Уже тогда нам стало ясно, что для того, чтобы чего-то серьезного добиться необходимо уезжать в Москву. Надеяться на то, что из глубинки можно стать «трендом» было наивно. Для роста популярности нам следовало постоянно напоминать о себе именно в столице. Таковы были реалии того времени. Сегодня тот же YouTube и многие интернет-площадки заметно упрощают коммуникацию между отдаленными регионами как России, так и зарубежья. Если бы в наше время было что-то подобное, думаю, мы могли бы довести свои песни и общий профессионализм до должного уровня», — рассказывает Артем Колпаков.

Стоит отметить, что к 2000-му году «Фабрика» имела солидную аудиторию в Северной Осетии. Огромную помощь в плане становления группы оказал Джанлей Джиоев. Ребята часто выступали на концертах, провели один сольный. Он прошел во «Дворце Металлургов». Люди, посетившие то мероприятие, до сих пор помнят удивительные чувства, которые тогда у них вызвало выступление группы. Оно было более чем приличным.

Судьбоносным для коллектива стал «перфоманс» в Москве. К тому времени в группе сменился клавишник, место Руслана Ортабаева занял Алан Сосиев (ныне Асламазов). В итоге, ребята при помощи Саши Осиновского (DJ Fresh), сыграли на одной площадке с известными исполнителями и выглядели на их фоне великолепно. Вместе с тем, окунувшись в большой мир музыки, владикавказские рокеры поняли, что ввиду отсутствия денежных возможностей, им вряд ли удастся поддерживать и развивать свой статус. Проще было искать собственные пути реализации. Группа распалась. Первым в Москву уехал Ник. Позже все ребята перебрались в столицу. Продолжали общаться и собираться вместе. У «Фабрики» вполне могла бы быть вторая жизнь, ведь коллективы часто расходятся и воссоединяются вновь. Вот только события в жизни рокеров стали происходить роковЫе.

«Весной 2001 года Дёму пригласил в одну тульскую группу наш общий знакомый Денис Иванидзе. Они отправились на гастроли в Бельгию. Там люди были падки на русский «фолк». После одного из концертов, они долго ждали автобус. Было холодно, Дёма был без шапки и вроде как простудил голову. Во Владикавказ он вернулся уже больным. Успел отметить свой день рождения, но потом его госпитализировали. Оказалось, что у него появилась инфекция на коре головного мозга. Он пролежал в больнице все лето, а в сентябре его не стало. Это была большая утрата для всех нас. Но, как говорится, беда не приходит одна: через два года мы потеряли Юру…

В то время мы жили в Москве. Каждый старался найти себя. Общались в интернете на форуме группы. Там же назначали встречи, делились планами. В какой-то момент он пропал. Ничего не писал несколько дней. Телефона у него не было. Ну, думали, чего не бывает? Но позже с нами связалась сотрудница компании, в которой он работал. Она сообщила, что Юра лежит в больнице скорой помощи на Стромынке (прим. ред. — Городская клиническая больница имени братьев Бахрушиных Поликлиническое отделение, адрес ул Стромынка, 7). Его нашли на улице, он лежал, потеряв сознание. Потом мы стали выяснять обстоятельства произошедшего. Как стало известно из рассказа его подруги, накануне он подрался с какой-то компанией. Мог бы пройти мимо, но как мужчина с Кавказа, он этого не сделал. В результате инцидента, у него образовалась гематома, на что Юра, по всей видимости, не обратил должного внимания. Через несколько дней, просто идя по улице, он упал, впал в кому и больше из нее не вышел.

Обе смерти были неожиданными. Предчувствия беды у нас не было. Говорить о каком-либо фатализме тоже не приходится. Дёма долго болел. Мы уже понимали, что даже если он останется жив, то не будет прежним. Потому что все, что связано с болезнями мозга, серьезно меняет человека. Это было очень печально. Мы с ним крепко дружили. Были не просто коллегами, а именно друзьями. Юра, в свою очередь, был довольно прагматичным человеком, но в то же время, бесконечно творческим. Наверное, ничего не может быть хуже смерти. Но я надеюсь, что ребята умерли более-менее удовлетворенными жизнью людьми. Хотя, конечно же, они не успели сделать всего того, что хотели. Сейчас мне трудно поверить в то, что наша группа существовала всего три года. Ведь каждый прожитый тогда день был чем-то замечателен. Многие моменты запомнились на всю жизнь», — говорит Артем Колпаков.

Сохранил теплые воспоминания о времени, проведенном в «Фабрике», также барабанщик коллектива Николай Козаев (Ник).

«Из сегодняшнего дня это смотрится как счастливое беззаботное время, когда все получалось, мы все были амбициозными, чего-то хотели. Нам было комфортно вместе, друг друга понимали с полуслова. Сходились как в музыкальных вкусах, так и в предпочтениях. У нас не было ярко выраженного лидера в группе. Каждый имел равное право голоса и делал то, что мог. Было очень весело.

Вот только очень жаль, что наших друзей давно уже с нами нет. Их не хватает. Дёма был гением, как гитарист. Абсолютно убежден в этом. Я оцениваю музыкантов даже не столько по виртуозному владению инструментом, сколько по собственному взгляду, лицу и манере игры. В этом плане он всегда был оригинален. Что касается Юры, то к нему я относился как к младшему брату. Он в любой момент мог остаться у меня заночевать, для него всегда был накрыт стол. Он писал очень интересные песни. Человек знал себе цену, но никогда никому ничего не доказывал. Кроме того, он прекрасно пел. На мой взгляд, Юра был идеальным вокалистом.

Конечно, обидно, что в наше время не существовало YouTube, но что поделать? В те годы добиться чего-то было равносильно чуду, потому что такого института как «музыкальное продюсирование» в принципе в России не имелось. Чтобы где-то себя показать, нужны были средства. Мы приезжали, выступали, но нам говорили: «Вы – молодцы, платите деньги, и мы попытаемся вас раскрутить», — поделился Ник.

После «Фабрики» Артем Колпаков работал на разных радиостанциях, включая «Европа Плюс», «Серебряный дождь». В настоящее время он продолжает заниматься музыкой. Имеет мега-успешный, известный на всю страну детский проект «Синий трактор», в котором использует идеи, которые пробовались в «Zoster» и «Фабрике».

Николай Козаев после распада «Фабрики» поработал с группой Zalex, где вокалистом успел побыть Юрий Мальцев. С этим коллективом осуществилась давняя мечта Ника: ребята поучаствовали в американском трибьюте группы The Cure, став единственными представителями России в альбоме из 17 песен. В целом Zalex были очень интересными. Под нью-металлический саунд и достаточно жесткий звук, чистый голос Юры звучал восхитительно. Но с его смертью – группа распалась. В настоящее время Ник живет и работает в Минске. Музыкой не занимается, но зачастую включает старые вещи «Фабрики» своей дочери. Ей нравятся записи группы.

Стоит добавить, что после распада владикавказской «Фабрики» в стране в ходе популярного музыкального проекта «Фабрика звезд-1» сформировалась женская поп-группа «Фабрика». Она обрела всероссийскую популярность. Произнося само слово «Фабрика», тысячи тинейджеров начала нулевых ассоциировали его с Александрой Савельевой или Сати Казановой. Но те, кому сейчас за 40, те, кто слышал настоящую, владикавказскую «Фабрику» никогда не забудут звучание и голос коллектива, имевшего индивидуальный стиль и выстроенную концепцию собственного творчества. Жаль только, что времена эти сейчас «Далеко-Далёко»…

Александр 15-Кучиев