15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Облачно)
52 %
3.06 м/с
ЕГЭ прошел на удовлетворительно
01.07.2014
13:39
ЕГЭ прошел на удовлетворительно

В интервью «15-му Региону» министр образования и науки Северной Осетии Алан Огоев рассказал о результатах ужесточения мер на едином госэкзамене.

— Каковы у нас результаты ЕГЭ? Хотелось бы услышать цифры по всем предметам.

— Говорить о результатах пока рано, потому что мы только получили данные по резервным дням. Сам процесс сдачи ЕГЭ еще не завершен. Дополнительная волна закончится 17 июля. Кроме того, сейчас проходят апелляции. Но, естественно, основная масса выпускников экзамен уже сдала. Поэтому корректировки по результатам будут незначительные.

Предварительно могу сказать, что в республике средний балл по русскому языку составляет 56 при минимуме 24 и порядка 35 по математике при минимуме 20. Самое главное, о чем можно говорить, это процент не преодолевших минимальный порог. Это ученики, которые получили двойки. Их у нас 7%, то есть около 400 человек. Они в этом году аттестат не получат, соответственно, не смогут поступить в вуз.

— В какую сторону изменились показатели по сравнению с прошлым годом?

— Традиционно в республике высокие баллы по химии, биологии, английскому языку, в среднем это 45-47 баллов. По этим результатам мы вписываемся в общероссийский тренд. Однако мы очень расстроены результатами по физике. Этот предмет с каждым годом становится менее востребованным. В этом году его сдавала 1000 человек, тогда как в прошлые разы 1500-1700 человек. Соответственно, количество не сдавших приближается к 40%. Также неудовлетворительный результат мы получили по истории, а порядка 19% выпускников не преодолели порог и по географии и литературе.

В целом результаты ЕГЭ удовлетворительные. Но очень важно помнить, в каких условиях мы его сдавали. Экзамен прошел максимально прозрачно и объективно. Существенных замечаний или нареканий со стороны федерального центра у нас нет. Были отдельные недоработки и провалы в части организации в каких-то пунктах. Мы знаем, над чем нам надо работать и как готовиться к следующему году. Участники ЕГЭ постепенно приходят к пониманию, что не стоит надеяться на списывание.

— У вас есть уже данные по другим регионам России? Какую позицию занимает наша республика?

— По предварительным данным, по СКФО мы находимся на одном уровне с Кабардино-Балкарией и Ставропольским краем. Сегодня нужно было просто оценить наши знания.

— Правда ли, что Северная Осети выбилась в «лидеры» по количеству удаленных с экзамена учеников?

— Одним из негативных последствий ужесточения стало решение об удалении детей, воспользовавшихся телефонами. Они остались без права пересдачи в этом году. С экзаменов были удалены более 40 человек. Также два КИМа мы обнаружили в сети интернет. Эти дети в этом году тоже не получат аттестаты. Отсмотр материала с камер видеонаблюдения продолжается, и количество выпускников, чьи результаты, возможно, будут аннулированы, может увеличиться.

— В этом году во Владикавказе был введен жесткий контроль за проведением госэкзамена. Знакомая сдавала ЕГЭ в Ирафском районе. Там на пунктах не было камер. Рискну предположить, что их не было и в других районах республики…

— Хочу отдельно отметить, что во всех пунктах приема экзамена в нашей республике и в соседних субъектах РФ были созданы единые условия. Это организация видеонаблюдения, присутствие федеральных инспекторов и общественных наблюдателей. С уверенностью говорю, что камеры были везде. Есть человеческий фактор, который мы не можем исключать, но он не повлиял на конечный результат.

— Еще один пример — соседняя Чечня, президент которой лично запретил установку камер.

— В Чеченской республике единый госэкзамен сдают под видеонаблюдением уже 5 лет. Это был первый субъект РФ, который установил камеры на пунктах сдачи и на протяжении пяти лет показывал самые низкие результаты по стране. Но зато они уже сегодня показывают честный объективный результат, потому что к этому процессу они были готовы. Они привыкли психологически и самое главное, они понимали, что нужно готовиться к экзамену, не рассчитывая на чужую помощь.

— Скольким выпускникам понадобилась медицинская помощь во время сдачи экзамена?

— Эти данные мы сейчас обрабатываем. Много обращений было по поводу ухудшения состояния: либо повышалось, либо понижалось артериальное давление, дети теряли сознание. На такие случаи возле каждого пункта дежурила карета скорой помощи. Непосредственно в школах находились два медработника, которые оказывали первую помощь. Обращений к врачам было очень много. Госпитализировали не более 15 человек, но никаких серьезных случаев мы не зафиксировали.

— По республике ходит множество слухов, в частности, о самоубийствах и попытках суицидов, причиной которых якобы стал стресс на ЕГЭ или неудачная его сдача. Как это прокомментируете?

— Эти слухи должны опровергать сотрудники минздрава. На сегодняшний день ни одного случая летального исхода выпускника у нас нет. Да, страшилок много ходило. Был случай суицида в Алагирском районе. Но это был взрослый мужчина. Видимо, с этим и связано распространение подобной информации.

— Новой лазейкой для выпускников стали медпункты, сотрудники которых если не помогали, то как минимум не мешали школьникам списывать. В пример могу привести случай, когда врач прямо спрашивал выпускника — «тебе на самом деле плохо, или нужно списать?».

— Да, ребенок может испытывать серьезный стресс, тем более когда впервые проходит через такое. Мы заранее всех предупреждали и готовили. Обращение к врачам не носит характера только определения самочувствия. Значение имеет сам факт выхода из аудитории, общение с врачом, который по-доброму относится к ребенку. Уверен, что даже если дети и получали консультации в медпунктах, это не могло повлиять на результат экзамена.

— Ужесточение мер произошло очень резко. Как считаете, было ли это целесообразно, если учитывать факт снижения минимального порога. В прошлом году, набрав 36 баллов по русскому языку и математике, выпускник получал тройку. Сейчас для положительной оценки школьнику необходимо получить всего 20-24.

— Здесь важно понимать, что это государственная политика в области образования. Сейчас мы подошли к тому моменту, когда нужно было кардинально менять систему, которая не показывала объективной картины, не позволяла проводить качественный отбор в вузы. Фактически это стало вопросом национальной безопасности. Снижение порогов связано с результатами. В целом по стране результаты гораздо ниже, чем в предыдущие годы. Это при том, что ни на одном предмете по выбору минимальный порог снижен не был. Уверен, что на следующий год картина будет меняться, и порог вновь повысится.

— Можете ли подтвердить информацию о том, в этом году на факультетах республиканских вузов снижен проходной балл?

— Да. Мы уже получили письмо от Рособрнадзора, где говорится, о каком минимальном балле идет речь. Если раньше вузы устанавливали его на уровне 56 баллов, то сегодня баллы по программе бакалавриата и специалитета остались минимальными. По русскому языку, физике, химии, биологии это 36 баллов, информатике — 40, обществознанию — 39, географии — 37, истории и литературе — 32, математике — 24, иностранным языкам — 20.

— Оправдали ли себя все нововведения в проведении экзамена? Республике нужны были именно такие результаты?

— Мы не совсем согласны, что данные ужесточения нужно было проводить именно в 11-м классе. Позиция нашего министерства заключается именно в том, чтобы максимально объективно проводить государственную итоговую аттестацию (ГИА) школьников в 9-м классе. Чтобы они уже понимали, насколько правильный выбор они делают с точки зрения профориентации, способны и готовы ли они осваивать программу полного среднего образования и поступать в вузы. Ведь опыт советской системы говорит о том, что много выпускников выбирали направление среднеспециального образования. Правильная профориентация как раз в том и заключалась, что люди, максимально нацеленные на более глубокое изучение полной программы, занимались интенсивнее. Сейчас мы видим, с какой мотивацией дети переходят в 10-й класс. Сегодня мы недорабатываем в вопросе ГИА, позволяя немотивированным и незаинтересованным в учебном процессе детям продолжать обучение в 10-11 классах. В этом году ГИА проходила в тех же условиях, что ЕГЭ, однако контроль за этим процессом отдан муниципалитетам. Говорить об объективности рано, нарушений много. Нужно поэтапно решать проблему.

— Насколько нам известно, ужесточение мер на госэкзамене позволит контролировать не только школьников, но и оценивать работу учителей.

— Действительно, объективное проведение экзамена позволяет нам качественно проводить работу по квалификации учителей, по выяснению причин, почему те или иные школы, классы являются неуспешными. Сейчас будут направлены дополнительные финансовые ресурсы именно на поддержку педагогических вузов, институтов повышения квалификации в части организации правильной методической работы с учителями-предметниками. Если раньше мы замыливали глаза, скрывали наши недостатки и не исправляли их, то сегодня крайне необходимым было показать реальную картину в системе образования. И мы это сделали.

— Недавно «15-й Регион» проводил опрос среди учителей школ. Большинство из них поддерживают систему ЕГЭ. А как к такой форме экзамена относитесь вы?

— Я думаю, не совсем корректно сравнивать традиционную форму с ЕГЭ, так как единый госэкзамен сегодня позволяет выпускнику сразу же подавать документы и поступать в вузы без дополнительных испытаний. Традиционная форма подводила некую черту, итог освоения учебной программы и не более того. Это принципиальное отличие. Сегодня ЕГЭ является именно инструментом оценки качества, и он совершенствуется, что очень важно. Из разговоров неосведомленных людей мы слышим, что ЕГЭ — это тест. На самом деле лишь 30% экзамена содержат тестовые задания. Все остальное — это аналитическая работа, сочинения и т. д. Я считаю, что ЕГЭ отлично раскрывает потенциал ученика, его знания.
Милана 15-Тадеева