15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
15°
(Облачно)
93 %
2 м/с
Его жизнь – урок мужества и патриотизма
04.08.2011
17:59
Его жизнь – урок мужества и патриотизма

Один из самых образованных людей своего времени, глубоко преданных родному народу и безмерно любящий Осетию. В его жизни было много подвигов. Он открыл первую школу в Беслане, на лично заработанные деньги построил и подарил людям цейскую здравницу, защитил от разрушения Алагирский храм, открыл в нем музей, научил грамоте тысячи людей, перевел и открыл осетинам бессмертные творения русской и зарубежной классики… И это все о Бабу Зангиеве. Спустя 74 года после смерти благодарные потомки решили увековечить его память в родном Алагире. 28 июля, в День крещения Руси, на здании Алагирского собора была открыта мемориальная доска Бабу Касаевича.

На церемонии открытия присутствовали архиепископ Владикавказский и Махачкалинский Зосима, благочинный Владикавказского округа протоиерей В. Шауэрман и другие представители Православной церкви, глава АМС Алагирского района А. Бараков, представители фамилии Зангиевых и общественность г. Алагира.
Освятив и благословив скульптурную композицию на стене собора Вознесения Господня, архиепископ Зосима обратился к присутствующим:
— Знаменательно, что в этот день мы вспоминаем великого человека, который в страшные времена испытаний сохранил веру в своем сердце и храм для людей. Храморазрушители ушли в беспамятство, а дух Бабу Зангиева торжествует и радуется. Как все великие люди он предвидел, что пройдет время безбожия, и народная тропа не зарастет к храму.
Сегодня происходят брожения в умах, в последнее время мы ищем каких-то выдуманных национальных героев, а вот она — душа современного осетинского православного народа. Бабу Зангиев продемонстрировал, что народ Осетии жертвенно предан православию, и сердце свое отдал ей. Нам надо помнить этого человека, его веру и любовь к прошлому и к нам, и передавать их нашим детям.
Затем архиепископ Владикавказский и Махачкалинский Зосима «преподнес» прихожанам Алагирского собора подарок, представив нового настоятеля этого храма благочинного Алагирского округа, иеромонаха Гая.
Со словами благодарности к представителям Православной церкви, фамилии Зангиевых, автору композиции, заслуженному художнику России, скульптору Михаилу Дзбоеву и всем гостям за то, что это значимое для алагирцев событие, наконец, состоялось, обратился глава АМС Алагирского района Артур Бараков.
Волнительным и проникновенным было выступление поэтессы, публициста Риммы Сотиевой, которая на протяжении многих лет изучала жизнь этого удивительного человека, по крупицам собирая факты его биографии. И сейчас она еле сдерживала слезы: «Провидение Господне сотворило вновь свое доброе дело и сегодня, в День крещения Руси, открывается мемориальная доска этому удивительному человеку. Бог дал Алагирскому району великого учителя. Это слово сегодня звучит прозаически, но в нем сокрыта глубокая философская мысль, мудрое значение. Учителем настоящим, с большой буквы, и был Бабу Зангиев».
От имени фамилии Зангиевых особую признательность всем, кто посчитал своим долгом прийти и вспомнить добрым словом их знаменитого старшего — архиепископу Владикавказскому и Махачкалинскому Зосиме, АМС района, автору проекта М. Дзбоеву, представителям фамилий Марзоевых и Зангиевых и др., без которых этого события могло и не быть, выразили один из организаторов и инициаторов этого торжественного мероприятия Чермен Зангиев и сын Бабу Касаевича — Дмитрий Бабуевич.
… Выдающийся осетинский просветитель, краевед, переводчик Бабу Касаевич Зангиев родился в ауле Верхний Мизур Алагирского района в 1869 году в семье почтенного горца. Единственный сын в семье, рано оставшись сиротой, он сполна познал всю тяжесть жизни. Однако трудности никогда не были помехой на его пути. Он прекрасно справлялся и с домашней работой, и с учебой. Кутаисскую учительскую семинарию окончил с отличием. Мог выбрать перспективную работу, но счел своим долгом вернуться в родную Осетию и вместе с Гакка Гутиевым в Беслане открыть первую школу.
Тогда в Беслане было всего 200 дворов. Школы не было. Дети обучались в мечети. Да и помещения для школы не было. Гакка потеснил свою семью, выделил у себя в доме две комнаты для детей бесланцев, и Бабу Зангиев стал обучать их грамоте. Он был единственным учителем в школе, учительских кадров не хватало.
В те годы Бабу Зангиев впервые познакомился со стихами Коста Хетагурова. Вскоре познакомился и с самим поэтом. Потом была вторая встреча с Коста Левановичем во Владикавказе. Он с Тотрадзом Колиевым сидел в парке и спросил Бабу: «Почему ты оставил учительскую работу, не работаешь здесь, дома? Почему подался в Россию?».
Не остались воспоминания о третьей его встрече с Коста, когда тот был уже прикован к постели и находился в Лабе. Вместе с Цоцко Амбаловым и Миха Басиевым (отцом легендарной алагирской героини Чабахан Басиевой) Бабу ездил навестить любимого поэта. Именно им он сказал известные теперь каждому осетину слова — завещание: «К?р?дзийы уарзг?й? ц?рут, ме `фсым?рт?!»
О том, что после смерти Коста верные друзья и почитатели его таланта Цоцко Амбалов, Бабу Зангиев и Миха Басиев просили благословения у священника Александра Цаликова на то, чтобы перевезти прах Коста в Осетию и предать родной земле, помнили старожилы Осетии. В последний скорбный путь Коста Хетагурова из селения Лаба во Владикавказ сопровождали эти три славных сына Осетии. Они выполнили свой долг и воздали последние почести человеку, которого сегодня называют «Леонардо да Винчи осетинского народа». Весь мир был и их храмом, любовь была и их святыней, и каждый день своей жизни они яркими факелами светили своему осетинскому народу, освещали ему путь в мир науки, культуры, просвещения. Их жизнь — поистине прекрасный урок мужества и патриотизма.
В сердце Бабу всегда кипела жажда знаний и стремление сделать как можно больше хорошего для людей. Он мечтал все свои силы, умения, знания подарить родному народу. Потому и уговорил свою мать Госа Басиеву соорудить дом у Цейских ледников. Не ради наживы и корысти, а чтобы больные легочники могли там пожить и поправить свое здоровье. Для этого нужны были средства. Учительские сбережения являлись малой крохой для реализации такой задумки. Чтобы заработать деньги, Бабу уехал на строительство Забайкальской железной дороги.
Вернувшись в Осетию, в 1906 году он немедленно приступил к осуществлению своей мечты. Он построил в Цее первый дом в несколько комнат для проживания и помещение под столовую для тех, кто приезжал поправить свое здоровье. Кроме того, Бабу наладил контакты с органами здравоохранения.
Добившись того, чтобы Цей стал официальной здравницей, санаторием, а потом рядом выросли турбазы, альпинистские лагеря, студенческие базы отдыха, Бабу Зангиев никогда не выпячивал себя на первое место. Он стремился к тому, чтобы здесь ограничивался, совершенствовался талант молодых специалистов, будь то медицинский работник, администратор или работник сервиса. И вместе с тем невозможно было представить Цей без Бабу Зангиева. Он приглашал сюда своих многочисленных друзей и организовывал встречи с ними, вечера народной песни, конкурсы лучших танцоров и т. д. Как-то несколько дней в этом чудесном уголке Осетии проходили состязания борцов…
Настал час, когда в Цейскую здравницу стали приезжать не десятки, а сотни людей и за летние месяцы их число достигало нескольких тысяч. Трудно сказать, что считал этот неутомимый труженик главным делом своей жизни: работу в здравнице или учительство. А может, работу переводчика? Отработав три летних месяца в горах и проводив последних гостей, он спешил в Алагир к своим ученикам. Школа была его вторым домом. Но и рамки уроков он считал узкими, старался дать детям как можно больше знаний о жизни, о творчестве, рассказывал о легендарном прошлом осетинского народа, прививал любовь к родному слову. Литература была одной из его пламенных страстей, и Бабу Касаевич для перевода на родной осетинский выбирал лучшие произведения классиков русской и мировой литературы. Из-под его пера вышли замечательные переводы романа Джонатана Свифта «Путешествия Гулливера», повестей Льва Толстого «Хаджи-Мурат» и «Казаки», романа А. Неверова «Ташкент — город хлебный», рассказа М. Горького «Челкаш» и др.
Один из лучших сыновей Осетии, каждый день своей жизни отдавший служению своему народу, был безвинно расстрелян в 1937 году. Не простили ему самовольства, когда преподаватель алагирского сельхозтехникума, услышав, как рушат храм, со своими студентами пробрался сквозь толпу и стал стыдить разрушителей: «Эй, вы, силачи хваленые, не вы строили храм, не вам и рушить! Там же росписи бесценные, сделанные рукой самого Коста Хетагурова! Одумайтесь, окаянные, не портьте красоту. Не обрекайте себя на проклятье народное! Побойтесь Бога, несчастные! Спускайтесь и идите по домам».
Ему удалось спасти храм, пострадала только колокольня…
Тревога за последующую судьбу собора не давала ему покоя. Уцелевшие чудом храмы повсеместно превращали в амбары, складские помещения, конюшни. Чтобы уберечь собор от подобной участи, Бабу Касаевич задумал открыть там филиал Республиканского музея краеведения. Директор музея Николай Гозюмов поддержал его. И храм открыл двери. Он много лет был лучшим филиалом Республиканского музея краеведения.
В одном из номеров газеты «Р?стдзинад» за 1999 год публиковалась статья профессора Тамерлана Гуриева «Пастырь и благое слово», в которой была и редкая фотография корифеев осетинского просвещения. Эта фотография была сделана в 1936 году, в дни проведения конференции по вопросам языка южных и северных осетин. Среди множества прекрасных осетинских интеллигентов на фотографии можно было увидеть Бабу Зангиева, Цоцко Амбалова, Михаила Гарданова, Александра Тибилова и Васо Абаева. Эти люди были столпами просвещения и развития культуры осетинского народа. Каждый из них в общую копилку народной сокровищницы внес огромный вклад.
Многие современники Бабу, близко знавшие его, оставили свои воспоминания. Известный революционер, публицист, просветитель Гиго Дзасохов в 1910 году в статье «Алагирские впечатления» писал: «В Алагирском ущелье близ Цейского ледника выросло нечто вроде санатория для слабогрудых. Бывший учитель-осетин Зангиев Бабу построил здесь приличные номера для приезжих и завел европейскую кухню. Приезжих больных в этом году было много, и номеров Зангиева явно недостаточно. Это доброе начинание заслуживает самого серьезного поощрения со стороны правительства и общества. Главная нужда — в удобном сообщении».
Известный осетинский писатель-очеркист Ладемыр Секинаев не раз говорил о том, что своим блестящим даром он обязан учителю Зангиеву. Это он научил его ювелирной огранке речи и умению вкладывать в слово весомую мысль.
Бабу как педагог был намного опытнее и талантливее своих коллег. Если бы жизнь его не оборвалась так рано, он бы многого добился для народного просвещения, языкознания и литературы. Но и сделанного им так много, что осетинский народ должен чтить его славное имя. Он будет жить в памяти людей как один из лучших.
Мы живем во времена, когда трудно сказать, что завещать младшему поколению. Любить Родину, хранить верность традициям предков, жить честно? Любить труд? Скорее всего, необходимо прививать любовь ко всем этим качествам. Это веками жило, передаваясь из поколения в поколение и закрепилось в нашей крови. Мы должны знакомить их с тем неоценимым вкладом в национальную сокровищницу, который внесли выдающиеся люди прошлого. Такие как Бабу Зангиев, Пора Джиоев, Цоцко Амбалов, Александр Тибилов, Михаил Гарданов, Гиго Дзасохов и многие другие. О них нужно рассказывать чаще и больше потому, что будущие поколения должны гордиться ими, учиться у них любить родное.
В жизни Бабу было много подвигов. Что же еще должен был сделать он, чтобы мы, наконец, по достоинству оценили эту выдающуюся личность и воздали ему должное? Это нужно не Бабу Касаевичу Зангиеву, это нужно нам и нашим детям.Р. Сотиева, Н. Гогаева, «Северная Осетия»