15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
24°
(Облачно)
83 %
1 м/с
Если ты снимаешь кино, ты должен знать, что снимаешь
21.05.2010
13:47
Если ты снимаешь кино, ты должен знать, что снимаешь

В этом году фестиваль короткометражных фильмов «Дирижабль» предложил молодым режиссерам Владикавказа снять свое кино. О том, как сказать о своих мыслях с помощью киноискусства, молодые люди могли узнать на мастер-классах, творческих встречах и кинопоказах. В частности, специальным событием стал приезд на «Дирижабль» российского фестиваля студенческих и дебютных фильмов «Святая Анна», в рамках которого прошли показы фильмов-победителей. Кроме это прошел мастер-класс режиссера Александра Котта, снявшего в этом году фильм «Брестская крепость», который еще до выхода на большой экран дал повод говорить о себе, как о талантливом эпическом полотне. Но в беседе с режиссером, правда, речь шла совсем о другом кино — короткометражном.

— Какие фильмы оказали, по вашему мнению, влияние на вас как на режиссера?
— Прежде всего, это фильм «Летят журавли» Калатозова. Это связано с тем, что помимо истории, я увидел способ рассказа: очень красиво снято, фотографичность… Потом я пошел работать в «Киноцентр», возил фильмы и смотрел серьезное европейское кино. И я впервые понял, что помимо советского кино есть еще европейское кино — это тот деликатес, который потряс меня своей свободой, способом рассказа, легкостью.

— Можете ли вы назвать идеального режиссера, каким он должен быть?
— Идеальный режиссер — это, во-первых, человек с невероятным терпением. Во-вторых, человек с харизмой, чтобы за ним пошли люди, потому что это производство, в котором очень многое зависит от личности режиссера. И, в-третьих, умение ориентироваться, т.е. не всегда снимаешь то, что задумал. Предположим, ты что-то себе придумал, а этого не оказалось, надо не останавливать процесс+ Соловьев, по-моему, говорил, что когда он не знает что делать, говорит: «Кладите рельсы вот отсюда и туда. Пока они кладут, есть возможность что-то придумать». Ну, в общем, важно терпение, харизма и умение ориентироваться.

— Вам тяжелее снимать короткометражные или полнометражные фильмы?
— Короткое кино, потому что оно требует особого отношения к каждому кадру. В полном метре можно сделать что-то между прочим, а здесь каждый кадр — это как золотое шитье. Его даже сложнее монтировать: думаешь одно, снимаешь второе, делаешь третье, получается четвертое. Короткое кино, конечно, сложнее, но оно безумно интересное.

— На какого зрителя рассчитаны ваши фильмы, почему они должны смотреть ваше кино?
— Короткое кино — это, к сожалению, для друзей, потому что его никто никогда не увидит кроме вас, когда ты приезжаешь и показываешь их. Зритель для короткого кино не существует, это, скажем так, личный поиск. А в телефильмах есть возможность выбора, зритель сам выбирает, посмотреть ли мой сериал или нет. Какого-то расчета нет. Хочу сказать, это, прежде всего, думающие люди, это не развлекательное кино или шоу, это не то кино, в котором в рекламную паузу можно сбегать на кухню и приготовить котлетки, т.е. … это думающий зритель

— У Люка Бессонна есть такая фраза: «Я знаю многих режиссёров, которые сняли слишком много фильмов. Это печальное зрелище». В связи с этим возникает вопрос, если режиссер снимает много фильмов, не существует ли опасности, что он станет конъюнктурным, своего рода ремесленником?
— Есть, конечно, такая опасность. Но, с другой стороны, Франсуа Озон снимает фильмы, чуть ли не каждый год. Есть и такие примеры, и противоположные. Я первое кино снял в 2000 году, а второе в 2009-м, представляете десять лет прошло. т.е. это целая история. Кино — это одна история, телевизионное кино — это другая история. Во втором случае ты отдаешь себе отчет в том, что это коммерческий проект, ты честно работаешь, но делаешь свою работу, а не кино всей жизни.

— Можете ли вы охарактеризовать современное российское короткометражное кино и в чем его специфика?
— Специфика в том, что короткометражное кино в России — это учебное кино, т.е. кино людей, для которых это ступенька перед полным метром, промежуточный этап. Для меня короткий метр — это не промежуточный этап, а полноценное художественное произведение. И мало кто к нему относится как с серьезному полноценному произведению.

— Такое отношение к короткому метру только в России?
— Да, только в России. В Европе существует телепрокат, есть структура киноклубов, в которых показывают кино. У нас же только фестивали короткометражного кино, которых не так много. В советское время перед полнометражным фильмом показывали 15 минут «Фитиль» или «Ералаш». Была идея перед полным метром показывать короткое кино, но она исчезла, нет интереса и это очевидно. Культуры восприятия короткого метра нет. Грубо говоря, во Франции с момента рождения кино никогда не прекращался показ короткометражных фильмов в коноклубах, их обсуждение и т.д. А тут если даже сделать гениальное кино, оно получит сотни призов в Европе, а его никто не видит, потому что прокатчиков оно не интересует.

— Вы участвовали в различных кинофестивалях и получили ряд кинематографических наград. Что для вас является самой большой наградой?
— Номинация на студенческий «Оскар» — фильм вошел в пятерку, и я понял, что я режиссер: даже когда учишься, ощущение такое, что обманываешься. Есть такой селект — это выбор киношкол всего мира (туда попало мое кино), Гран-при в Берлине, попадание на Каннский фестиваль + ну, т.е. те вещи, которые вдохновляют.

— Как вы относитесь к фильмам, в которых используются большое количество спецэффектов, компьютерной графики?
— Я сейчас сделал кино, в котором достаточно много компьютерной графики и спецэффектов. Но, к сожалению или к счастью, компьютерная графика у нас в стране не того уровня, чтобы стать незаметной. Беда любого спецэффекта в том, что он сразу виден, это компьютерная графика и это просто убивает все кино. Мне повезло: мы снимали «Брестскую крепость» с хорошими пиротехниками, старались максимально все делать вживую. В общем, я не верю до сих пор компьютерной графике. Хотя, делая сериал «Конвой PQ-17», мы использовали спецэффекты: там были и подводные лодки, и корабли, которых не существует. И они получили даже какой-то приз в Голливуде за спецэффекты. Но все равно у нас это какие-то мучения, радости это не приносит. Если получается плохо, ты отказываешься от кадра.

— Сейчас у нас в городе проходит фестиваль короткометражных фильмов «Дирижабль», что бы вы посоветовали молодым режиссерам участникам конкурсной программы фестиваля?
— Очень бережно относится к кадру от момента включения до момента выключения камеры, потому что все имеет смысл — длительность, происходящее. Я против неряшливости на уровне «как бы пройдет». Если ты снимаешь кино, ты должен знать, что снимаешь. Умение выбрать и отобрать — это самое главное.Пресс-служба фестиваля «Дирижабль»