15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Облачно)
93 %
2 м/с
Грозит ли нам депопуляция?
17.11.2010
18:22
Грозит ли нам депопуляция?

Только что завершилась Всероссийская перепись населения, которая должна пролить максимум света в первую очередь на состояние демографической проблемы в стране. Однако ученые-демографы постоянно ведут собственные наблюдения за развитием ситуации и в краткосрочном, и в весьма протяженном периодах. О том, какие тенденции вскрывают многолетние данные и свежие наблюдения, рассказал заведующий кафедрой менеджмента СОГУ, старший научный сотрудник СОИГСИ Нодар Каберты.

— Нодар Гаврилович, острота демографической проблемы в современной России общеизвестна. С 1992 года в стране умирает больше людей, чем рождается. Как на этом фоне выглядит наша республика?
— Снижение численности населения без учета миграции в демографии называется депопуляцией, и она отмечается в абсолютном большинстве субъектов страны. В течение десятилетия, с 1996 по 2005 год, наша республика также была в их числе.
К счастью, 2006 год стал для нас переломным, и у нас начался естественный прирост населения. Чтобы понять, случайно это или закономерно, надо изучить все демографические процессы и влияющие на них факторы. Их анализ, как правило, начинают с изучения динамики численности и структуры населения.
Так, с конца 1950-х годов до развала СССР численность населения Северной Осетии увеличивалась довольно быстрыми темпами. Однако совершенно рекордными они стали в 1990-е годы, когда число жителей республики выросло сразу почти на 80 тысяч человек — более чем на 23%!
К сожалению, это объяснялось не позитивными процессами — естественным приростом, то есть увеличением рождаемости и сокращением смертности, а ужасными социальными катаклизмами. Сотни тысяч беженцев по всему СССР стали жертвами братоубийственных конфликтов.
Начиная же с 2002 года, напротив, у нас растет отрицательная миграция — из республики стало уезжать больше людей, чем приезжать. За 1991–2009 годы уменьшилась общая численность как прибывших извне, так и выбывших в другие регионы, миграционный прирост превратился в миграционную убыль. Этот негативный процесс усиливается, и, следовательно, постоянное население республики в последние годы уменьшается довольно быстро.
При наличии не очень прогрессивных показателей естественного движения населения, это — значительный урон трудовому и демографическому потенциалу республики.
Тем не менее естественный прирост населения в республике идет. И если в 2006 году родилось всего на 170 человек больше, чем умерло, — 0,04 процента, то к 2009 году этот показатель вырос почти до 2 тысяч человек или, примерно, до 0,3 процента.
— Значит, сегодня можно уже не опасаться депопуляции в республике?
— Несмотря на зафиксированные улучшения, абсолютные и относительные показатели рождаемости и смертности населения в республике выглядят хуже аналогичных показателей соседних субъектов. Так, в прошлом году коэффициент прироста населения на тысячу человек составил в Дагестане 12,8, Ингушетии — 15, а в Чечне — 23,8! С результатом 2,8 мы опережаем только Ставропольский край, где вообще отмечена убыль населения со значением -1,1.
Важнейшим фактором, влияющим на уровень и динамику показателей естественного движения населения, является возрастная структура населения. Уменьшение численности и удельного веса молодежи, и особенно молодых женщин — общеизвестный фактор, отрицательно влияющий на уровень рождаемости.
По данным предпоследней Всероссийской переписи населения 2002 года, удельный вес женщин в возрасте 20-34 лет в общей численности женского населения Северной Осетии составлял 21,1%. Именно эта возрастная группа женщин определяет масштабы и интенсивность рождаемости. И для сравнения: в Ингушетии она составляет 25,5%, в Дагестане — 24,8% в Кабардино-Балкарии — 23,4%.
В 2008 году из общего числа родившихся у нас детей 81% приходился на женщин в возрасте от 20 до 34 лет, а диапазон фертильного возраста у женщин составляет от 15 до 49 лет. Данное соотношение довольно стабильно и сохраняется уже многие годы.
— Но ведь женщина хочет иметь ребенка, когда чувствует моральную и материальную поддержку близкого человека — мужа…
— Правильно, поэтому уровень рождаемости и характер воспроизводства населения зависят не только от молодых женщин, но и от возрастной структуры обоего пола. На начало 2009 года численность молодых людей 20-34 лет, репродуктивное поведение которых главным образом определяет демографическую ситуацию, в республике составляла 170,1 тыс. человек, или 24,4% от всего населения. В соседних Северо-Кавказских республиках доля молодежи среди населения значительно выше.
В ближайшие годы и в отдаленном будущем характер воспроизводства будет зависеть от населения, которому в настоящее время меньше 20 лет. За последние 40 лет численность молодежи этого возраста уменьшилась на 23,3 тысячи человек, а их удельный вес среди всего населения упал с 38,4% до 25,4%. За этот же промежуток времени численность всего населения республики увеличилась на 27,3%. Это очень неблагоприятная тенденция, и, несомненно, данный факт отрицательно повлияет в будущем на воспроизводство населения республики.
— Однако нетрудно предположить, что относительно небольшое число потенциальных молодых мам можно компенсировать увеличением числа детей у каждой из них.
— В том-то и дело! Низкий удельный вес молодых людей — важная, но не основная причина уменьшения рождаемости. Главный показатель здесь — рождаемость среди молодых женщин 20-34 лет. К глубокому сожалению, и этот показатель у нас также быстро снижается. Особенно выделяется наиболее репродуктивно активная возрастная группа 20-24 лет, в которой коэффициент рождаемости за 18 лет уменьшился более чем в полтора раза — с 156,8 до 98,5 рождений на 1000 женщин этого возраста.
На основе возрастных коэффициентов рассчитывается и анализируется так называемый суммарный коэффициент рождаемости. Он показывает, сколько детей рожает в среднем одна женщина за всю жизнь. Устанавливается и критический уровень данного показателя, который обеспечивает простое воспроизводство населения. Для России в целом и для нашей республики его оценивают в 2,15, а реально он у нас составляет 1,83.
Это следствие того, что на 1000 женщин фертильного возраста в 2009 году приходилось всего 53,1 рождения, тогда как в 1990 году эта цифра составляла 72,3. Правда, были времена и похуже, когда она падала и до 40,3 — в 2000 году.
Особо надо отметить уменьшение специального и суммарного коэффициентов рождаемости среди сельского населения. Обычно в среднем одна сельская женщина рожает больше детей, чем горожанка. В последние же годы это правило перестало работать!
— Насколько именно влияет на желание и решение иметь детей у современных женщин, показатели рождаемости их замужество или отсутствие такового? Ведь сегодня общественное мнение не столь категорично в отношении матерей-одиночек?
— В какой-то степени это так, но вне брака женщина редко когда отважится больше чем на одного ребенка. Поэтому низкий уровень брачности является очень существенной причиной снижения рождаемости населения.
Число и интенсивность браков в Северной Осетии уменьшается постоянно. Например, если в далеком 1979 году в республике было заключено 5,9 тысячи браков, то тридцать лет спустя, в прошлом году — только 5,3 тысячи. И это при том, что численность-то населения выросла! Таким образом, коэффициент брачности уменьшился с 9,9 до 7,5 брака на 1000 человек.
Здесь могло бы сыграть позитивную роль уменьшение коэффициента разводимости. Однако за последние пятнадцать лет он снижался всего на 0,2% в год от, примерно, 40-процентного значения распада всех заключаемых брачных союзов. Конечно, такими темпами роста сохранности браков никак не компенсируешь падение их количества!
Так, в 2002 году в браке состояло менее 52% населения, что является очень большим показателем небрачности. А еще в 1989 году в браке не состояло чуть более 38% взрослого населения республики. И особенно пугает, что эти данные в полной мере распространяются на самую активную и способную к деторождению часть — в возрасте от 20 до 34 лет.
— В какой ситуации республика может оказаться при таком развитии событий через несколько десятков лет?
— Все это означает, что при других равных условиях каждое следующее поколение будет на треть меньше предыдущего. И через 68 лет, а это средняя продолжительность жизни в республике, в Северной Осетии будет проживать не 701 тысяча человек, как сегодня, а около 597 тысяч человек, а численность осетин сократится с 445 до 380 тысяч.
Примерно так же выглядят и прогнозы Росстата, где даже по среднему — реальному, а не пессимистичному прогнозу численность населения нашей республики к 2031 году составит 692 тысячи человек. Это на 1,3% меньше чем в настоящее время. А по нижнему, пессимистичному прогнозу она упадет до 626 тысяч, что уже на 10,7% меньше сегодняшней численности.
— Какие меры необходимы для управления демографической ситуацией?
— Во-первых, общество должно знать о грозящей ему депопуляции, чтобы включились индивидуальные механизмы самозащиты — желание, установка на продолжение рода. И здесь роль и возможности государства огромны — разъяснительная работа по укреплению института брака, формирование правильных социальных семейных ориентиров.
Однако соловья баснями не кормят, и эта работа должна подкрепляться существенной государственной поддержкой семьи.
И, третье, — необходимо укреплять, а во многом и просто создавать прочную научную базу. Ведь, скажем, приведенные мной расчеты прогнозов развития демографической ситуации в республике сделаны хотя и на основе многолетних данных, но методом простой экстраполяции.
Для более точного, многовариантного прогнозирования необходима более полная информационная база и постоянный научный анализ демографических процессов. К сожалению, в республике нет условий для создания такой базы, а расчеты, пост роенные на данных всероссийских переписей, во многом грешат неточностями, да и в целом не решают задачу оперативного мониторинга демографической ситуации.В. Рязанов, «Северная Осетия»