15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
15°
(Облачно)
93 %
2 м/с
Хватит поить Кавказ
25.10.2011
19:01
Хватит поить Кавказ

Бюджет Северной Осетии, которая многие годы считалась одним из лидеров по производству водки в России, недополучил около 100 млн руб. за первое полугодие 2011 года в связи с продолжающимся упадком в водочной отрасли. По подсчетам республиканского статистического ведомства, за полгода в Северной Осетии было произведено в 14 раз меньше водки, чем за аналогичный период 2010 года.

Бесланский завод «Исток» — банкрот, хотя еще три года назад его доля в национальном производстве игристых вин превышала 20%, а водку этой марки можно было купить в любом магазине страны. Завод стоит. Во владикавказских ресторанах, где несколько лет назад гостям с гордостью предлагали целый список местных марок, осетинской водки теперь нет. По словам собеседника «МН» во Владикавказе, «большие заводы большей частью стоят, некоторые средние и мелкие предприятия успели перепрофилироваться. Часть производства действует полуподпольно, частично покрывая местные потребности — постольку, поскольку покупатели готовы покупать водку без акцизных марок, по цене от 19 руб. за пол-литра. Понятно, что ни один уважающий себя ресторан такую продукцию не возьмет, и за пределами республики покупателей не нее нет».

Собеседник «МН» считает, что практически полное исчезновение отрасли — результат конкуренции, в которой на победившей стороне оказались те же североосетинские водочники, перенесшие производство поближе к главным центрам потребления — например, к Москве. Североосетинским же производителям отказывают в лицензиях.

В сентябре этого года в парламенте Северной Осетии республиканский минфин отчитался перед депутатами об исполнении бюджета за первое полугодие 2011 года: оказалось, что из-за сокращения производства алкоголя в Северной Осетии бюджет недополучил 100 млн руб. По информации Севосетинстата, производство водки за первое полугодие 2011 года сократилось в 14 раз по сравнению с таким же периодом 2010-го.

Основной причиной эксперты называют истечение сроков лицензии у спиртозаводов. «В середине лета у многих заводов закончилась лицензия, — рассказал «МН» начальник управления и регулирования алкогольного рынка при министерстве экономического развития Северной Осетии Олег Хадиков. — Разрешение на оптовую продажу спиртосодержащей продукции можно получить только в Федеральной службе по регулированию алкогольного рынка. Однако у них какая-то непонятная политика — они то моментально выдают все необходимые документы, то, наоборот, очень долго тянут».

Согласно пункту 17 статьи 19 федерального закона «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции», заявление о продлении лицензии рассматривается в течение 15 дней. Но, как объяснил Хадиков, этот пункт закона очень легко обойти: «Легко придраться к какой-нибудь мелочи — например, к неправильно поставленной запятой, — и таким образом оттянуть время. Что, собственно, и происходит».

Больше половины североосетинских спиртзаводов на сегодняшний день вынуждены были приостановить свою деятельность, сказал Олег Хадиков. При этом он отметил, что повышение акцизов на спирт, о котором много говорят последние годы на самом высшем уровне, здесь ни при чем: «Акцизы поднимаются, это происходит каждый год. В начале текущего года, например, произошел подъем на 10%. Но водочникам это в принципе по силам. Другой вопрос в том, что нельзя резко повышать акцизы, поскольку это становится стимулом для развития теневого оборота алкоголя».

Судя по всему, именно теневой сектор пока и выживает в Северной Осетии, хотя именно он изначально и был главным «адресатом» всех правительственных усилий по сокращению производства водки на Северном Кавказе. Средние и тем более крупные легальные заводы местные власти были, наоборот, склонны рассматривать как перспективную отрасль производства, «очаг модернизации» и — потенциально — как «социально-ответственный бизнес». Остановка этих производств означает прямые бюджетные потери для региона и рост социальной нестабильности: персонал того же «Истока» зимой провел несколько массовых акций протеста. Страдает, по словам Хадикова, не только производство, но и розничная торговля: «Раньше лицензия на розничную продажу алкоголя стоила от 2 до 8 тыс. руб., теперь — 40 тыс. руб. Немногие частные предприниматели в небольших городах потянут такую ношу», — сказал Хадиков.

Напомним, что доходы в бюджет Северной Осетии от поступления акцизов на спирт, вино и алкогольную продукцию составили 723 млн руб., или 39,4% годовых бюджетных назначений в регионе. Вторым после Северной Осетии на Кавказе регионом — производителем водки была Кабардино-Балкария, но производство алкоголя неуклонно сокращается и там.

Правда, владикавказские собеседники «МН» отмечают, что на фоне «штопора» водочного производства сохраняется и даже развивается производство спирта. Один из владикавказских спиртовых заводов в ближайшее время планирует ввести в эксплуатацию практически безотходную линию глубокой переработки зерна, которая будет, в частности, производить глютеин, который Россия пока целиком закупает за границей.

Сектор водочного производства сформировался в Северной Осетии в 1990-е годы благодаря возможности дешевого импорта спирта через Грузию. Когда эти возможности в силу разных обстоятельств сократились, североосетинские водочники создали свои собственные спиртовые производства, которые в отличие от производства водки до сих пор выдерживают конкурентное давление.Анастасия Ямщикова, «Московские новости»