15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Ясно)
75 %
0.75 м/с
Ирина Гуриева: «Эта трагедия — часть моей жизни, которая никуда не уйдет…»
01.09.2018
12:19
1 700
Ирина Гуриева: «Эта трагедия — часть моей жизни, которая никуда не уйдет…»

1 сентября 2004 года, школа №1 г. Беслана: первоклашки и дети постарше в нарядной форме с пестрыми букетами спешили на торжественную линейку. По традиции многих школьников сопровождали взрослые. Некоторые пришли целыми семьями. Спустя несколько минут после начала линейки звуки музыки перебили оглушительные выстрелы. Появились люди в темных одеждах и масках, которые начали сгонять всех в здание школы — в спортзал, где развесили над их головами самодельные взрывные устройства… Со дня трагедии, которая потрясла весь мир, прошло 14 лет. Многое изменилось с тех пор: дети, которые выжили – повзрослели. Кто-то учится или работает, есть и те, кто создал семью и даже уже водит в школу своих детей. Неизменным остается лишь одно: тревога, грусть, страх – чувства, которые охватывают бывших заложников Бесланской школы перед первым сентября.

Ирина Гуриева учится в Московском педагогическом государственном университете, занимается волонтерской деятельностью. Изо дня в день, из года в год девушку терзают страшные воспоминания о событиях, которые были пережиты ею в семилетнем возрасте. Тогда — 14 лет назад, Ирина вместе с мамой, братом Борисом и сестрой Верой оказались в числе заложников.

«Помню, как все классы выстроились по кругу. Линейка только начиналась, еще никто ничего не говорил. Едва заиграла музыка, и начались выстрелы. Были люди, которые смогли убежать, спрятаться в котельной — она располагалась на территории школы. Где-то около 20 человек смогли там укрыться. Остальные оказались в здании спортзала…», — вспоминает Ирина.

В заложниках оказались школьники и их родители, близкие и учителя. На протяжении двух с половиной дней они испытывали страх, голод и нестерпимую жажду. Ирина Гуриева вспоминает, как боевики запрещали им пить воду. Они говорили, что она отравлена.

«Они не разрешали пить воду, когда мы ходили в санузел. Потом сломали все краны, чтобы нельзя было открыть их и выпить, но в первый, по-моему, день старшеклассники ходили с ведрами, в которых была вода, черпали ее оттуда в стаканчики и давали по глотку сделать. На второй день не было возможности выйти куда-то, тем более найти воду. А тем людям, которым удавалось выйти, мы отдавали свои пиджаки, блузки. Они старались пропитать их водой. Заложники потом пытались из этой одежды высосать хоть глоточек», — вспоминает собеседница.

Тогда маленькой девочке Ире с каждым часом становилось все сложнее сидеть в одном положении и наблюдать за происходящим. В силу своего возраста, она не понимала, что захватили заложников, не понимала, кто эти люди, которые ходят с оружием в руках. Ей, как и другим детям, очень хотелось пить и есть, хотелось пройтись, чтобы размять свои маленькие ножки.

«В силу своего возраста, я не понимала, что это захват, не знала, что это такое, кто такие террористы. Тогда мне это было неизвестно. У меня было шоковое состояние: хотелось одного — найти маму, брата и сестер, чтобы быть с ними рядом в этой непонятной для меня ситуации», — отметила она.

Бывшие заложники Бесланской школы по прошествии лет вспоминают о странных предчувствиях перед тем страшным днем. У кого-то в душе была непонятная тревога, кто-то не успел дойти до школы, а кто-то заболел перед линейкой. Так, у брата Ирины в тот день резко поднялась температура. Он должен был остаться дома, но решил не подводить учителей и выступить на линейке. Предчувствия были и у самой Ирины. Она рассказала о сне, который ей приснился в канун трагедии.

«Перед этой датой мне приснился сон. К сожалению, я его не восприняла всерьез и вспомнила о нем только после теракта. Сон был такой: мой дедушка, который умер 1 сентября 2002 года, лежал в гробу, но был при этом живым. Ему было очень холодно, и он попросил моих брата и сестру — Веру и Бориса прийти и лечь рядом с ним, чтобы согреть. И они пошли к гробу… В какой-то степени сон, наверное, был пророческим», — с дрожью в голосе сказала Ирина.

После взрыва, который произошел в спортзале 3 сентября, ее сестра и брат погибли, а они с мамой, которая работала учительницей в Бесланской школе, а также двоюродной сестрой выжили…

«Я сидела вместе со своей мамой, с моим братом и сестрой, еще с нами была двоюродная сестра. После взрыва брат с сестрой погибли. Боевики после второго, по-моему, взрыва стали всех сгонять в столовую — тех, кто еще мог идти. Уже там мне, маме и моей двоюродной сестре помог спецназ…», — сказала девушка.

Люди любят употреблять фразу «время лечит». Однако поможет ли это «лекарство» девочке, на долю которой в семилетнем возрасте выпали такие испытания? Она получила контузию, осколочные ранения и психологическую травму на всю жизнь, потеряв в том страшном теракте любимых брата и сестру.

«В моем случае со временем становится только хуже: становясь взрослее, начинаешь понимать какие-то вещи, смотреть по-другому на всё. Здоровье — оно тоже не становится лучше. Открывается одно, второе, третье — и всё это, как говорят врачи, от той старой травмы. Легче точно не становится. Просто со временем я учусь жить с этим — это часть моей жизни, мое прошлое, которое никуда не уйдет…», — завершила свой рассказ Ирина.

Автор: Екатерина 15-Елканова; фото: Оксана Юшко