15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
-2°
(Облачно)
93 %
1.06 м/с
Какие семена нужны картофелеводу
17.05.2011
10:22
Какие семена нужны картофелеводу

Если бы еще лет 7–8 назад кто-то рискнул предсказать, что мы будем покупать всеми нами любимый картофель, «второй хлеб», как его принято называть, по 45–50 рублей за кило, это посчитали бы неудачной шуткой. Но именно такого поворота событий мы и стали свидетелями в минувшую зиму. В некоторых регионах России, по сообщениям центральных СМИ, цена картофеля доходила до 90–100 рублей…
Причин такого абсурда несколько. Одна из них, конечно же, крайне неблагоприятные погодно-климатические условия минувшего года. Но справедливости ради надо отметить, что проблемы с картофелем, его урожайностью и качеством возникли не вчера, они накапливались годами. Некачественные семена, болезни растений, а порой и незнание особенностей выращивания этой важнейшей продовольственной культуры, дефицит специалистов и еще многое другое и привели к сегодняшней неблагоприятной ситуации. Чтобы переломить ее, решили привнести в картофелеводство свою научную составляющую ученые Горского агроуниверситета. Как идет эта работа? Об этом беседа с проректором Горского ГАУ по научной работе, профессором А. Б. Кудзаевым.

— Анатолий Бештауович, мы часто, особенно в последнее время, слышим фразы «картофель из пробирки», «семеноводство картофеля на безвирусной основе». Что это за технология и насколько сегодня актуальны и важны подобные работы для сельчан нашей республики?
— Давайте начнем с актуальности. В странах с развитым картофелеводством средняя урожайность давно превышает 300 ц/га, что делает производство этой культуры высокорентабельным. Такая урожайность обусловлена правильной технологией возделывания и высококачественными семенами. Картофель, как и человек, подвержен различным вирусным заболеваниям. Производительность труда больного человека значительно уступает производительности здорового работника, ведь так? Точно так же и у растений. Продуктивность, то есть урожайность здоровых растений, намного выше, чем у зараженных вирусами. На здоровье человека потребление такого картофеля не особенно отражается, а вот на экономике его возделывания — очень даже сильно. Как выяснилось, недобор урожая картофеля от поражения семян вирусами в большинстве случаев колеблется в пределах 25, 30, а в отдельных случаях — 50 и более процентов. Особенно сильно падает урожайность пораженных вирусами растений в засушливые годы. Вот и судите сами, актуальны ли работы в этом направлении или нет.
— Да уж, тут за примерами далеко ходить не надо. Иссушающая жара прошлого лета стала главной причиной того, что уже с осени цены на «второй хлеб» начали зашкаливать. Но ведь есть же какой-то выход, и эти самые вирусы не так уж и неуязвимы, надо полагать?
— Сегодняшняя технология избавления картофеля от вирусов — длительный и сложный процесс. Еще в 1949 году французские ученые П. Лимассе и П. Карнуе установили, что концентрация вирусов в листьях табака очень сильно снижается по мере приближения к их верхушке. Так и у картофеля. На кончике ростков находится конус активно делящихся клеток — меристема длиной примерно 0,25 мм, в котором вирусов нет. В стерильных условиях этот конус вычленяют в пробирку с питательным раствором. Из этой группы клеток развиваются проростки, которые затем помещают уже в пробирки с другой питательной средой и при определенных температуре и освещении из них уже вырастает картофель со стеблем длиной 12–15 см. Это растение проверяется на наличие вирусов специальными методами иммуно-ферментного или ПЦР-анализа. И если оно здоровое, тогда его клонируют. То есть в стерильных условиях разрезают на 4–5 частей и помещают в пробирки с питательным раствором. Из каждой части вырастает новое растение, которое опять клонируют, и так до 10 раз. Теоретически из одного растения можно получить до миллиона оздоровленных экземпляров.
— Непростой процесс, скажем прямо. Но ведь вы сказали, что стебли очень маленькие — всего по 15 см. Как же из них получают семена?
— Затем начинается второй этап технологии. Растения переносят из лаборатории в теплицу и возделывают по различным технологиям — в грунте или методами гидропоники или аэропоники. Развиваясь, они образуют мини-клубни. Далее начинается третий этап. Мини-клубни высаживают в горах на высоте 1500 м над уровнем моря со строгим соблюдением определенных правил. И только после этого получаются семена, которые мы привыкли видеть. Их уже направляют на размножение по семенной технологии или на промышленные посадки.
— Каковы сегодня результаты работ в университете по семеноводству картофеля, и как скоро у наших земледельцев появится возможность приобретения у вас качественных семян «второго хлеба»?
— Этим раньше особенно активно и очень эффективно занимались специалисты Северо-Кавказского научно-исследовательского института горного и предгорного сельского хозяйства. Затем постепенно мы все это растеряли. А восстанавливать всегда труднее. Но делать это жизненно необходимо. Поэтому мы решили попытаться заложить у себя научно-исследовательские работы по семеноводству и селекции картофеля еще в конце 2009 года. Несколько раз ездили на Кисловодское семеноводческое предприятие, отправили талантливого парня в НИИ картофелеводства в Москву и, самое главное, начали собирать команду единомышленников. Сегодня этот коллектив уже сформирован: профессор Султан Басиев, Роберт и Андрей Пухаевы, аспиранты Олег Дзгоев и Залина Кцоева. Очень нам помогли и помогают специалисты СКНИИГПСХ — директор, доктор сельхознаук Алан Абаев, профессор Анатолий Щербинин, кандидаты наук Зарема Болиева, Татьяна Солдатова, лаборант Наталья Дзебисова. Это пример настоящего плодотворного сотрудничества коллективов двух разных учреждений в решении общей проблемы. В результате сегодня, не имея дорогого специализированного оборудования, нам удалось вырастить около 5 тысяч здоровых растений картофеля трех сортов. Это уже немало. То есть лабораторный этап, можно сказать, мы освоили. Сейчас большая часть растений уже высажена в нашей теплице и отрабатывается второй этап — получение качественных мини-клубней (на снимке).
— Наверное, и это тоже далеко не простой процесс?
— Разумеется. Нужно прежде всего уметь на практике качественно выделять меристему, готовить среду с нужными стимуляторами в зависимости от сорта, выращивать, черенковать… Здесь много нюансов, которые надо знать. То же самое и в теплице. Важно знать, насколько та или иная смесь или способ посадки эффективнее, каковы режимы подсветки, «атаковал» ли какое-нибудь растение вирус и т.д. Ответы на все эти вопросы мы ищем самостоятельно и пока с огромными трудностями, но получается.
— Вы упомянули о том, что один из важнейших этапов своей работы проводите в горах, на высоте 1500 метров над уровнем моря. Чем этот выбор обусловлен, Анатолий Бештауович? Почему так высоко?
— Основные переносчики вирусов для картофеля — различные виды тли и других сосущих насекомых. Начиная с высоты 800 м над уровнем моря, их количество стремительно падает, а на высоте 1500 м встречаются уже единичные экземпляры. Поэтому горы — более безопасная для семеноводства зона, там лучше всего высаживать мини-клубни для получения качественных семян. Мы уже ведем там очень сложные научно-исследовательские работы по селекции новых сортов картофеля. И рассчитываем на хорошие результаты.
— И все же, Анатолий Бештауович, когда у наших аграриев, фермеров, простых сельчан появится возможность приобретать у вас качественные семена картофеля? Заждались они, заждались…
— Однозначный ответ на этот вопрос сегодня не могу дать по нескольким причинам. Первое — мы не специализированное семеноводческое предприятие, не НИИ, где тематика финансируется Российской академией сельскохозяйственных наук, мы — образовательное учреждение и проводим эти работы исключительно по собственной инициативе. Кроме того, этап размножения полученных семян потребует немалых затрат на приобретение техники, постройку хранилищ и т.д. Пока, благодаря поддержке ректора Виктора Хамицевича Темираева, нам удается их изыскивать, но как будет в будущем — трудно сказать…
Второе — анализ процесса становления подобных предприятий показывает, что устойчиво они начинают работать через 4–5 лет. Третье обстоятельство, пожалуй, самое главное, — не знаю, хватит ли у сотрудников сил выдержать и не сломаться до того момента, пока пойдет прибыль. Зарплата у них небольшая, и если дела худо-бедно, но идут, то лишь благодаря энтузиазму ребят, их боевому, скажем так, настрою.
Но мы — оптимисты и надеемся, что при благоприятном стечении обстоятельств и продолжении работ наши высококачественные семена картофеля земледельцы республики получат уже года через два… Во всяком случае очень на это надеемся.
М. Хамицаев, «Северная Осетия»