15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Облачно)
75 %
1 м/с
Каждого человека, который сидит и мечтает сразу стать богатым, ждет неудача — Гуриев
02.08.2018
10:55
4 073
Каждого человека, который сидит и мечтает сразу стать богатым, ждет неудача — Гуриев

Сохранить прошлое для потомков: Владимир Гуриев на днях посетил Северную Осетию, чтобы лично проконтролировать ход работ на нескольких объектах культурного наследия, которые ведутся по его инициативе. Генеральный директор ООО «Новоангарского обогатительного комбината» успешно совмещает бизнес с активным меценатством и общественной деятельностью. Владимир Валерьевич является президентом Красноярской ассамблеи народов юга России, членом общественной палаты национальностей Гражданской ассамблеи Красноярского края. Он внес немалый вклад в развитие осетинской культуры как в родной республике, так и за ее пределами.

— Владимир Валерьевич, как судьба привела Вас в Красноярск?

— В 1990 году я работал председателем кооператива при Садонском свинцово-цинковом комбинате. Его директором в то время был Юрий Прилепский. Он меня попросил выехать в Сибирь для заключения договора на поставку свинцово-цинковой руды «Горевского Горно-обогатительного комбината». Так я впервые побывал в тех краях. Это были тяжелые времена для ГОКа: нестабильность финансирования, срыв поставок руды, задолженности перед партнерами. Предприятие имело все признаки банкротства. Контролируя и осуществляя лично сопровождение грузов по реке Ангара и Енисей — от Новоангарска до речного порта, в городе Лесосибирске я обратил внимание на обилие аварийного леса, которым были завалены оба берега могучей реки. Увидев такие ресурсы, оценив перспективы, я открыл предприятие «Ирлес». Зарегистрировал его 25 июня 1991 года, получил разрешение на вылов аварийной древесины. За несколько месяцев выловил пять тысяч кубов. После построил цех глубокой переработки древесины. Организовав производство, стал развиваться, налаживать связи. Таким образом, постоянным местом жительства для меня стала Сибирь. В 1993 году Горевский ГОК акционировался. Впоследствии, на собрании акционеров, Управлением промышленности Красноярского края была выдвинута моя кандидатура на пост генерального директора. Так, с 28 июня 1994 года, вот уже более 24 лет, моя судьба связана с освоением Горевского свинцово-цинкового месторождения.

— Как удаётся в течение стольких лет управлять таким большим коллективом?

— Многим бизнесменам и деловым людям удаётся и гораздо больше. Наш коллектив выстроен по принципу семьи. Это самое важное моё достижение. У нас нет интриг, у нас нет закулисных разговоров. Мы это пресекаем. В коллективе выстроены доверительные отношения. Конечно, руку на пульсе всегда держим. Стараемся подбирать кадры таким образом, чтобы люди были добросовестными. Команда хорошая. Я сейчас нахожусь здесь, а команда работает: 365 дней в году, 24 часа в сутки, не останавливается ни на минуту — никогда! Думаю, что и дальше так будет. Главное, что мы развиваемся. По темпам роста наше предприятие — первое в Красноярском крае.

— К вопросу о кадрах: в Осетии есть и Северо-Кавказский горно-металлургический институт, и техникум. Поступают ли к вам обращения от жителей республики с просьбой о трудоустройстве?

— Осетин у нас работает так много, что я не могу даже назвать точную цифру. Не ошибусь, если скажу, что более 200 человек — инженеры и представители рабочих специальностей на всех переделах горного производства и комплекса переработки руды. Есть соглашение, подписанное с СКГМИ. Буквально недавно руководство института побывало у нас с деловым визитом. Мы продлили соглашение «Об организации приема студентов на производственную практику» — до 20 человек ежегодно. Сотрудничаем мы также и с Институтом горного дела, геологии и геотехнологий Сибирского Федерального университета.

— В 2017 году вы выступили инициатором проведения мероприятия «Дни Северной Осетии» в Красноярском крае. Есть ли аналогичные планы на текущий или будущий год?

— Для начала надо сделать ответный шаг со стороны Северной Осетии, что, я надеюсь, в скором времени и произойдет. Если говорить о прошлогоднем мероприятии, то очевидно было главное — красноярцам понравилось все: специально выстроенный выставочный павильон с экспонатами из ряда музеев нашей республики и частных собраний; яркий, большого диапазона, концерт мастеров искусств Осетии, с участием более ста артистов; национальная кухня и мастер-классы по национальным танцам и народным промыслам (мероприятие было полностью организовано на средства Владимира Гуриева – прим. ред.). Все площадки были задействованы и буквально забиты посетителями. Как оказалось, по данным МВД, праздник посетили более 13 тысяч человек. К площадке, где готовились и раздавались осетинские пироги, мы с губернатором Красноярского края (тогда это был Виктор Толоконский – прим. ред.) и главой республики Вячеславом Битаровым даже не смогли подойти.

— Какие качества, на ваш взгляд, необходимы, чтобы стать успешным человеком? Что бы вы могли пожелать молодежи нашей республики?

— Самое главное, я бы хотел пожелать молодому поколению не лениться. Это важно. Все приходит со временем при упорном труде. Каждого человека, который сидит и мечтает сразу стать богатым, — ждёт неудача. Надо узнать почем фунт лиха, и почем она — копеечка, как Высоцкий говорил. Пока человек не поймёт всего этого, он не может стать успешным бизнесменом. Да, разве что за счёт богатого отца…  Дейл Карнеги когда-то дал своё заключение, приведя в подтверждение статистку, сколько людей, получивших от родителей серьезное наследство, смогли его сохранить. Так вот, менее 1% приумножили, не более 2% сохранили, а все остальные — потеряли. Это вам ответ на вопрос, что такое успешный бизнесмен. Есть, конечно же, «Его величество Случай», но нельзя на него уповать. Надёжны только труд, только знания, стремление масштабнее видеть, больше понимать и развиваться. Вот что может способствовать успеху человека. Возможностей у молодежи сейчас очень много, просто их нужно правильно использовать.

— Вы взялись за работы по сохранению объекта культурного наследия — Художественного Музея имени М. Туганова. Насколько нам известно, исполнители столкнулись с определенными трудностями?

— Да, действительно, стремясь скорее взяться за основные работы, мы столкнулись с проблемой, казалось бы, обыденной, но очень досадной — сырость. Она привела к дополнительным потерям, главные из которых — скорость и время. Вначале пришлось привлекать целый ряд специалистов для выяснения причины возникновения сырости. К такому объекту нельзя подходить с обычной меркой. Действовать нужно строго в рамках законодательства. Для того, чтобы вести работы в здании, которое относится к памятникам архитектуры, необходимо было оформить все разрешительные документы. Мы их получили, привезли лицензированную организацию из Краснодара, сделали обследование помещений, проект и устранили эту проблему. На сегодняшний день заменены гнилые теплотрассы, канализационные трубы и трубы для водоснабжения. Всё это время, параллельно с этими малопривлекательными, но неизбежными работами, готовились архитектурные и дизайнерские решения по первому этажу. Подлинный облик его залов был утерян, когда в здании разместили сначала наркомат, затем магазин. Тот вид, в каком они сегодня находятся, не представляет той ценности, какую имеют лестница и, практически полностью, второй этаж. Поэтому в ближайшее время мы приступим сначала к работам на первом этаже. Такой поэтапный подход позволит музею не прерывать выставочную деятельность. По окончании этих работ, экспозиция переместится со второго этажа вниз, чтобы музей продолжал функционировать. Далее мы перекроем вход на второй этаж и уже займёмся реставрационными работами. Там, согласно закону, ничего нельзя менять. Всё надо выполнять именно так, как положено. Кровля обследована, течей практически нет. Мы дали поручение все залатать. Думаю, уже должно быть готово. Выеду, проверю.

— Благодаря вам была сохранена для последующих поколений башня Курта и Тага. Как оцениваете результат проделанной работы?

— Ход работ на башне я контролировал постоянно. Честно — даже не помню, сколько раз сюда прилетел за время её восстановления с целью именно проконтролировать действия строителей. Теперь башня простоит не менее того времени, сколько она уже простояла. По разным оценкам она 11-12 века. На ней византийские кресты, что говорит как раз об этом периоде времени. Мало того, что мы саму башню сохранили и укрепили. Там была огромная опасность в полном ее разрушении, поскольку она стоит на краю обрыва на сланцах. За сотни лет они выветрились и, даже при прикосновении руки, рассыпались буквально на глазах. Это основание надо было укрепить очень грамотно и мощно. Скажу откровенно: было непросто, но все участники очень старались. Но… это ещё не все! Мы сейчас рассматриваем эскизный проект — он уже готов, — на частичное восстановление второй башни, от которой остался лишь маленький уголочек. К сожалению, она разрушается все больше и больше. Мы не будем её восстанавливать полностью намеренно — это уже будет новодел, а сделаем так, чтобы туристы входили в некое сооружение, укрывающее оставшуюся часть башни от дальнейшего разрушения. Это будет стальная конструкция с остеклением и освещением, входя в которую все смогут увидеть внутреннюю часть строения в его первозданном замысле: лестницы башни, её площадки для обороны. То есть, будет двусторонний обзор. Надеюсь, это будет постоянно действующий музей. Для этого надо строить ещё и стоянки, так как сегодня там негде припарковаться посетителям. Пусть в этом месте будет своего рода подворье. Пусть местные жители будут заняты там, демонстрируя свои таланты, изготавливая какие-нибудь поделки, сувениры. А сколько там пасечников! Пусть разливают мёд в красивую тару. Мы даже можем помочь сделать им эту упаковку, и пусть торгуют, зарабатывают себе копейку. Это место должно стать одним из объектов туристической привлекательности Осетии. Вообще, я главе республики Вячеславу Битарову показывал концепцию развития туризма, где мы, пройдя два ущелья — Кобанское и Кармадонское, выходим в Куртатинское ущелье, и вот там как раз наскальная крепость Дзивгис, по которой нами тоже практически завершены эскизные проекты. Все эти объекты необходимо сохранять, строить смотровые площадки.

— Вы большое внимание уделяете своей малой Родине.

— Я так воспитан. Как родители привили мне любовь к Осетии, так она во мне и живет. Я не могу смотреть равнодушно на то, как что-то разваливается. К примеру, взять то же село фамилии Гутиевых — там был пограничный переход и таможня, был каменный мост через реку Фиагдон. Год назад от этих оставшихся строений было процентов на тридцать больше, чем сегодня. А если через год приеду, уже останутся лишь груды камней, и никто даже не поймёт, что там что-то когда-то было. Меня это беспокоит. Разрушаются башни, и, конечно, мне не хочется даже думать о том, что это все исчезнет. Однако все осилить одному — это нереально. Что могу — я делаю, что ещё смогу — буду делать. Пусть один человек возьмёт пример, как была восстановлена эта башня — уже нас будет двое, если двое возьмут пример — уже нас будет трое.

— Как у вас выстроились отношения с властью республики?

— С властью у меня деловые и конструктивные отношения. Они были выстроены ещё при Тамерлане Агузарове. А сегодня, если бы не такая жесткая позиция Вячеслава Битарова, то мои представители бы ещё долго бегали по кабинетам и решали те вопросы, которые можно и нужно было решать быстро. Благодаря нынешнему руководителю республики мы получили лицензию на участке недр для реализации первого из задуманных проектов по добыче и переработке камня. У нас есть намеченные рудные зоны: знаем, где искать, знаем как, даже примерные составы знаем. Работа продолжается. Надеюсь, мы ее завершим… где-то до холодов. Получим кадастровые планы с границами. Будут проработаны вопросы транспортного доступа, вопросы обеспечения электроэнергией. Нужно создавать в республике рабочие места. Что касается второго проекта — деревообработки, то Вячеслав Битаров дал поручение министерству природных ресурсов изыскать такой участок леса, который бы обеспечил возможность долгой многолетней работы деревообрабатывающего предприятия. Это необходимо для того, чтобы лес республики заготавливался, и из него изготавливалась продукция с высокой добавленной стоимостью. Несколько участков были предложены и осмотрены, но, к сожалению, там таких запасов не оказалось, чтобы на них делать ставку. А построить производство и остаться без сырья крайне не хочется. И третий проект — это производство стройматериалов нового поколения. Это то, что мы уже производим в Красноярске. У нас есть для этого опыт, есть специалисты и оборудование. Закономерно и обоснованно, что мы хотим расширить эту свою деятельность и на нашу республику. Все три инвестиционных проекта позволят обеспечить рабочими местами не менее 300 человек.

— Ваше главное кредо в жизни?

— Передать то, что в меня вложили мои родители, младшим. По возможности, ещё укрепить этот опыт с поправкой на время, которое внесло свои корректировки. И передать его не только своим сыновьям и внукам, но и молодежи вокруг меня. Для созидания, для сохранения истории и культуры, без чего не может быть будущего. Это мною движет, и этим я руководствуюсь. И потом, когда будет заходящее солнце, я хочу подвести итог, и быть уверенным, что я не зря дышал и коптил этот воздух. Жалею, что время очень быстро пролетело, и что ещё не старик, но, уже и не молодой. Планов всегда должно быть много. Чем больше планов, тем интереснее и дольше жизнь!

Нино 15-Гудушаури