15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
22°
(Облачно)
73 %
2 м/с
Коха не пустят в Терек
09.06.2014
18:30
Коха не пустят в Терек

В интервью «15-му Региону» главврач республиканского противотуберкулезного диспансера, главный внештатный фтизиатр Северной Осетии Батырбек Малиев рассказал о складывающейся ситуации с заболеваемостью туберкулеза.

— Недавно депутат парламента Вячеслав Мамукаев заявил о том, что из коллектора республиканской туббольницы в Терек попадает палочка Коха. По его словам, экологическая ситуация вокруг больницы вызывает большие опасения, а канализационные стоки медучреждения давно выработали свой эксплуатационный ресурс. Как вы можете прокомментировать эту ситуацию?

— Я уважаю и разделяю позицию господина Мамукаева, как жителя поселка Южный и как депутата. Но я совершенно не разделяю методы, с помощью которых он это пытается решить. С тем, что за забором диспансера, на территории, которая не принадлежит медучреждению, годами накапливался мусор, я согласен. Кстати, он даже обещал c жителями поселка провести несколько субботников по очистке от мусора прилегающей территории, но дальше слов дело не пошло.

Что касается работы очистных сооружений и попадания палочки Коха в Терек, то это голословные заявления, которые я могу опровергнуть документально. Проблема качественной очистки сточных вод в туберкулезной больнице решена. В прошлом году осенью нами полностью были заменены очистные сооружения. На Северном Кавказе практически ни одно противотуберкулезное учреждение не имеет таких очистных сооружений. Они работают круглосуточно. Дежурные операторы регулярно следят за автоматикой, снимают с них показатели и корректируют поступление гипохлорита натрия. Анализы, проводимые регулярно не только нашей баклабораторией, но и баклабораторией Роспотребнадзора, указывают, что на выходе за территорию диспансера сточные воды не содержат микобактерии туберкулеза. В Терек палочка Коха не попадает! И никакой угрозы населению города Владикавказа и п. Южный наши сточные воды не представляют. В доказательство у нас имеются все анализы и все акты проверок.

— Вы уже год возглавляете противотуберкулезный диспансер. Отмечается ли в республике за этот период рост заболеваемости?

— Заболеваемость — это данные по впервые заболевшим в конкретном году. Существует понятие заболеваемости среди всего населения и среди постоянно проживающего населения. Этот показатель рассчитывается на 100 тыс. населения. Среди постоянно проживающего населения республики в 2013 году по сравнению с позапрошлым рост заболеваемости туберкулезом не зафиксирован. По этому критерию у нас ситуация стабилизировалась: в 2013 году показатель заболеваемости среди постоянно проживающего населения составил 50,4 на 100 тыс. населения, а в 2012 году — 50,7. А вот показатель заболеваемости туберкулезом всего населения (постоянно проживающее население, а также беженцы, мигранты, бомжи и т.д.) в республике за этот период несколько повысился — с 52,0 (374 человека) до 54,3 (384 человека) на 100 тыс. населения. С туберкулезом различной локализации на учете состоят порядка 1250-1270 человек, из них с активными формами — около половины.

— С чем связана стабилизация ситуации? Ведь еще пару лет назад рост заболеваемости был катастрофическим.

 — Стабилизация ситуации произошла не только в республике, но и в большинстве регионов России. Это связанно с тем, что за последние 5-6 лет финансирование противотуберкулезной службы в стране значительно увеличилось. Улучшилось, лекарственное снабжение. К примеру, в прошлом году мы по федеральной целевой программе дополнительно к республиканскому бюджету получили чуть более 17 млн рублей только лишь на приобретение препаратов второго ряда (это для лечения больных с тяжелыми, лекарственно-устойчивыми формами туберкулеза). А в 2014 году по этой же программе нам выделили на один миллион больше. И это не считая финансирования из республиканских средств, которое, кстати, также увеличилось в несколько раз. Естественно, мы начали лечить больных более качественно, эффективность лечения повысилась. Совместно с учреждениями общей лечебной сети начали плотно работать над улучшением показателей профосмотров.

— Каков процент выявления туберкулеза на ранних стадиях?

— У нас несколько оживились проводимые организационные мероприятия по раннему выявлению туберкулеза. Ведь если эта болезнь выявлена вовремя, то процессы, которые она вызывает, устраняются значительно легче. Раннее выявление связанно с качеством проведения ежегодных флюроосмотров. В 2011-2012 гг. планирование охвата населения флюроосмотрами было недостаточным. Поэтому в 2014 году мы по-другому начали организовывать флюроосмотры: утвердили более высокие планы профосмотров, совместно с общей лечебной сетью работаем над улучшением их качества. Больше людей с туберкулезом стали выявлять именно на профосмотрах.

На недостаточное количество и низкое качество проводимых флюороосмотров в значительной степени влияет и то, что парк стационарных и передвижных флюорографов в республике недостаточен для решения поставленных задач. В трех районах (Ирафском, Дигорском, Кировском) вообще нет передвижных флюорографов, в Правобережном районе нет стационарного флюорографа, в Кировском районе стационарный флюорограф также не работает. Необходимо приобрести в кратчайшие сроки 3 передвижных и 4-5 стационарных флюорографов. А пока противотуберкулезный диспансер в порядке помощи выделяет свой единственный передвижной флюорограф этим районам. В минздраве республики и правительстве об этой ситуации знают и, надеюсь, в 2014-2015 годах будет приобретено необходимое количество флюорографов.

— Но ведь и не все люди, которые уже знают свой диагноз, спешат обратиться к врачу.

— Да, к сожалению, это так. Но за последние два года в этом отношении ситуация улучшилась. В 2012 году госпитализация впервые выявленных больных не превышала 75%. Больные просто отказывались от госпитализации, потому что санитарно-бытовые условия пребывания в ряде отделений стационара были очень плохими. Здания, в которых мы сейчас находимся, были построены в 50-х годах, коммуникации пришли в негодность, то там, то тут протекала крыша. В прошлом году с помощью спонсоров нам удалось улучшить ситуацию. В частности, Вячеслав Битаров (гендиректор группы компаний «Бавария» — прим. ред.) помог отремонтировать в двух корпусах все санузлы и душевые кабины. Если раньше эти отделения заполнялись всего на 60-70%, то сейчас в них свободными остаются всего по 3-5 мест.

Кроме того, мы возобновили курационные выезды во все районы республики. Бригады по 6-10 человек регулярно посещают все районы республики и поликлиники города. Мы выезжаем к нашим коллегам, чтобы выявить недостатки и помочь в их устранении. Застой в работе постепенно преодолевается.

— Как боретесь с теми больными, которые отказываются от госпитализации? Некоторые из них представляют угрозу населению.

— С прошлого года мы ввели два новшества. 20 коек круглосуточного стационара перепрофилировали в дневной стационар. Впервые выявленные больные, пациенты, прошедшие интенсивную фазу лечения в стационаре, чаще всего не заразные, приезжают, получают процедуры, препараты и уезжают. В этом году мы организовали совершенно новую форму лечения больных. Это стационар на дому. Мы выделили одну врачебную и одну медсестринскую ставки и транспорт. Они ежедневно выезжают к 20 больным во Владикавказе и привозят им лекарства. Это пожилые люди, больные, которым тяжело добираться в диспансер, а также те, которые по разным причинам отказываются от лечения.

— Кто в основном входит в группу риска?

— Это, прежде всего, наркоманы, лица, злоупотребляющие алкоголем, бомжи, беженцы, мигранты. Все они относятся к социальной группе. Есть и медицинская группа риска. Это люди с хроническими заболеваниями желудочно-кишечного тракта, органов дыхания, мочевыделительной системы, больные сахарным диабетом, больные, которые получали лучевую терапию из-за онкологических заболеваний, беременные женщины. В группу риска также можно отнести медработников, особенно хирургов, травматологов, реаниматологов-анестезиологов, средний медперсонал этих отделений. Особое место среди них занимает персонал противотуберкулезных учреждений.

— Каковы основные причины распространения туберкулеза в нашей республике?

— Резервуар туберкулезной инфекции в Северной Осетии традиционно всегда был большим. Свое опосредованное влияние оказывает экология, предрасполагающая к хроническим заболеваниям, в частности, органов дыхания. Также одной из главных причин является пассивность населения. Люди не проходят регулярно флюоросмотры. Есть такие, кто не проходит флюороосмотры 2 и более года. По официальным данным, это около 30-35% взрослого населения. Думаю, что эта цифра ближе к 40-50%. Именно среди этой категории граждан заболеваемость в 3-4 раза больше.
— Северная Осетия — один из регионов России, где наиболее высока заболеваемость детей туберкулезом. Почему этот показатель не удается улучшить?
— У нас действительно очень плохо обстоят дела с детским туберкулезом. По сравнению с СКФО и Россией в целом, в 2012 году в республике этот показатель был в 2 раза выше, показатель 2013 года еще больше повысился по сравнению с 2012 годом. В республике высоким является также и уровень инфицированности детей туберкулезом — 34,7% в 2012 и 32,3% в 2013 году. На инфицированность указывает положительная проба Манту, когда ребенок еще не заболел, но в его организме имеется туберкулезная инфекция. Хочу обратить внимание на то, что каждый третий ребенок и каждый второй подросток у нас инфицирован туберкулезом.

А такая картина сложилась потому, что Северная Осетия — один из очень немногих регионов РФ, где нет детского противотуберкулезного санатория. До 1992 года он существовал в Нузале. Потом его по каким-то причинам закрыли. А теперь посчитаем: половина из приблизительно 350-370 человек, которые заболевают каждый год туберкулезом, являются бацилловыделителями, т.е. заразными, это 170-180 очагов туберкулезной инфекции. Дети, проживающие в этих очагах, а также в очагах хронической туберкулезной инфекции должны изолироваться и в течение 4-6 месяцев им необходимо проводить лечебно-профилактические и оздоровительные мероприятия, повышать иммунитет, наладить хорошее питание. А всего этого не происходит. Последние 10 лет этот вопрос мною неоднократно поднимался на уровне правительства республики. В программе развития здравоохранения республики до 2020 года был пункт о строительстве такого санатория. Правда, он был связан с частно-государственным партнерством. Это долгая история. Наши дети не могут так долго ждать.

В Нузале, рядом с бывшим туберкулезным санаторием, имеется больница. Ее площадей достаточно, чтобы там разместить санаторий со школьными классами на100-120 тубинфицированных детей и подростков. Здание требует ремонта. Но это значительно быстрее и дешевле, чем строить новый санаторий. Тем более в свете сокращени коечного фонда.

— Какова степень оснащения диспансера современной диагностической и лечебной аппаратурой?

— Сегодня в диспансере имеется не все необходимое оборудование. С середины прошлого года мы приобрели новый современный цифровой рентгеновский аппарат для поликлинического отделения, а также 2 кардиографа и 2 спирографа. В прошлом году противотуберкулезной службе республики была выделена субсидия на 2014 г. по ФЦП на 63,9 млн рублей на приобретение медоборудования при условии софинансирования из республиканского бюджета на 18,88 млн рублей. Думаю, что в ближайшие два года мы оснастим наши подразделения недостающим оборудованием.

— Пациенты охотно соглашаются на хирургическое вмешательство?

— Излечение больных на 25-30% зависит от хирургической активности. У нас она низкая. В прошлом году за первые 8 месяцев было прооперированно всего 40 больных. Это в основном было связано с отсутствием современного диагностического оборудования, необходимой анестезиологической и хирургической аппаратуры, которые позволяли бы проводить широкие операции, даже в сложных случаях. Поэтому мы стали приглашать ведущих специалистов из Москвы. К счастью, в столице работает наш земляк, доктор медицинских наук Казбек Токаев, один из ведущих торакальных хирургов страны. В прошлом году в течение 4 месяцев он два раза приезжал к нам со своим ассистентом. В этом году он приехал один раз на три недели и за это время прооперировал 16 человек. Из них 4 — пульмонэктомии, т.е. полное удаление одного легкого. В совокупности только за первые 5 месяцев этого года у нас уже проведено 53 операции.

— В состоянии ли страдающие туберкулезом сами приобретать лекарства?

— Сейчас лекарственное обеспечение хорошее. Препараты все больные получают бесплатно: и в стационаре, и в поликлинике. В районах противотуберкулезные препараты приобретались частично за счет нашего министерства здравоохранения, частично на свои средства. Теперь с переходом ЦРБ в ведение минздрава, лекарственное обеспечение будет происходить централизованно. Если сейчас в каком— то районе не хватает того или иного препарата, то мы им его выдаем бесплатно.

— Выделяются ли пациентам квоты на лечение за пределами республики?

— Выделяются тем больным, которым мы пока не в состоянии оказать необходимую помощь. Как правило, это больные с широкими, двусторонними процессами, с массой сопутствующих заболеваний и осложнений. В таких случаях мы посылаем пациентов в НИИ фтизиопульмонологии в Москве, и в центральный институт туберкулеза, где работает Казбек Токаев. Минздрав практически никому не отказывает в квотах в необходимых случаях.

— Какова профилактика туберкулеза? Как обезопасить себя?

— Взрослому населению необходимо ежегодно проходить флюороосмотры, а детям ставить реакцию Манту. Кроме того, обязательны изоляция выявленного больного в стационар и поголовное обследование всех контактных с ним людей. Важно незамедлительно обращаться к врачу, если имеются легочные симптомы — кашель, небольшая температура, потливость, слабость.

— Минздрав республики не раз планировал вести переговоры с ведущими специалистами страны. Есть ли врачи, готовые переехать работать сюда?

— Чтобы мы запустили работу диспансера на более высоком современном уровне, конечно, нужны специалисты. Причем специалисты разного спектра: хирурги, рентгенологи, эндоскописты, лаборанты. Специалисты из других регионов к нам не хотят ехать, но несколько человек я все-таки вернул, с другими веду переговоры о возможном возвращении. Из Москвы должна вернуться наш педиатр. Два раза за мою бытность на короткое время мы приглашали квалифицированного специалиста по лабораторной диагностике из Москвы, а также ведущих специалистов по организационно-методической работе из Московского и Санкт-Петербургского НИИ туберкулеза. Они помогли начать заполнение регистра на больных туберкулезом. Каждый больной должен быть в базе данных, в которой будут фиксироваться все его перемещения, результаты обследований и т.д. В перспективе планируем даже создать отделение по мониторингу туберкулеза.

— В тубдиспансере уже давно необходимо построить новые корпуса, которые соответствовали бы всем нормам. Когда планируется начать стройку?

— В республиканской программе развития здравоохранения до 2020 года было заложено 409 млн рублей на реконструкцию одного лечебного корпуса. Но после тщательного осмотра всех зданий и коммуникаций диспансера в пос. Южный и на ул. Маркова мы пришли к выводу, что реконструкция и ремонт существующих корпусов и коммуникаций совершенно не рациональны. Нужно строить новый комплекс всего противотуберкулезного диспансера, который состоял бы из нескольких лечебных корпусов, взрослой и детской поликлиник, детского стационарного отделения. Я посетил несколько городов, где построили или строят новые корпуса противотуберкулезных учреждений — в Москве, Белгороде и Чечне.

По нашей просьбе одна из московских компаний, занимающаяся проектированием медучреждений, совершенно бесплатно взялась за проведение предпроектных разработок республиканского противотуберкулезного диспансера на 406 коек. Но принципиальным моментом в этом вопросе является местоположение нового комплекса. Сейчас мы находимся в болотистом месте. Из-за высокой влажности все гниет и ржавеет. Если новый комплекс строить на этом же месте, то делать это нужно в два-три этапа: сначала вырубить и выкорчевать лес вокруг диспансера площадью 2 га, провести очень дорогостоящие дренажные работы. В обязательном порядке будут повреждены и так на ладан дышащие коммуникации. В любом случае стройка продлится долго и нарушит лечебно-диагностический процесс. Кроме этого, все постройки и оборудование очень быстро начнет портиться.

Мы обсуждали вопрос о строительстве комплекса республиканского противотуберкулезного диспансера не только на старом месте, но и на равнинной части, недалеко от Владикавказа. Нужно найти 8-9 га земли. Стройка на новом месте обойдется значительно дешевле. После 16 июня гендиректор и главный инженер проектной компании приедут к нам с эскизным вариантом проекта строительства с его презентацией.
Милана 15-Тадеева