15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Облачно)
41 %
0.92 м/с
Кокаев: Танцевать несвойственный хонга – я этого не понимаю
16.03.2016
20:24
Кокаев: Танцевать несвойственный хонга – я этого не понимаю

Актер и хореограф Алан Кокаев рассказал «15-му Региону» о своем видении современного танцевального искусства  и объяснил, почему танцы народов соседних республик вытесняют осетинские.

— Какой период сегодня переживает осетинское танцевальное искусство?

— Сейчас учусь на третьем курсе аспирантуры в Москве и приступаю к написанию большой диссертационной работы на тему осетинской хореографии. Изначально я собирался писать об отличительных свойствах между танцами северокавказских народов, хотел найти четкую разницумежду ними. Но в процессе понял, что общего очень много и это общее очень трудно отнести к какому-то одному народу. Тогда перешел на более патриотичную сторону: начал писать исключительно об осетинской хореографии, чтобы найти осетинские ценности в области искусства. Это очень сложно. Мне кажется, чем дальше, тем больше в хореографии всё постепенно превращается в общее. Такое ощущение, что скоро все кавказские народы будут демонстрировать что-то одно. При этом каждый не перестанет и дальше бить себя в грудь, считая, что это его танец.  

— Когда начали происходить изменения?

— Изменения происходят давно. Просто сегодня это более ярко выражено. Сейчас грузинский, кабардинский и чеченский танцы исполняются на осетинских торжествах, как будто так и должно быть. А раньше было четкое разграничение. Молодежь, мне кажется, сегодня особо не разбирается в этом, для них «Гандаган» не аджарский, а осетинский танец.

— С чем это связано?

— Сказалось влияние социальных сетей,  Ютьюба, который пестрит лезгинкой, а не осетинскими танцами. Неважно, это чеченская или дагестанская лезгинка, ее очень активно и зачастую очень грамотно пиарят. Появляется очень много исполнителей этого направления. Может быть, это неумышленная реклама, но этого очень много. Да, это зрелищно, интересно, хитово, поэтому и запоминается. Я часто замечаю: люди, не умеющие танцевать, почему-то знают шлягерные  движения лезгинки. В интернете они постоянно видят ролики, визуально запоминают и копируют движения. В этом смысле, осетинские танцы они скопировать не могут.

— За последние годы в осетинских танцах появились вкрапления грузинских элементов. Как относитесь к такому смешению стилей? В каких ансамблях чаще всего прослеживаются грузинские мотивы? 

— Почти все республиканские ансамбли 80% своего репертуара строят на хореографии, не принадлежащей Северной Осетии. Не умаляю их достоинств, но не стоит называть грузинские танцы осетинскими. Танцевать хонга, но исполнять какие-то несвойственные для него движения — я этого не понимаю. Так искажается осетинская культура! Это приводит к тому, что постепенно танец приобретает совсем другой вид, остается только его название.

— А какие танцы вы можете назвать исконно осетинскими?

— Например, «Симд». Я уверен, что это исконно осетинский танец. Есть версия, что он исполнялся мужчинами, потом постепенно начали вступать женщины. Взяв ее под руку, мужчины стали танцевать степенно. В этом смысле он и характеризует наш характер, и он сохранился. Что касается «Горского», то это тот же «Тымбыл кафт» или «Хъазты кафт» только исключительно, подчеркиваю, в исполнении мужчин, соответственно он и называется танцем горцев. 

— Что скажете насчет другого известного танца «Хонга»?

— Может, это кому-то и не понравится, но я расскажу историю, которую услышал от своей 88-летней бабушки. Она замечательно танцует. Однажды я спросил у нее, какие танцы исполняли во время ее молодости. Она перечислила «Симд», «Хъазты кафт», «Касгон кафт». Тогда я переспросил, что из себя представляет «Касгон кафт». И она сказала, что «Хонга» и есть «Касгон кафт». Логика моей бабушки ясна: он может быть заимствованным танцем, который осетины переняли у кабардинских князей, придумали под него свою музыку. Сегодня это полностью самостоятельный осетинскийпарный танец юношей и девушек, исполняемый в осетинской манере и под осетинскую музыку. 

— В Осетии среди танцевальных коллективов практически никогда не существовало конкуренции. Всего один государственный ансамбль. При этом есть и другие ансамбли, которые в своей копилке имеют внушительный список побед на международных конкурсах…

— …Есть фестивали, на которых кавказскому коллективу вообще не сложно выиграть гран-при только потому, что по менталитету и характеру их танцы более зажигательны и интересны, чем танцы других народов. А есть фестивали высшей категории… Студенческие ансамбли зачастую бывают с амбициями государственного.

— Возможна и нужна ли в нынешних условиях конкуренция между ансамблями?

— Конкуренция в области танцевального искусства и личная — две разные вещи. Когда мы встречаемся на конкурсах, не должны относиться друг к другу как соперники. Я могу пожать тебе руку и пожелать удачи. А у нас руководители ансамблей, как правило, либо необразованные, либо невоспитанные. Амбиции разные бывают, у некоторых они чересчур болезненные – они настраивают своих детей на неправильный лад. Допустим, в республике был фестиваль «Танец дружбы». Очень хороший конкурс, но он ничего не сделал, чтобы объединить осетинские коллективы, а наоборот их рассорил. Если бы у меня были полномочия, я активно работал бы над тем, чтобы дети Осетии дружили между собой.

 

 

Карина 15-Икаева