15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Облачно)
100 %
1 м/с
Лена Газаева: С бала на корабль
20.03.2013
11:49
Лена Газаева: С бала на корабль

Номинант «Золотой маски» Елена Газаева в интервью «15-му Региону» рассказала о трудностях творческого пути, секретах успеха и любви к сцене, а также своих непохожих героинь Ариэль из «Русалочки» и Сары из «Бала вампиров».

— Для начала расскажите, как стали актрисой? Почему выбрали театр, а не кино? Что предопределило выбор?

— Мне кажется, любая девочка мечтает стать актрисой. Например, сейчас об этом мечтают мои племянники. У меня в семье никогда не было артистов и вообще людей, имеющих отношение к искусству. Я не представляла, как свое стремление можно реализовать. Мечтать-то мечтала, но ничего сначала для этого не делала. Разве что устраивали домашние концерты для родителей, иногда даже всем двором. У нас был большой 4-подъездный дом, в котором было много детворы. Ну и конечно, я часто выступала на школьной сцене, пела и играла в спектаклях.

После школы подала документы сразу на два факультета СОГУ: химико-технологический и факультет искусств. Неожиданно поступила сразу на оба факультета, выбрала по совету родителей химтех, но сцену не бросила. Сначала принимала участие в студвесне, а потом все-таки решила перевестись на актерское отделение. Подумала, зачем мне учить химию, если я хочу петь? В Осетии нельзя получить высшего вокального образования, есть только училище искусств. А моей семье было очень важно, чтобы я получила высшее. Поэтому я предпочла актерский факультет, потому что там я могла получить многое из того, что нужно для сцены. Как оказалось, актерское мастерство очень пригодилось.

— Что вынесли из студенчества? Есть какие-то особенно запомнившиеся эпизоды?

— Помню, как ставили «Женитьбу» Гоголя. Я играла старенькую тетку Арину Пантелеймонову. Загримирована была забавно: на щеке моей красовалась огромная бородавка, а большую часть спектакля мне положено было спать. Я расстаралась и храпела на весь зал. После спектакля объявляли оценки, мне поставили «пять», но дело даже не в этом. Заведующий кафедрой сказал: «Газаева молодец! Не стеснялась быть некрасивой!». Для актрисы важно не думать о том, как она выглядит со сцены, главное — раскрыть своего персонажа.

— Как отнеслись к выбору профессии родители, они тебя поддерживали?

— Поначалу хотели, чтобы я получила «нормальную» специальность. Во Владикавказе профессия актера ведь не особо оплачиваемая и востребованная. У нас не развит кинематограф, практически не ставят мюзиклы. Родители, понимая это, сказали так: получи сначала профессию, в крайнем случае без работы не останешься, станешь учителем химии. Я прислушалась, сочтя их слова разумными. Когда окончательно решила перевестись, пришла в слезах к маме, но она с пониманием отнеслась к моему желанию и сказала: «Пусть будет так. Это твой выбор».

— Что чувствовали, когда впервые вышли на сцену?

— Это было во Владикавказе. Только-только открылся молодежный театр «Шанс». Приехал московский режиссер Юрий Урнов, который ставил спектакль «Лейтенант с Инишмора». Я была единственной девочкой в спектакле, играла типичную пацанку. Моя героиня мечтала стать террористкой и бороться за свободу Ирландии, весь спектакль я проходила с пневматическим ружьем. Эта роль стала для меня серьезным опытом, поскольку играть пришлось не совсем обычного женского персонажа, а довольно жесткую своеобразную пацанку, которой и убить ничего не стоит. Кстати, и сам спектакль прошел не совсем в привычной атмосфере, в сгоревшем здании на проспекте Мира. А зрители наши сидели на скамейках. Такой вот нетипичный театр.

— Чем игра в мюзикле отличается от игры в обычной постановке, помимо того, что актерская игра совмещается со сложными вокальными партиями?

— Наверное, это прозвучит забавно, но меня берут только в мюзиклы. Когда только приехала в Москву, мне по большому счету было все равно, чем заниматься: я люблю и театр, и эстраду, и кинематограф, и телевидение. Я даже успела побывать телеведущей на одном кабельном канале. А принимают меня чаще в мюзиклы. Наверное, по формату подхожу, внешностью, голосом… Разумеется, пробую себя и в других сферах, в кино, например. После съемок в одной серии «Глухаря» маме звонили родственники со словами «Мы Лену по телевизору видели! Дай Бог ей удачи!» А на самом деле роль-то была малюсенькая. Хочется, конечно, попробовать себя в большом кино.

— В каком возрасте переехали в Москву? Город, как известно, негостеприимный, неприветливый… С чего начинался столичный этап вашей жизни?

— Я переехала в Москву в 2008-м, в возрасте 24 лет. Многие говорили, что поздно еду, что надеяться не на что, с моим согушным дипломом меня никуда не возьмут. Но я чувствовала в себе нечто, что могло привлечь режиссеров. И мама меня поддержала: «Если бы не видела тебя на большой сцене, ни за что не отпустила бы!». Поначалу, конечно, пришлось трудно: не было ни своего угла, ни знакомых, ни денег, чтобы «купить» роль. Первые полгода провела перед ноутбуком, до боли в пальцах вбивая в строке поиска: «кастинг в рекламу, кастинг в кино, кастинг в мюзикл, театр, актерские агентства». Собирала портфолио, вступила во множество групп в социальных сетях, где набирались люди в массовку, посещала всевозможные актерские пробы, но безрезультатно.

Впервые удача улыбнулась мне на кастинге мюзикла «Мастер и Маргарита», который проходил в Детском театре эстрады. Шла туда с надеждой попасть хотя бы в хор. Так получилось, что для рекламы дуэт Мастера и Маргариты был записан Дмитрием Харатьяном и Светланой Светиковой. Я и решила, что эти двое исполняют главные роли. Прихожу на кастинг, мне дают необычный этюд: показать, как растет цветок. Только потом я узнала, что на самом деле меня выбирали на роль Маргариты. Я сначала не поверила: «Как? Разве не Светлана Светикова?». Оказалось, Харатьян и Светикова записали демо-версию только для рекламы. Тогда мне пророчески пообещали: «Ну все, быть тебе Маргаритой!» Уходя, я загадала желание: пройти в следующий тур кастинга. И действительно, прошла! А потом и два следующих. Тогда я впервые осмелилась представить, что мне дадут роль Маргариты. Это казалось настоящей сказкой — играть главную героиню, да еще какую! Без знакомств, без связей… И я получила эту роль! Это была моя первая победа. Там уже познакомилась со многими известными актерами, стала узнавать о других кастингах.

— Первый успех всегда воодушевляет! Раз мы заговорили о творческом пути, расскажите, что для вас быть артисткой? В чем заключается главная трудность этой профессии?

— Для артиста главное — быть нужным. Из всего, что дала мне моя профессия, самое ценное — это письма фанатов. Однажды я получила такое послание: «Недавно хотела покончить с собой, не видела смысла в жизни… Но когда посмотрела «Бал вампиров», у меня появились надежда, вера и силы. Спасибо вам за то, что я хочу жить дальше». А буквально несколько дней назад одна девушка написала мне: «Спасибо за вашу Ариэль, у вас такой светлый, сказочный образ, что весь спектакль от счастья текли слезы. Спасибо за то, что появились силы бороться, верить, улыбаться, не сдаваться и быть добрее. Ваше творчество помогает жить». Читая эти строки, я понимаю, что мое творчество нужно. И это для меня — самое ценное.

— Вас номинировали на театральную премию «Золотая маска» в номинации «Лучшая женская роль» за роль Сары мюзикла «Бал вампиров». И за эту же роль — на премию «Музыкальное сердце театра». Это большой успех. Какие чувства испытали?

— Сразу скажу, что премию «Музыкальное сердце театра» я не получила. Об этой номинации мне рассказала знакомая, у которой есть друзья в экспертном жюри. С утра проснулась, и сразу же получила такую радостную новость. «Не может быть!» — думала я. Первый человек, с которым поделилась, была, конечно, мама. Педагогу своему Алану Албегову решила ничего не говорить, посчитала новость несущественной. Вот если бы на «Маску» номинировали, тогда другое дело, было бы, чем его порадовать. И тут, спустя несколько дней объявляют список номинантов на «Золотую Маску». В их числе — четыре актера, задействованных в «Бале вампиров». Это очень много. В номинации на лучшую женскую роль также заявлена Манана Гогитидзе, она играет мою маму, Ребекку. Я, конечно, не верила до последнего, пока сама лично не увидела свою фамилию в списке номинантов на официальном сайте. Вот тогда уже рассказала своему педагогу.

— А если премия достанется вашей коллеге? Какие еще актеры могут составить конкуренцию?

— Всего номинированы три девушки: я, Манана Гогитидзе и Ирина Максимкина, которая играет Ассоль в «Алых парусах». Это редкость, чтобы такое малое количество актеров было заявлено. Я Манане говорю: «У нас преимущество в 66%!». И если она получит премию, я буду очень рада за нее!

— Это ваша первая подобная номинация?

— Да. Сама только номинация уже многое значит.

— Как вы попали в мюзикл?

— «Бал вампиров» — мой первый масштабный проект европейского уровня. Остальные — «Мастер и Маргарита», «Бременские музыканты», «Лукоморье» — это небольшие постановки. А тут приехала европейская команда. Сам Роман Полански приехать не смог, приехал его друг Корнелиус Балтус, который и был режиссером. О кастинге я узнала от друзей. Никто тогда не знал, что это за мюзикл будет и насколько он станет успешным. Я поехала, что называется, за компанию. Сначала отправила видео, после чего меня пригласили на кастинг. На прослушивании режиссер очень долго меня мучил, даже спрашивали меня потом: «Ты что, сольный концерт давала?». Потом, уже спустя какое-то время, я узнала, что когда зашла на кастинг, Корнелиус Балтус сразу сказал: «Это — Сара!».

— Расскажите о своей героине Саре. Как вы вживалась в роль, были ли какие-то трудности в исполнении? Насколько вам близка героиня?

— Какие-то качества Сары есть в любой из нас. Но кто-то сильнее, смелее, а кто-то всю жизнь жалеет об упущенном шансе. Сара хочет сказки, ей надоела рутинная жизнь в маленькой деревушке. Свою любовь ей предлагал студент, приехавший в деревню, но обычной человеческой любви ей было мало. Сара хочет чего-то нового. Граф-вампир предлагает вечную любовь и вечную жизнь. Многие решаются на этот шаг, обжигаются, но решаются. Сара тоже решилась, а в результате оказалась использованной и обманутой. Но она рискнула. И пускай она обожглась, но это был ее выбор. А многие так и не решаются на смелый шаг, а потом всю жизнь жалеют. Сара очень сильная и смелая, вопреки тому, что многие называют ее глупой.

— Не было ли психологически сложно играть в столь «демонической» поставновке?

— Это театр. Я не суеверна. Да, в финале все превращаются в вампиров, по сути, зло побеждает. «Не закончится смертельная гонка, весь мир принадлежит убийцам и подонкам», — поется в конце мюзикла. Но сам автор Роман Полански высмеивает это зло.

— Возникали ли трудности в процессе репетиций?

 — Да, поскольку это мой первый подобный проект. Вокальные партии были сложными, приходилось много заниматься, иногда возникали проблемы с голосом. В Питере совершенно другой климат, я-то выросла в теплом Владикавказе и совсем немного успела пожить в Москве. Было сложно и морально, и физически, вдали от всех, в чужом городе. Приходилось общаться только с членами театральной труппы, но мы стали семьей и очень поддерживали друг друга.

 — Чем российские постановки отличаются от европейских? Что нового в спектакль привнес российский режиссер?

— Это венская версия мюзикла. Всем, начиная от постановки света и заканчивая реквизитом, занимались иностранцы, которые специально для этого приезжали в Санкт-Петербург. Что нового? В первую очередь чувства и эмоции. Режиссер говорил: «Не смотрите иностранные версии, не ориентируйтесь на них, мне нужно, чтобы персонаж шел от вас».

— Еще одна работа, о которой хочется спросить, это, конечно, мюзикл «Русалочка». Как вы попали туда?

 — Это был февраль прошлого года. Кастинг оказался сложным, для меня он длился полгода. Друзья подбадривали: «Лена, ты вылитая Ариэль из мультика!» Я дошла до финала вместе с Натальей Быстровой и была полностью уверена, что я тоже пройду отбор. Вместо этого мне порекомендовали заниматься пластикой, пилатесом, танцами и попросили прийти в мае на новые пробы. Я последовала советам, тем более, что компания за свой счет организовала мне занятия пилатесом. Это лишний раз доказывало, что они были заинтересованы в моем участии. Когда я вновь пришла на кастинг в мае меня утвердили на роль Русалочки.

 — Вы впервые выступаете в альтернативном составе. Неприятно, наверное, когда вас сравнивают, например, какая "русалочка лучше?

 — В этом мюзикле "русалочек" две, и мы очень разные. Более того, каждая из нас имеет своего зрителя и своих поклонников. В «Мастере и Маргарите» тоже было две актрисы на роль главной героини, и у каждой — фиксированное количество спектаклей, прописанных в контракте.

 — Постановка сложная с точки зрения декораций. Каково это было — одновременно парить над сценой и петь?

 — Мы занимались несколько месяцев пилатесом, чтобы подготовиться к большим физическим нагрузкам. Когда я первый раз взлетела над сценой, то не понимала, как можно совместить движения телом и при этом петь. Сначала мы заучивали полетные движения, а потом совмещали их с вокальной партией. Это было сложно.

— Какая роль, Сары или Ариэль понравилась больше? Какая сложнее?

— Мне тяжелее играть «Бал вампиров», но при этом он остается моим любимым мюзиклом. Там другая, более мощная энергетика. Роль Сары сложнее эмоционально. Русалочка же более простая и лиричная.

— Что дала вам роль «Русалочки»?

— Я усовершенствовала вокал и сделала то, на что считала себя неспособной: смогла одновременно летать над сценой и петь. Многие думают, что мы выступаем под фонограмму, но каждый раз это живой звук. Коллеги удивляются, как мы это делаем.

— Что больше всего запомнилось во время репетиций мюзикла «Русалочка»?

— В сентябре уехала в Питер на «Бал вампиров». А премьера «Русалочки» была запланирована на октябрь. Начались предпоказы для прессы, в главной роли выступала Наталья Быстрова. В самый разгар моего пребывания в Питере у меня на телефоне раздается звонок: «Лена, срочно выезжай в Москву, будешь играть в превью! Наташа заболела». У меня не было ни одного прогона спектакля, я ни разу не работала в костюме и даже в парике, а на переодевание давалось 15 секунд, не больше. Но делать нечего. Отыграв «Бал вампиров», я сажусь в поезд до Москвы, днем — частичный прогон спектакля, а вечером — сцена и полный зал. И так два дня. Это был стресс! Режиссер, видя мое волнение, тогда посоветовал: «Просто расскажи всем историю Русалочки». Все прошло хорошо, без ошибок, а после режиссер "Русалочки" Кристьян Дурхам сказал: «Это фантастически, учитывая, в каком ты была положении!». Вот так я попала с бала на корабль!

— Ваше отношение к популярности и успеху?

 — Самое главное — не заболеть звездной болезнью. Однажды я была близка к этому, но вовремя сказала себе «Стоп!». Главное — распознать симптомы и вовремя остановиться. Очень легко думать, что ты самый лучший, а все остальные — менее талантливые. Звездная болезнь перечеркивает искусство.

— Бывает так, что нет сил выйти на сцену? Что тогда делаете, откуда черпаете вдохновение?

— Постоянно сменяющие друг друга выступления то в Москве, то в Питере очень изматывают. Когда мне сложно, звоню старшей сестре Ирине Газаевой и спрашиваю ее совета. Буквально недавно рассказывала: «У меня нет сил. Что делать? Я не хочу работать, я устала, но я должна любить свою профессию и хотеть выйти на сцену!». Тогда она нашла для меня очень нужные на тот момент слова: «Забудь о прошлых успехах и иди к новым!».

— Хотели бы еще когда-нибудь выступить на осетинской сцене? Или осетинская эстрада — пройденный для вас этап?

 — Конечно, я планирую выступить на родине. Мама мечтает о моем сольном концерте во Владикавказе.

— Кто ваш самый строгий судья, и в чем все-таки секрет успеха?

— Вера в себя. А труд и упорство приложатся. Ты не станешь трудиться, если не веришь в свои силы. А еще важно, чтобы близкие в тебя верили. Мой самый строгий судья — моя мама, Татьяна Газаева. Она всегда говорит мне правду. Мы даже иногда с ней по скайпу вокалом занимаемся, хотя она к музыке не имеет никакого отношения. Но она свои чутьем угадывает ошибки и дает очень ценные советы. Моя главная поддержка и опора — моя семья, и многие мои коллеги в Москве и в Питере очень удивляются, насколько я к ней привязана.

— Что можете пожелать начинающим актерам?

— Идти вперед, несмотря ни на что. Сколько раз у меня такое бывало, что я хотела уйти из профессии, считая себя профнепригодной. Начинающие актеры столкнутся с этим, будут думать, что сцена — это не их призвание, что они — случайные люди в искусстве. Нельзя сдаваться перед трудностями. Сегодня спел плохо — завтра сделай все, чтобы спеть лучше, а не думай об уходе. Опускаются руки? Работай над собой. Не надо сворачивать с пути, однажды сделав свой выбор.

 
Василиса 15-Дзагурова