15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
21°
(Облачно)
56 %
3 м/с
Люди перестали читать большие новости, их цепляют только картинки
17.12.2015
12:31
Люди перестали читать большие новости, их цепляют только картинки

Автор проекта политической карикатуры «Шарж и перо» Давид Газзати рассказал «15-му Региону» о предпосылках его создания, планах на будущее и проблемах в Осетии.

— Вы стали победителем всероссийской премии «Прометей». Насколько эта победа важна и ставилась ли цель победить?

— Когда запускался проект «Шарж и перо», не ставили цели выигрывать всякие премии. Но приятно, что нас заметили. Для редакции проект стал российским ответом на «Шарли Эбдо». И у нас получилось. Спустя полгода после того как появилась газета, нас уже знали по всей России, а когда случились трагические события в Турции, о нас узнал весь виртуальный мир. Вместе с «Русской весной» мы запустили специальный хештег «Не еду в Турцию», этот баннер облетел весь интернет. И вот попали в прицел всероссийской премии и неожиданно стали стартапом года. Кстати, на премии «Прометей» один из спецпризов получил тоже наш проект — «Романтики победы» о поэтах-фронтовиках.

— Как зародилась идея проекта?

— Захотели потроллить французских коллег. Мы уже несколько лет занимаемся проектами различного рода. Во Владикавказе создали творческую группу «Прогреди», о которой, наверное, знают во всей республике. Мы сделали ряд очень крутых видео-журналов и много оффлайн-проектов. Мы просто шагали в ногу со временем и привели к идее создания проекта. Мы видели, что ниша в России абсолютно пуста, карикатурная газета «Крокодил» закрыта, давно не выпускается. Помним, какое важное место занимал в жизни проект «Окна Тасс». Мы понимали, что это были не просто карикатуры, не просто плакаты идеологические. Это целая жизнь. Есть такая хорошая фраза, что карикатура – это как выстрел, который пронизывает и чувства, и разум и попадает прямо в сердце. Мы решили, что мир меняется, и сегодня в информационном мире пришло время картинок. Люди перестали читать большие новости, их цепляют только картинки. Если картинка хорошая, то человек понимает, о чем она, и так гораздо легче донести до людей информацию. Мы собрали очень известных карикатуристов России — это ведущие специалисты «Крокодила». Собрались, встретились и решили создать газету, так она появилась в рамках всероссийской организации «Боевое братство».

— Ваши ожидания оправдались?

— Мы и не ожидали такого ответа. Создавали газету, думали, что будем делать выставки, люди будут узнавать о нас там. Первый номер был посвящен событиям на Украине, второй – пятой колонне, были номера по проблемам Европы и т.д. Но тот «выхлоп» превзошел все наши ожидания. Появился интерес со стороны федеральных СМИ, на нас стали выходить европейские карикатуристы, которые поддерживают политику России. Они нам предлагали сотрудничество. И вот в ближайших планах у нас выпуск газеты «Шарж и перо» в Сирии на арабском языке. Есть договоренность. Так что газета будет выходить еще и в Сирии.

— Нет задумки создать «Шарж и перо. Осетия»?

— Я об этом часто думал. Идея актуальная, но можно сделать такой спецпроект отдельно в рамках Осетии. Потому что очень много ярких, интересных персонажей, очень много ляпов в политике внутренней, которые можно растаскивать на перлы и делать потрясающие карикатуры. Это так, несколько раз приходила идея, но станет ли она реальностью…

— А от чего это зависит?

— От времени. Было бы интересно. Есть у меня не в карикатурах, а в стихах рубрика «На злобу дня». В фэйсбуке выходят стихи на самые актуальные темы в очень жесткой форме, посвященные и проспекту, и различного рода опять-таки ляпам. Последнее стихотворение было посвящено «подаркам» «Единой России» мамам. Думаю, ближайшее будет посвящено Мачневу и его выходке с гинекологом. А карикатуры, если получится, будем делать.

В Осетии карикатуристов практически нет, и в России их очень мало. «Прогосударственных» всего человек 19, все остальные довольно либеральные, и их привлечь на свою сторону практически невозможно. Для российского карикатуриста региональная тема немного неинтересна. Следовательно, все упирается в наличие специалистов, которые рисовали бы эти карикатуры и понимали внутреннюю кухню. Мы не можем навязывать художнику. Ведь когда он рисует сам от души, понимая, что происходит, у него получается живая здравая карикатура.

— Если все-таки проект был бы реализован, то в какой стилистике работали бы? Есть «Шарж & love», «Невероятные приключения укров», а что было бы в Осетии?

— Я думаю, очень неплохо могут лечь в основу этих карикатур герои осетинского фильма «Волшебная папаха», где абреки обманывают простого мужика. Думаю, аналогию вы поняли.

— Насколько тяжело далась реализация проекта? Сталкивались ли с финансовыми сложностями?

— Это проект «Боевого братства», оно и финансирует. Но есть и огромное количество партнеров, которые понимают нужность этого проекта. Тираж у нас 10 тысяч. Но основная публика — это интернет. Газета имеет некий психологический фактор. И мы вообще хотим выпустить спецвыпуск в Европе и презентовать его в Париже. Думаю, в феврале-марте мы это реализуем. Специально недалеко от редакции наших «коллег». Номер будет посвящен проблемам Европы.

— «Шарж и перо» — это больше коммерческий проект или это порыв, стремление?

— Газета раздается бесплатно. Это абсолютно социальный проект. Он является неким реальным инструментом в информационной войне. Мы понимаем, что сегодня творится вокруг страны, видим, как мировые СМИ реагируют на события в России, видим кучу лжи, которая льется с экранов. И мы тем же самым инструментом пытаемся им отвечать. Картинка — самый наглядный способ показать человеку за очень короткий период, что на самом деле происходит вокруг него.

— Ваша деятельность направлена больше на народ или на власть?

— Думаю, одно не исключает другое. Карикатуры больше посвящены внешней политике, нам часто пишут комментарии, типа «а что бы вам не потроллить внутреннюю политику?». Мы не боимся этого, у нас целый номер был посвящен коррупции в России. Власть понимает, что за ними следят.

— Знакома ли ваша деятельность руководству страны? Были ли отклики?

— Нет, с того уровня на нас никто не выходил. Но крупные российские топовые информационные издания на нас выходят. Один из проектов мы презентовали в прямом эфире студии Life News, другой реализовали с «Русской весной». Мы предоставляем им оригинальный контент, они нам — площадки. Мы понимаем, насколько отчасти друг от друга зависим и делаем одно большое дело.

— Вы часто пишете посты на осетинском языке. Это способ не потерять связь с Осетией?

— Я живу в Москве. И вдали от Родины родное становится ближе, как ни странно. Я уехал в студенческие годы и почувствовал жуткую необходимость в чем-то родном: языке, культуре, традициях. У меня родился сын, и я понял, что если не буду говорить на осетинском языке, то мой сын тоже не будет. Я сделал все, чтобы говорить на осетинском: стал писать, читать, даже стихи стал на осетинском языке писать для своего сына.

— На малую родину не собираетесь возвращаться?

— Пока нет. Как я уже сказал, я уехал потому, что здесь было очень мало возможностей себя реализовать, и пока я их тоже не вижу. У меня очень много планов, которые, к сожалению, не смогу здесь воплотить.

— Какие проекты не нашли поддержки?

— Все, что касается осетинского языка, все поддерживается, но только на словах. Отдельно могу сказать спасибо только министерству образования в лице первого замминистра Владислава Тотрова, который нам всячески пытается помогать. Вот, например, когда снимали фильм «Романтики победы», мы изъездили вдоль и поперек Северную и Южную Осетию. Мы говорили, что это надо, просили хоть какой-то финансовой поддержки, но нам сказали, что в бюджете нет денег.

— А в чем главная проблема того, что нет возможности реализоваться?

— Масштабы. Мы часто обиваем пороги и не видим понимания со стороны чиновников. При этом мы не требуем денег, сами вкладываем деньги, набираем команду, обучаем ее. В Осетии огромное количество талантов, которыми нужно заниматься.

 

Наталья 15-Цховребова