15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Облачно)
81 %
1 м/с
Метка Беслана
17.04.2014
00:14
Метка Беслана

В сентябре 2004 года Лейла оказалась заложницей террористов в Беслане, хотя родилась только спустя 8 месяцев, в мае 2005 года. В списке погибших есть имя ее старшего брата, первоклассника, а среди выживших — мамы Салимат и сестры Амины. Салимат тогда еще не знала, что носит еще одну дочь. И уж никак не могла предположить, что Беслан оставит на лице еще не рожденной дочки свою метку. Диагноз Лейлы — порок развития кровеносных сосудов левой стороны лица.

— Это был самый черный день в моей жизни, — признается Салимат Сулейманова. — Первого сентября мы все вместе, муж и я с пятимесячной Аминой, провожали сына в первый класс. И случился этот ужас… Там, в школе, я даже не могла быть рядом со своим сыном, матерей с грудными детьми вывели, террористы злились, что дети плачут. Когда выводили, думала, передам дочку на волю и вернусь к сыну. Но боевики вытолкнули нас и не пустили обратно. Мой мальчик погиб. Салимат плохо помнит первые месяцы после теракта. Врачи назначили ей сильнодействующие транквилизаторы, она все время плакала. Начались проблемы в семье.

— Я родом из Дагестана, вышла замуж и переехала в Беслан совсем молодой. После теракта моя жизнь закончилась. Муж винил в смерти сына меня, а потом вообще ушел от нас, — вспоминает Салимат.

Когда Салимат узнала, что беременна, сразу перестала принимать лекарства, очень волновалась, что они навредили ребенку. Молилась о том, чтобы малыш родился здоровым. Так и вышло, если не считать огромного темно-красного пятна на левой стороне лица. «Метка Беслана», — заключила акушерка, принимавшая Лейлу.

— Я не сразу занялась дочкой, как надо было бы, — признает Салимат. — После родов у меня на нервной почве отказали ноги, я долго была прикована к постели. Мама и сестры приехали из Дагестана, помогали с детьми, ухаживали за мной. Потом мы с Лейлой ездили в клиники разных городов. Врачи говорили — пусть она подрастет, тогда посмотрим, а некоторые утверждали, что и вовсе не надо лечить. Но как-то я познакомилась с мамой девочки, которой лечение лазером помогло избавиться от такого же пятна, как у моей дочки! На терапию лазером собирали деньги всей семьей и друзья помогли. Первые курсы дали результат. Нужно продолжать лечить, а не на что. Дочка учится в школе, взрослеет, начала стесняться своей внешности. «Мама, почему у меня такое лицо?» — спрашивает…

На продолжение лечения Салимат попросту негде взять денег. Она инвалид II группы, ей выплачивают пенсию, на которую она растит двух дочерей.

Мадина Сагеева

Для спасения Лейлы Сулеймановой не хватает 181 000 руб.

Руководитель Центра челюстно-лицевой хирургии Виталий Рогинский (Москва): «У девочки порок развития кровеносных сосудов левой половины лица. Ей нужен курс импульсной фототерапии. Для полного исчезновения пятна потребуется длительное лечение».

Центр челюстно-лицевой хирургии выставил счет на лечение Лейлы на 280 тыс. руб. Фонд «Наша инициатива» Компании «М.Видео» внесет 93 тыс. руб. 6 000 руб. собрали наши читатели. Таким образом, не хватает 181 000 руб. Дорогие друзья! Если вы решите спасти Лейлу Сулейманову, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято. Деньги можно перечислить в Русфонд. Можно воспользоваться и нашей системой электронных платежей, сделав пожертвование с кредитной карточки или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа. Спасибо!
 
Чтобы помочь, отправьте слово ДЕТИ с любого номера местных операторов сотовой связи на короткий номер Русфонда 5541. Стоимость смс 75 рублей, количество смс не ограничено. Остальные способы перечисления денег и реквизиты фонда на rusfond.ru/osetia 

 
 
 
Экспертная группа Русфонда