15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
19°
(Гроза)
100 %
1 м/с
Мидаграбин на замке. Почему?
29.07.2010
10:31
Мидаграбин на замке. Почему?

В своей книге «Неизвестная Осетия» в споре с известными экономистами я утверждал: «Будущее жителей Северной Осетии в обществе потребления и глобальной открытости, бурно развивающихся технологий — это горы. И прежде всего воды и индустрия отдыха». Некоторые читатели-собеседники ответили мне на это скептическими улыбками, хотя знали, что уже энергично лоббируется проект создания горнолыжного комплекса «Мамисон». И вот о перспективах развития туристического бизнеса нашей республики решительно заявил и полномочный представитель Президента РФ в новом Северо-Кавказском федеральном округе Александр Хлопонин. Глава РСО–А Таймураз Мамсуров в беседе с журналистами Григорием Шведовым и Романом Баданиным («Кавказский узел»), говоря о приоритетных отраслях экономики республики, заявил: «… Локомотива я не вижу, но есть перспективная отрасль — туризм, неограниченные возможности развития которой нам сам Бог дал, и было бы неразумно их не использовать. Он очень полезен будет для экономики и вообще будет менять менталитет республики». 30 июня полномочный представитель РСО–А при Президенте РФ, зампредседателя правительства республики Александр Тотоонов, рассказывая о прошедшем Петербургском международном экономическом форуме, особо подчеркнул: «… Нам в Северной Осетии особенно приятно, что одним из самых ярких проектов в регионе признан туристско-рекреационный комплекс «Мамисон».

Мне, исходившему в тех краях немало дорог и троп, откровенно говоря, стало и приятно, и завидно, что уже не смогу по дороге с туристами на Мамисонский перевал пройти мимо этого чуда рекреации XXI века! И чудо это уже рождается, к будущему комплексу строится автодорога. А ведь там рядом «Транскам», Зарамагская ГЭС. Воображение рисует паруса яхт на Зарамагском водохранилище, корпуса нового санатория «Тиб» с уникальными минводами…. Но это все, очень надеюсь, еще впереди.
А пока на индустрию отдыха в Северной Осетии работают всего лишь два ее туристических бренда — «Цей» и «Даргавс». В республике немало других чудесных мест, но ничего не поделаешь, в создание брендов «Цей» и «Даргавс» вложено за многие годы немало усилий ученых, краеведов, журналистов. Пример из того ряда, куда входит и Военно-Грузинская дорога, обязанная своей общеизвестностью и знаменитостью множеству прославленных поэтов и писателей, запечатлевших ее красоты в своих произведениях. А ведь если разобраться, подобных дорог, не уступающих Военно-Грузинской по красоте, на Кавказе немало. А вот поди ж ты, многие и многие жители соседних регионов и России, и экскурсоводы Нальчика, Кисловодска, Пятигорска, Ессентуков давно облюбовали именно наши широко известные, находящиеся на слуху места. Постоянно наблюдаю, как каждую субботу и воскресенье в Даргавс приезжают из Кавминвод до 10 юрких, вместительных автобусов «Хундай» и «Мерседес». Первая остановка — у самого значительного на Кавказе «города мертвых». Ровно в полдень перед музеем — столпотворение. Экскурсанты из Москвы, Курска, Ярославля, Волгограда и других городов РФ восторгаются нависшими над Даргавской котловиной белоснежными вершинами Казбека, Шаухоха, Донжденты и романтическими скалистыми массивами Тбаухоха и Чыджытыхоха… Экскурсоводы Раиса Тарасова, Людмила Пан, Елена Миргород с огромным интересом изучают краеведческую литературу, буквально засыпают вопросами заведующего филиалом этого музея Ислама Сасиева, оказавшихся рядом местных жителей. Чему тут удивляться: Даргавская горная долина — рай для туристов и путешественников. Здесь есть, что посмотреть. Прославленные в книгах и кинофильмах святые места Хуицаудзуар, Уацилла, единственная на Кавказе башня в пещере, самая высокая в Осетии — башня Мамсуровых, первая ГЭС на Юге России, построенная по плану ГОЭЛРО. Единственный на всем Кавказе вертикальный фуникулер, ныне, увы, заброшенный.
«Всю обратную дорогу, — говорил мне водитель турэкспресса из Кабардино-Балкарии Рустам Хутаев, — мои пассажиры восхищенно обсуждают увиденное у вас в Осетии. Я, конечно, патриот своей республики, но то, чем богата Осетия, действительно, впечатляет. А если бы нас пропускали еще к Мидаграбинским водопадам…».
Напомню, о чем в данном случае идет речь. Мидаграбинская долина водопадов открыта недавно. Но и тем не менее она уже признана одним из таинственных природных мест планеты. Попала на страницы первого в мире путеводителя по аномальным зонам, таинственным и удивительным местам с третьим в мире водопадом-высотником, низвергающим со скал щедрые потоки воды. Водопады в Мидаграбинской долине самые разные: километровые водоскаты, постоянно работающий двухсотметровый Тахкадон и знаменитый Большой Зайгел с 750-метровой высотой падения воды с вертикальной скалы. Но не каждому повезет увидеть это чудо природы. Его закрывают то густые туманы, то грозовые дожди. Но если вдруг посчастливится попасть в долину в тот момент, когда ее освещает яркое солнце, вы станете свидетелями непередаваемой по красоте водо-свето-феерии, описать словами которую просто невозможно.
Но удивляет не уникальное и уже признанное мировое значение Мидаграбинских водопадов (третье место в мире по высоте падения воды), а равнодушие со стороны тех людей, которые должны были схватиться за такой подарок природы и сказать спасибо тем, кто его описал и открыл к нему дорогу многочисленным туристам. Вот в Сочи — столице будущих Олимпийских игр — главные туристские достопримечательности: Красная Поляна и водопады в ущельях рек Агура и Шахе — высотой от 30 до 95 метров. А если бы недалеко от Сочи находились Мидаграбинские водопады, они давно бы стали всемирно знаменитыми. А у нас никак не могут даже решить проблему с пограничниками. Они то ставили заставу в этих местах, то ее убирали. И, наконец, с этого года решено у села Джимара соорудить постоянный пограничный пост — за 30 километров от государственной границы РФ с Грузией. И какой границы? Покрытой ледниками, с крутыми осыпями, вертикальными скалами. Хотелось бы посмотреть на такого нарушителя, которому по силам преодолеть эту приграничную полосу. Никто не подвергает сомнению важность пограничных застав, и отношение к пограничникам у жителей окрестных сел самое благожелательное: они вежливы, культурны. Но зачем закрывать доступ к широко известной достопримечательности, когда рядом до границы проходит более доступное, покрытое лесом ущелье Джитшиу? Здесь можно было бы поставить пост, продемонстрировать, что граница на замке. А сегодня запретной зоной стал район именно Мидаграбинских водопадов. Доступ сюда — по пропускам, а местным жителям — по паспортам, хотя пограничное начальство обещало со страниц республиканских газет пропускать организованные группы туристов после предъявления ими документов, удостоверяющих личность.
Думаю, выходов из этой ситуации можно найти немало. Вспомним хотя бы побережье Черного моря, которое днем отдано отдыхающим, а вечером охраняется пограничниками. И никаких особых проблем не возникает. Хотя по морю нарушить границу легче, чем пересечь Большой Кавказский хребет.
Данную ситуацию, думаю, во многом обусловило и то, что, очевидно, определение приграничной зоны проводилось здесь без участия географов, краеведов, а с помощью кабинетных чиновников, не знающих особенностей горной Осетии. Сейчас, наверное, изменить эту ситуацию трудно. Но, на мой взгляд, это сделать необходимо еще и потому, что подобные проблемы, как в Мидаграбине, возникают и в районе Цея. Могут они проявиться и на Мамисоне, где пограничный перевал можно пересечь на автомобиле.
Тогда о каком же масштабном развитии индустрии туризма в Осетии мы сегодня говорим?!
Генрий Кусов, «Северная Осетия»