15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Ясно)
75 %
0.75 м/с
Невестку признали адекватной
25.01.2017
21:58
Невестку признали адекватной

В Алагирском райсуде продолжился допрос свидетелей по делу Урузмага Гагкаева, обвиняемого в доведении до самоубийства своей супруги Аланы Калаговой.

Процесс начался с допроса оставшихся двух свидетелей стороны обвинения. Илья Тигиев рассказал суду, что познакомился с Аланой около 8 лет назад в санатории, когда они еще были подростками. После отдыха общение прервалось, однако Алана вышла на Тигиева в соцсетях незадолго до своей смерти. Алану допрашиваемый охарактеризовал как тихую, воспитанную и порядочную девушку. По его словам, переписывались они нечасто, она никогда не говорила про свою семью. Только раз в переписке поделилась, что жалеет, что так рано вышла замуж.

Второй свидетель Сослан Айларов рассказал, что в день смерти Аланы видел ее в магазине на автостанции Алагира, где работал с братом и невесткой. Он вспомнил, что Калагова зашла к ним в слезах и с окровавленными губами. На вопрос «что с ней случилось», она не ответила, только «копалась» в телефоне. На улице он видел и Урузмага Гагкаева.

«Она была в желтом платье. Жена моего брата дала ей корвалол, девушка успокоилась, посидела 10-15 минут и ушла. Спустя 2-3 часа мне позвонил брат Станислав Дзеранов, который на тот момент работал в уголовном розыске и спросил, не видел ли я ту девушку. Попросил меня подойти в сторону ГЭСа. Я пошел туда и нашел ее тело. Она висела на дереве», — рассказал Айларов.

Прокурор огласил показания еще двух свидетелей, которые по определенным обстоятельствам не смогли присутствовать в зале суда. Так, Асланбек Будаев в своих показаниях отметил, что Алана Калагова была хорошей и порядочной девушкой. Они вместе выросли, ходили в один класс и дружили. Перестали общаться после школы, когда та вышла замуж. Через какое-то время она позвонила ему с просьбой удалить их совместную фотографию из «Одноклассников». Затем к нему приехал и сам Урузмаг Гагкаев и тоже попросил убрать фото.

После начался допрос свидетелей защиты. Первой допросили мать Гагкаева — Фатиму Сохиеву. Свои показания женщина зачитывала с листка. Она рассказала суду, что Алану домашние приняли как дочь. Когда сын украл Калагову, за ней приехали бабушка, дядя и отчим, но она просила не отпускать ее.

«Она говорила, что ей там плохо и никому не нужна. Бабушка ударила Алану по голове и прокляла. Она осталась у нас», — сказала Сохиева.

После, по ее словам, Алана рассказала, что мама бросила ее в 7 лет и вышла замуж. Она не занималась ребенком, не интересовалась ее жизнью и не решала ее проблемы. В течение полутора лет мать Аланы не навещала дочь. Не пришла она и когда Калагова родила ребенка. Их разговоры по телефону также заканчивались слезами девушки.

«Она оскорбляла ее, называла дочкой наркомана. Говорила, что Алана похожа на своего отца и может стать такой же», — рассказала свекровь.

Она отметила, что невестка полюбила ее и называла мамой. Урузмаг, в свою очередь, подрабатывал на стройках и всем обеспечивал жену и ребенка. По словам свидетельницы, они радовались, любили друг друга и были счастливы. Семья также давала ей денег на дорогу, однако девушка не всегда их принимала, говоря, что бабушка и мать должны ей 100 и 50 тысяч.

Через некоторое время Калагова начала работать у матери в магазине с 8.00 до 22.00. Оттуда девушка приходила уставшей, обиженной и расстроенной. Сохиева заверила, что невестка всегда жаловалась на мать, которая была недовольна ее работой.

Мать обвиняемого также рассказала, что за две недели до трагедии ее сын обнаружил переписки Калаговой с каким-то парнем, из-за чего девушка решила побыть у матери. Когда она вновь вернулась в семью, ее родня настояла на том, чтобы молодые пожили раздельно.

«22 июня мы с мужем на такси поехали в центр, а когда вернулись, в дом вошел весь окровавленный Урузмаг. Ничего не сказав, пошел с дочкой к родственникам. Немного позже в ворота стали громко стучать. Когда я вышла, отчим Аланы набросился на меня с кулаками и ударил по лицу. Я упала, и он стал душить меня. На крик прибежали соседи. Отчим убежал, оставил меня лежащей на земле. К такому варвару в семью районная опека отдала нашу внучку», — посетовала женщина.

Она отметила, что мать Калаговой – Людмила Коциева не разрешила дочери регистрировать брак, чтобы и дальше получать «сиротские деньги». Поэтому сейчас ребенок находится у них по решению районной опеки.

Во время дачи показаний Сохиевой, мать погибшей и бабушка недоуменно переглядывались и хватались за голову. Кто-то из присутствующих также добавил, что «Сохиева написала сочинение на 5».

Людмила Коциева поинтересовалась у допрашиваемой, почему ей два года назад пришлось забрать дочку, если ее никто не обижал, и почему Алану в доме мужа поругали, когда она на свои деньги купила планшет. Сохиева, однако, таких фактов не вспомнила.

Показания отца обвиняемого Амырана Гагкаева по сути один в один повторяли слова Сохиевой. Он рассказал, что при нем сын Алану Калагову никогда не трогал и грубо не выражался. Невестку он назвал спокойным, уравновешенным человеком, и неадекватного поведения за ней никогда не замечал.

Гособвинителю показалось странным, что свидетельства супругов «похожи на 100%».

«Вы разные люди. Я понимаю, что вы муж с женой, но у вас заученные фразы», — констатировал прокурор.

Допрос свидетелей продолжится 2 февраля.

 

 

Карина 15-Хадаева