15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
16°
(Облачно)
76 %
2.14 м/с
Нужен ли России Кавказ?
03.12.2009
17:38
Нужен ли России Кавказ?

Интерес к этой передаче жителей региона и нашей республики, в частности, вызван не только темой разговора, а конкретно — радикально сформулированным вопросом, но и участием в ней видных ученых, лидеров общественных движений России и региона. Нашу республику достойно представлял доктор исторических наук, профессор СОГУ и общественный деятель Руслан БЗАРОВ. «СО» попросила его поделиться впечатлениями от состоявшегося разговора и тем, что осталось «за кадром».

— Руслан Сулейманович, вам не кажется, что тема передачи была сформулирована с долей провокационности, что такой вопрос уже неактуален?

— Это не совсем так. Во-первых, даже в России, не говоря уже о других странах, все еще существуют определенные круги, политические силы, которые не только праздно задаются этим вопросом, но и отрицательно на него отвечают! И прикладывают усилия, чтобы реализовать это на практике.
К счастью, эти маргинальные силы уже далеко не на авансцене российской политики, как в начале-середине 90-х годов. Их и сам этот вопрос как возможный вектор внешней и внутренней политики вытеснила более мощная объединительная сила, идея монолитного Российского государства.
Однако вопрос передачи «Дело принципа» можно толковать и в более узком, прикладном смысле: достаточно ли у российской власти и чиновничьего аппарата понимания того, что Кавказ нужен России, и достаточны ли сегодня их усилия по устранению причин и элементов нестабильности в регионе?

— На какой же из этих вопросов вы искали ответ в передаче?

— На оба, так как один смысл вытекает из другого: Кавказ для России, как и наоборот,Россия для Кавказа — жизненно необходимы. Истина в том, что государство по имени Россия никогда не существовало без Кавказа! Без Кавказа, конечно, можно обойтись, как обходились без него Киевская Русь или Московское царство, но и они в те времена вели осмысленную кавказскую политику. С XVI века, со времен Ивана Грозного, у Русского государства устанавливаются тесные отношения с Кавказом. А с начала XVIII века, с эпохи Петра Великого, когда строится уже государство с названием «Россия, Российская империя», утверждение на Кавказе становится одним из главнейших вопросов государственной политики.
Словом, с XVIII века Россия существует как кавказское государство. Предложения отказаться от Кавказа, возникавшие время от времени, всегда имеют ясный антигосударственный характер. Невежественная наивность — думать, что речь идет только об утрате части территории, без которой Россия и так останется самой большой по площади страной мира. На самом деле отказ от Кавказа означал бы историческое «свертывание» нашего государства, поворот истории вспять, неизбежное возвращение к предшествующим форматам отечественной государственности. Без Кавказа нельзя сохранить ни евразийские масштабы, ни перспективы великой державы, ни даже побережье Черного и Каспийского морей. Понятно, что при таком развитии событий и мечтать не придется не только о ключевой роли России на Ближнем и Среднем Востоке, но и о привычном для нас ее державном значении в мировой политике.
Этого, кстати, и добиваются враги России, Кавказа и Осетии. Нас хотят выбросить на задворки истории, овладеть и помыкать народами Кавказа, заставить Россию отступить от интересов ее народов не только в территориальном, но и историческом смысле!
Наш долг выступать и бороться против этого, об этом и говорилось в ходе телевизионной дискуссии.

— А какие мнения звучали о том, что нужно делать на российском Кавказе для укрепления единства народов региона?

— Главная мысль — должно быть встречное движение, объединенные усилия центра и регионов. Хорошо известны усилия государства по оказанию финансовой, экономической, социальной поддержки республикам Северного Кавказа. Однако чаще всего складывается впечатление, что даже на уровне высших чиновников, экспертного сообщества существует недопонимание многообразия и многоликости Кавказа.
На деле ведь нет сомнения, что в общественно-политическом, культурном, языковом, религиозном смысле Северный Кавказ остается самым многообразным регионом России. Объединяя всех в одну «кучу», используя общий (и, значит, фантастический) образ Кавказа, не различая народов и республик российского Кавказа, невозможно объективно оценить существующее положение. Невозможно искать выход из сложных ситуаций и решать проблемы, которые существуют в каждой из республик в отдельности.
Где-то важно вывести молодежь из леса, где-то — не пустить в лес, а где-то и в страшном сне не приснятся подобные проблемы! Зато ждут своего решения острейшие социальные и хозяйственные вопросы. Дифференцированный подход есть, в конце концов, и признак уважения, и факт объективных знаний того, что действительно происходит в субъектах Северного Кавказа. А нежелание или неумение различать, где находишься, о ком конкретно говоришь и судишь, — черта некомпетентности и безответственности.
Например, директор Института этнологии и антропологии РАН Валерий Тишков в ходе передачи слишком обобщенно и совершенно неадекватно, на мой взгляд, оценил миграционные процессы в регионе. Ссылаясь на проведенные социологические замеры, он объявил, что наблюдается резкий отток русскоязычного населения, что во всех республиках Северного Кавказа, включая Северную Осетию, русские уже не занимают ответственные должности.
Пришлось тут же напомнить, что о миграции русскоязычного или какого-либо другого населения следует говорить, учитывая общий миграционный контекст. В противном случае слишком легко ошибиться. Если говорить о нашей республике, то из нее осетин уезжает даже больше, чем людей других национальностей. Миграция не носит у нас политический или этнический характер, она социальная, по мотивам и целям прежде всего трудовая, вызванная личными интересами людей, недостатком рабочих мест и обычных карьерных устремлений.
Пришлось напомнить о наших русскоязычных земляках, которые занимают в республике почетные и высокие должности в вузах, на государственных должностях, в управлении, науке, на производстве — об известных деятелях науки, культуры, образования, о председателе и членах правительства…

— Убедили?

— По крайней мере побудил не подходить ко всем одной меркой.
Сделал еще и попытку доказать, что без хорошего знания друг друга: без знания истории, культуры, языка каждого из народов России, без уважительного, адресного, а не безликого отношения к ним ко всем разом — не может быть гармонии и стабильности в многонациональном государстве!

— Как вы думаете, на какой социальный эффект от подобных публичных дискуссий можно рассчитывать?

— Разумеется, не стоит ждать от них слишком многого, но и обойтись без них тоже нельзя: как говорится, капля долбит камень. Тем более что конкретно у ток-шоу «Дело принципа», у ее ведущего Константина Затулина — своя широкая аудитория и сложившийся авторитет. Именно на таких «площадках» для диалога представителей власти и политики, гражданского общества, бизнеса, культуры и науки происходит заинтересованное обсуждение актуальных социальных проблем, идет поиск нетривиальных решений, формируется общественное мнение по отдельным направлениям нашей жизни.
Цена слова в таком публичном разговоре, который слышит многомиллионная аудитория, очень высока. На мой взгляд, все участники передачи и ее ведущий, депутат Государственной думы, известный историк и публицист Константин Затулин весьма ответственно подошли к осмыслению заявленной проблемы и выбору формулировок для своих мнений.
Уверен, что по завершении нашего диалога и у заочных его участников не осталось больше вопроса о том, «нужен ли России Кавказ». Мы все сами и есть Россия!

— Обсуждались ли конкретные предложения разворота ситуации в этом направлении?

— Если и есть общая проблема для всего нашего региона, то это создание комфортных социальных условий: обеспечение занятости и возможности самореализации многонационального населения республик Северного Кавказа. Устойчивого развития гармоничных межэтнических отношений не может быть и без поддержки национальных языков и культур. Перспективы развития всех народов России и всех национальных республик должны быть созданы здесь на территории общей нашей Родины.
О совершенствовании государственного и муниципального управления, развитии экономики и социальной сферы говорится достаточно часто. Однако основой этих преобразований на долгую перспективу, несомненно, является модернизация образования. И речь здесь вовсе не о выборе между традиционным экзаменом или ЕГЭ, главное — наполнить образование реально востребованным содержанием, снабдить его новыми целями и приоритетами.
Школа, из которой не выходит гражданин и патриот России, блестяще знающий родной язык и культуру, в совершенстве владеющий русским языком и полным набором общеобразовательных знаний, уважающий культуру всех народов страны и открытый к мировой культуре, — такая школа бесполезна и не нужна государству.
Многонациональность России, которая исторически выполняла функции «собирательницы земель» и объединительницы народов, является огромным богатством. Наше единство — давно уже не просто традиция, а жизненная потребность и великое общее достижение многонационального народа, живущего в многонациональном государстве. Многоэтничен весь мир, и главным лозунгом всех организаций международного сотрудничества является сегодня сохранение культурного многообразия человечества.

— Руслан Сулейманович, как же поставить образование на службу этим ценностям?

— У нас есть только один путь — формировать общероссийское гражданское самосознание, которое должно обеспечить национально-культурную самостоятельность народов и республик Российской Федерации и одновременно подготовить подрастающие поколения к жизни и успешному сотрудничеству в составе многоэтнических гражданских сообществ регионального, российского, и даже международного масштаба.
Уже несколько лет большая группа ученых, специалистов-методистов, преподавателей вузов и школ нашей республики разрабатывает концепцию, содержание и методики преподавания в поликультурной и полилингвальной школе. Если говорить коротко: освоение культурных достижений родного народа, России и всего человечества с активным использованием родного осетинского, русского и английского языков.
Первый этап эксперимента по созданию осетинской школы этого типа уже завершен. Наши подходы и начинания получили поддержку и в республике, и в руководстве российского образования, и в ЮНЕСКО. Сейчас Концепция и Программа поликультурного образования выходят уже на российский уровень — следующий этап эксперимента будет проходить уже в трех республиках Российской Федерации — в нашей, Татарстане и Чечне.
Общая социально-политическая сверхзадача российской школы состоит в гражданской консолидации многонационального российского общества. Лишь базовые принципы поликультурности способны превратить систему образования в эффективный механизм, предопределяющий целостность и устойчивое развитие России.«Северная Осетия»