15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
18°
(Облачно)
63 %
1.85 м/с
О пантеоне, конвое или просто о легендах
04.03.2014
11:49
О пантеоне, конвое или просто о легендах

Noar.ru продолжает постоянную рубрику «Наши в городе». На этот раз ее героем стал талантливый художник, член Союза художников Москвы, участник многочисленных выставок и просто приятный собеседник Игорь Лотиев.

О серии «Осетины в собственном Его Императорского Величества конвое»

— Эпопея началась с того, что я решил больше узнать об истоках своей фамилии: кто мы и кем были. Я очень благодарен отцу, который с малых лет возил меня по родственникам — я знаю многое о фамилии Лотиевых. Мои предки служили в охране трех царей — Александра II, Александра III и Николая II. Я нашел архивные материалы и изобразил лишь одного из них, хотя их было четверо. Тогда, во времена Советского Союза, эта тема казалась такой далекой и лишь пролетела мимо ушей, но со временем она обрела особую значимость. Но даже тогда я не знал, как далеко смогу зайти: 80 портретов, первый из которых был написан в 2002 году. Работать над таким проектом тяжело, и в самом начале я думал, что и невозможно вовсе. Но по мере того, как ты продвигаешься, встречается все больше зацепок.

Проект с осетинами-казаками это серьезно, это — исторический документ. И мой шанс отдать должное нашим великим предкам. Тему пришлось реанимировать в живописном варианте. Осетины открывали в себе великие таланты в военном деле.

Я люблю старые фотографии — другие люди, другие лица. Столько достоинства! Благородство даже в детях. Но время идет, и мы утрачиваем какие-то сокровенные ценности. Нельзя отбрасывать все — нужно возвращаться и беречь самое лучшее, что было в наших предках. Все это — ради наших детей, чтобы нация не осталась безродной. Я просто мечтаю о возрождении Осетии. Как это сделать? Надо думать и пытаться.

Офицерскую карьеру легче просмотреть в истории. Как пример — Исса Гайтов, генерал-майор. Карьеру начал с конвоя. Прежде всего, нужно найти его фото. Следующий этап — послужной список, что тоже оказалось не так сложго, ведь мне всегда в этом деле помогают. Далее — наградной список. Мне повезло найти его в архиве. Фотография — это плечи и голова. Остальное мне приходилось прорабатывать, вплоть до того, чтобы проследить эволюцию костюма — каким он был в то время. И только после этого такой портрет становится документом.

Казаки-осетины должны быть в учебниках, чтобы дети знали, что были такие люди. Что сейчас стоит слово? Раньше говорили: «я даю слово офицера», или «слово мужчины» и не нужно было никаких бумажек. Возможно ли сейчас такое?…

О серии «Пантеон небожителей из Нартского эпоса»

— Я периодически перечитываю Нартский эпос в разных изданиях для того, чтобы все суммировать и выбрать лучшее. У нас есть Эпос и свой пантеон, но он не существует в изобразительном искусстве. Образы начали приходить еще в то время, когда я учился в Суриковском училище. Мне было интересно, почему Туганов не сделал этого?

Страшно подумать, если бы у нас не было Туганова!… Отправных ветвей от него в живописи было много — как и от Едзиева в скульптуре. Азанбек Джанаев — на сегодняшний день лучший осетинский живописец. Все почему? Они шли «от корней», воплощали в работах жизнь, которую видели, и людей, которые были ее частью. А сейчас любой может взять фотоаппарат, пощелкать природу и назвать себя фотографом.

В 90-е годы народу вообще не до искусства было, а я задумал работу над пантеоном. Однако попытки начать ни к чему не приводили: тема назревала, но я был не готов — не хватало жизненного опыта. А к 40 годам принялся за работу. Пришел к пантеону, делая что-то другое. Мне хотелось сделать камерную вещь, охотника, возвращающегося с добычей. Задумка заключалась в том, что он должен смотреть на зрителя — буравить его взглядом. Когда начала появляться картинка, я поразился — передо мной был Тутыр. В моих глазах это было 100% попадание. И тут же, забросив охотников, я занялся этим образом на холсте. На серию у меня ушло всего полтора года — я уже видел образы персонажей перед глазами. Остальное было делом техники.

Самое главное — чтобы образ играл, чтобы он подходил персонажу. Моя задача, как художника — попасть в этот образ, а уже зритель должен судить, насколько я справился.

Наши предки прислушивались к земле — они были настоящими, они шли от земли. Люди не истребляли природу, они ее изучали. А когда ты понимаешь природу, ты начинаешь понимать самого себя — это те сокровенные моменты, которые мы теряем. Но нужно уцепиться за что-то, чтобы мы не стали вообще никем, всего лишь огромной массой народа.
noar.ru