15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
31°
(Облачно)
40 %
4 м/с
Области тьмы
11.03.2019
17:20
1 475
Области тьмы

От 8 лет колонии строгого режима начинается наказание всего лишь за одну закладку наркотиков, но порой эти сроки в отношении наркодилеров доходят при оглашении приговора до 15, а то и 20 лет лишения свободы. Увы, условная анонимность современных мессенджеров, доступность TOR спровоцировали рост схем распространения наркотиков по стране, когда теневой рынок начал отображать существенный спрос на закладчиков. Последние – это, как правило, школьники, студенты, желающие мгновенных и легких денег, пенсионеры. Лидер североосетинского антинаркотического фронта Таймураз Дзахсоров рассказал «15-му Региону», почему мы на пороге массовой трагедии, и как оградить детей от профессии наркокурьера.

Таймураз Дзахсоров – руководитель таких общественных организаций, как «Большое сердце», «Здоровая Осетия», возглавляет он и антинаркотический фронт Алании – не понаслышке знает о наркоситуации в республике. Первостепенная задача общественников – предотвратить проблему, опираясь на духовную составляющую, которая, уверен Таймураз Дзахсоров, есть в любом человеке.

– Мы сейчас столкнулись с проблемой, с которой можем не справиться: город просто захлестнула волна предложений, поступающих в мессенджеры. Приходит смс с предложением купить …всё. Недавно я хотел скачать фильм, и опешил, увидев перед загрузкой киноленты рекламу наркотиков, которую крутили в открытом доступе. «Благодаря» такой рекламе, можно без преувеличения сказать, мы находимся на пороге трагедии: эти объявления ведь видят наши дети. А если учесть, что условия труда нехитрые, заработок предлагается высокий, многие соблазна перед легкими деньгами не выдерживают. Но при этом, мало кто из них задумывается, что за адреналином и подобным заработком кроются сломанные 228-й статьей судьбы, в том числе, детские. Я присутствовал на заседаниях суда, где рассматривалось дело по группе подростков, которые во Владикавказе делали закладки. Они сами выстроили бизнес, получали почтой товар, фасовали наркотики и прятали дозы наркотиков.

Есть среди закладчиков не только молодежь, но и вполне зрелые люди, и даже пенсионеры. Их также привлекают заработком. Сложная социальная ситуация, это, конечно, понятно. Но когда мне говорят о безработице, я не совсем понимаю: люди пунктуальные, трудолюбивые, не жадные, всегда найдут работу. Проблема в другом: не все готовы быть «трудолюбивыми и пунктуальными», а потому и ведутся на легкий и сравнительно высокий заработок, который со всех сторон современному обществу навязывает агрессивная и далеко не безобидная соответствующая реклама.

Как это действует? Человек выкладывает на рекламном сайте «требуется работа». И начинают сыпаться предложения. Я не могу осудить кого-то, но хочется заострить внимание, что легкие деньги не даются просто так. Если на желании заработать человек готов променять жизнь своих соседей, своих близких, если он сеет сегодня наркоманию, то в будущем будет пожинать свои плоды – или сам, или его дети, или даже внуки, но это неизбежно. Поэтому, выбирая путь заработка на наркотиках, всегда стоит помнить о том, что ты становишься причиной чьей-то смерти. А современный наркотик вообще шансов не оставляет – с первого его применения в 99 случаях из ста идет моментальное привыкание и дичайшее психологическое давление: наркоманы готовы отказаться от всего – от Родины, от флага, но это отдельная история.

– Вы за ужесточение наказания?

– Поймите правильно. Если лояльничать и давать условные сроки, исчезнет такое понятие, как неотвратимость наказания. Я не за жестокость, но в случае безнаказанности мы получим геометрическую прогрессию, и это произойдет очень быстро. Должен быть комплекс мер. Если человек уже попал в наркосреду, его нужно из нее вытаскивать, в этом я убежден твердо. Вопрос не в том, чтобы посадить или нет: проблема кроется в том, что если у человека устойчивое убеждение, что на наркозакладках и чужом горе можно зарабатывать, это убеждение нужно менять. И если мы этого не сделаем, он не изменится, и тюрьма сама по себе не исправит. Я ни в коем случае сейчас не умаляю деятельность института правоохранителей и судебной системы, но уверен, что роль общественников в этом далеко не последняя. Поэтому хотим выступить с инициативой — иметь возможность общаться с людьми, которые попались на употреблении наркотиков, чтобы уже в дальнейшем с ними работать, предлагать им выход.
В 80-х, морфинисты и анашисты были для нас инопланетянами. Я не знал кто это, не знал значения этих слов. То, что происходит сейчас, это действительно проблема. Те, кто стоит сегодня на учете в наркодиспансере – это ведь молодые люди, можно сказать, генофонд нации. А если принять во внимание данные, что каждый наркоман за свою короткую жизнь успевает вовлечь в употребление около 17 человек, то можно представить себе масштабы – я сейчас не буду останавливаться на официальной статистике, информацию о количестве стоящих на учете в наркодиспансере республики можно найти в открытых источниках. Скажу только, что люди порой просто не осознают глубину проблемы, ее масштаб. А тем временем, она реально способна поставить нас на грань вымирания.

– Работа общественников дает результат?

– Панацеи, к сожалению, не существует. Мы стараемся говорить с каждым, кто попал в беду. У нас такое общественное начинание – дежурим в наркологии. Там уже о профилактике поздно говорить – мы говорим о реабилитации и ресоциализации. И часто слышим: вы найдите нам работу, и мы перестанем пить. Да нет, так не бывает! Сначала нужно восстановиться, пройти определенный путь, и только потом работа сама найдет.

Мы работаем и с созависимыми – родными, близкими употребляющего наркотики человека. Потому как когда в доме появляется наркоман, алкоголик, игровой – это затрагивает иногда и весь подъезд, или всю порой 9-этажку. Это проблема не только одной семьи. Как чесотка – все, кто с ним контактирует, будут так или иначе вовлечены. Вот то же самое с зависимостью, и родные порой подвергаются еще большему давлению, чем сами употребляющие.

Чтобы вырваться из этой среды, нужно не просто желание. Есть такое понятие, как «ныфс». То, что не позволяет человеку внутренне переступить через что-то. То, на что он сможет опереться и откуда черпает волю. Каждый свой путь должен выбрать, может это будет религия, или местные традиции, любовь к семье, к девушке. Но проблема – не в религиозности. Она – именно в духовности. Внутри человека должен быть стержень, запрещающий тянуться к наркотикам, и преграждающий к ним путь, если вдруг перед ним встанет выбор. Каждый для себя должен определить: либо ты в антинаркотическом фронте, либо рано или поздно окажешься против, на другой стороне. Нейтралитета здесь быть не может.

Ванда 15-Максимова