15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Облачно)
93 %
2 м/с
Она увидела во мне, как погиб ее сын
15.03.2010
14:22
Она увидела во мне, как погиб ее сын

«Можно чай черный, но только с мятой». У Сослана Фидарова, сыгравшего «Пиночета» в фильме «9 рота», на этот раз вместо обеда интервью для «15 Региона», а потом работа и опять работа. Сегодня Сослан — востребованный актер, который влюблен в свою профессию. Мы встретились с ним в уютном кафе с говорящем названием «Братья Люмьер».

— Сослан, какая самая удачная роль, которую вам пришлось сыграть?
— Все удачные. Каждая по-своему. Определенно могу сказать одно: удачная, в чем? Если говорить о старте, то, безусловно, роль Пиночета в «9 роте». Это был мой дебют в большом кино. А так каждую роль я стараюсь сделать необычной и запоминающейся с точки зрения актерской игры и творчества.

— Во время съемок сложно было общаться с другими актерами?
— Нет. Абсолютно не сложно. И все благодаря Бондарчуку. Он сумел передать нам этот дух братства, братства на войне.

— Что самое сложное было в съемках «9 роты»?
— Съемка последнего боя и гибель ребят. С каждым из нас Бондарчук разговаривал отдельно. Он говорил: «Если вы сами не поверите в это, то и зритель не поверит». Я спрашивал: как узнаю, что зритель мне поверил? А он ответил, что «ты это поймешь после премьеры». Так и случилось. Помню, был такой случай. Мы представляли картину в Красноярске, и сразу после премьеры ко мне подошла женщина. Она плакала. Обняла меня и сказала, что только что увидела, как погиб ее сын — чеченец… Очень сложно было понять, что такое смерть. Это был внутренний момент. Смерть мальчишки, защищавшего свою Родину, даже не зная об этом. Об этом можно долго говорить.

— «9 роту» вы смотрели вместе с Владимиром Путиным. Говорят, после фильма Путин говорил с вами об этом фильме.
— Да, Владимир Владимирович поделился со мной мыслями о том, что, наверное, мне было легче всего сниматься в фильме о войне, потому что я с Кавказа. И, следовательно, не понаслышке знаком с тем, что такое война, знаю, какие бывают виды оружия. Я ответил, что, прежде всего, кино для меня — это искусство.

— Какое впечатление на него произвела «9 рота»?
— Во время съемок последнего боя «9 роты» в Беслане случился страшный теракт. И мне в тот момент было вдвойне тяжело. Во время премьеры Бондарчук об этом сказал Путину. Владимир Владимирович спросил меня, погибли ли там, в Беслане, мои родственники. «Нет», — сказал я. Но это мой народ и я за него очень переживал. Что касается впечатлений, Путин сказал, что это патриотический фильм. И, пожалуй, эта самая лучшая оценка.

— Какая картина для вас оказалась сложнее: «9 рота» или «Утомленные солнцем-2»?
— «9 рота». В этом фильме я знал все. Закулисье, каждого актера, все интриги. А сниматься в «Утомленных солнцем-2» решил только потому, что эту роль мне предложил Михалков. Поверьте, от такого предложения, я отказаться не мог.

— Можно ли сказать, что для вас съемка в «Утомленных солнцем-2» была просто работой, тогда как «9 рота» стала чем-то намного больше?
— Не совсем. Каждая картина мне близка. Только уже сейчас я могу с уверенностью сказать, что второй «9 роты» не будет. Но в память она останется навсегда

— С кем из режиссеров: Федором Бондарчуком или Никитой Михалковым было интереснее работать?
— Хм (улыбается). Никита Сергеевич, безусловно, режиссер с большой буквы. И Федор Сергеевич тоже. Только у них разное кино и разный взгляд на многие вещи. Но каждого из них я понимаю, как актер. Нельзя сейчас ответить однозначно. У Михалкова — огромный опыт в режиссуре. У Бондарчука это все впереди. Он очень талантливый и актер, и режиссер. Он умеет доносить до актера всю необходимую информацию. На съемочной площадке я отлично понимал и Михалкова и Бондарчука.

— Над чем работаете сейчас?
— На данный момент я снимаюсь в картине, которая называется «Последние римляне» режиссера Юрия Мороза.

— Бывает ощущение, что образ, исполненный в театре или в кино, оказывает некое влияние в реальной жизни?
— Сложный вопрос. Смотря в чем? Невозможно ответить однозначно: да или нет.
Но, если жизнь — игра, то это, безусловно, положительное влияние. Например, роль мальчика-чеченца в «9 роте» у Федора Бондарчука, безусловно, оказала на меня влияние. Пиночет — не я, и в жизни я другой. Конечно же, благодаря этой роли ко мне пришла узнаваемость, если можно так сказать.

— Актер. Профессия сложная, интересная, многогранная. Помогает ли она вам в общении с людьми?
— Очень. Я вырос как человек, я это отлично понимаю. И этот рост начался еще в щукинском училище в самом начале актерского пути. Я проучился на актерском факультете СОГУ год, и думал, что многое знаю. Но потом, в «щуке», понял, что не знаю вообще ничего. Это, безусловно, не камень в родной огород, но методика и подход к обучению студентов — абсолютно другой. Я счастлив, что получил образование именно в «щуке», тем более, что о профессии актера грезил с детства. Но для меня не существует слова «мечта». Есть слово цель. И все! Для меня, по крайней мере.

— Режиссеры в основном предлагают вам «образ кавказца». Как вы к этому относитесь?
— Я горжусь тем, что я — осетин.

— У врачей и спортсменов есть приметы, связанные с профессиональной деятельностью? Есть ли такие у актеров?
— Не могу отвечать за всех, но я, например, перед картиной ухожу в себя. Мне необходимо бывает настроиться на съемку. Поэтому я могу три, а то и пять дней сидеть в одиночестве в номере, выключив телефон и попросив никого меня не беспокоить.

— Играть в театре то же самое, что и в кино?
— Нет. Театр — это другое. И с кино не имеет ничего общего. Но это моя профессия, и я ее люблю. Очень люблю!Луиза 15-Койбаева