15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
22°
(Ясно)
49 %
1.87 м/с
Они хотели жить
10.06.2019
01:09
1 955
Они хотели жить

С развитием науки человечество научилось справляться со многими болезнями, изобретать ядерное оружие и новую технику, но по сей день оно не в силах бороться с природными катаклизмами, которые нередко вершат судьбы миллионов людей на планете.

12 июня 1964 года — черная дата для Северной Осетии. C тех пор прошло 55 лет. Тогда, ранним пятничным утром около 60 школьников селения Карман-Синдзикау в возрасте от 12 до 18 лет помогали взрослым обрабатывать колхозную землю: пололи свеклу, кукурузу. Плотно пообедав, учащиеся и представить себе не могли, что через считанные часы многие из них не встретятся друг с другом никогда: не сыграют вместе в волейбол, мальчишки не смогут подергать за косы понравившихся девчонок, а те в свою очередь, не будут бежать за ними, чтобы дать отпор…

«Я перешла в пятый класс, когда нас забрали работать на колхозные поля. Уже потом мы узнали, что таких маленьких детей нельзя было привлекать к общественному труду. Так или иначе, а в тот день нас привезли на место: светило солнце, солдаты, пришедшие из ракетной базы, играли с мальчишками в волейбол. Но через несколько часов небо стало резко темнеть. Начался дождь. Погодные условия испортились настолько, что машина, которая нас привезла, не могла приехать за нами. Тогда, взрослые приняли решение оставить всех детей с ночевкой в поле. Рядом с нами были палатки», — вспоминает в разговоре с корреспондентом «15-го Региона» Таира Гобеева, работавшая в тот день в тех самых полях.

Рассказывая о том, что происходило дальше, глаза собеседницы наполнились слезами. Она несколько раз произносит фразу: «Тот день я не забуду никогда, это ужасно…»

«Девочки были на склоне. Там нам поставили палатки. Внизу – находились шалаши мальчиков. Пошел крупный град. Мы были одни. Нам стало настолько страшно, что мы решили спуститься вниз к мальчикам и учителю труда и физической культуры Ахурбеку Гулаеву. Не надо было этого делать. Внизу творилось нечто невообразимое. Такое невозможно представить даже при больном воображении. Маленькая речушка превратилась в разбушевавшийся водный поток, который сносил все на своем пути: деревья, палатки, машины. В поле, от которого ничего не осталось, стоял сумасшедший крик боли и страха умирающих детей. Нам было некуда бежать. Вскоре мы увидели, как едет тягач, в котором находились два солдата. Они попытались сначала вытащить машину, где сидела маленькая девочка, но тут машина перевернулась, их унесло течением. В живых их больше не видел никто», — с невыносимой болью вспоминает собеседница.

От ужаса всего происходящего, и осознания масштаба трагедии, которая, не переставая, уносила жизни маленьких детей, школьный учитель, имея возможность спастись, прыгнул в бурный поток.

«Он мог выжить. Но когда Ахурбек Каурбекович увидел столько погибших — прыгнул в воду, чтобы утонуть вместе с детьми…», — с дрожью в голосе говорит Таира Гобеева.

Сами дети до последнего боролись за жизнь, пытались помочь друг другу: кого-то поймать за руку, или за почерневшие от грязи банты.

«На мне не осталось никакой одежды кроме косынки. Я помню крики, помню, как река несла меня куда-то, а дальше пустота. Пришла в себя только под утро, выжившие ребята поймали меня за банты. Собравшись с силами, мы дошли до тракторной колонны. Сначала к нам вышла женщина, которая испугалась, увидев нас, ведь мы были грязные, все в ссадинах. Когда мы расплакались, нас завели внутрь помещения, отогрели и стали поить молочным супом. Я спрашивала у взрослых, все ли в порядке с моими друзьями? На что мне отвечали: «Все хорошо». Только потом я узнала, что в эти моменты моих друзей, одноклассников и других ребят находили мертвыми», — рассказала пострадавшая.

Так, школа селения Карман-Синдзикау потеряла в той страшной природной трагедии 40 детей, одного учителя и двух солдат. В семи домах селения погибли сразу по два ребенка, многих нашли не сразу.

«В одной из семей, где погибло два ребенка, девочку долгое время не могли обнаружить. Через время ее нашли в стороне Бекана, так далеко ее унесло», — говорит Таира Гобеева.

Жители села не могли поверить в произошедшее горе. Как вспоминает женщина, многие родители обезумели от своей беды. Некоторые не хотели видеть выживших.

«Я спаслась. Со временем ко мне стали ходить с палками, топорами. Родственники погибших были очень озлоблены. Я боялась в школу ходить. На уроки меня сопровождали члены семьи. Лишь спустя некоторое время такое отношение прошло», — сказала женщина.

По словам собеседницы, долгие годы о произошедшей трагедии не сообщалось ни по телевидению, ни в газетах. Работало лишь «сарафанное радио». Более того, никаких компенсаций от государства выжившие дети не получили.

«Нигде не говорили о трагедии, в те времена было запрещено. В дальнейшем никакой помощи не было. Содействие оказал лишь министр просвещения (Вячеслав Елютин — прим.ред.), распорядившийся о том, чтобы пострадавшие могли поступить в учебные заведения по льготным условиям. Хотя лично мне справку так и не выдали», — сказала Таира Гобеева.

Спустя 55 лет после трагедии в Карман-Синдзикау осталось много вопросов: почему на 60 детей был лишь один взрослый? Могли ли спасатели приехать на место трагедии раньше? К сожалению, даже получив ответы, жизни 43 человек уже не вернуть. Выжившие, в свою очередь, просят лишь об одном: ПОМНИТЬ.

«Никто не понес наказание, да и какая разница, детей не вернешь. Сейчас молодое поколение не знает о том страшном дне, а я считаю, что о нем нужно рассказывать в школах. Каждый год, 12 июня у нас проходят траурные мероприятия, на которые приезжает лишь районная администрация. Нужно о таком помнить», — подытожила свой страшный рассказ Таира Гобеева.

Екатерина 15-Елканова