15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
17°
(Облачно)
61 %
1.95 м/с
Они оскорбили мою маму
19.01.2012
17:24
Они оскорбили мою маму

Обвиняемый в убийстве двух сотрудников госохраны Южной Осетии Альберт Цгоев рассказал в суде, что побудило его совершить столь жестокое преступление.

В четверг Верховный суд Северной Осетии продолжил рассмотрение уголовного дела по обвинению Альберта Цгоева, совершившего во владикавказском ночном клубе «Ретро» убийство двух охранников экс-президента Южной Осетии.
Заседание началось с того, что сторона обвинения подала ходатайство о его переносе на следующий день, поскольку усомнилось в законности порядка проведения психолого-психиатрической экспертизы от 26 декабря, осуществленной в государственном медицинском учреждении Нальчика. Напомним, судя по заключению экспертов из Кабардино-Балкарии, в момент совершения преступления Цгоев находился в состоянии аффекта. В таком случае обвиняемый может отделаться сроком заключения до 5 лет. Также эксперты указали, что на психологическое состояние обвиняемого оказали большое влияние словесная агрессия и угроза его жизни со стороны сотрудников госохраны Южной Осетии. Суд отклонил ходатайство, объясняя это тем, что вывоз из следственного изолятора осуществлялся по письму самого председателя суда. Судья лично договаривался с главным врачом о сроках проведения экспертизы.
После этого суд приступил к допросу подсудимого. Цгоев рассказал, что в ночь с 19 по 20 мая он вместе со своим другом Александром Айларовым отдыхал в ночном клубе «Ретро». «Первое время все было нормально, — начал свой рассказ обвиняемый. — Через некоторое время ко мне подошли Икаев и Кабулов и стали предъявлять претензии из-за того, что я не оказал им должного внимания. Свои претензии они сопровождались агрессивными действиями. Затем они пригласили меня за свой столик и Кабулов стал меня оскорблять. На протяжении часа продолжались выкрики в мою сторону. Я пытался их успокоить. Просил, чтобы они не выражались в мой адрес, но просьбу мою они проигнорировали».
По словам господина Цгоева, охранники югоосетинского президента также угрожали расправой и его другу Айларову. Время от времени Кабулов подкреплял свои угрозы, доставая табельное оружие.
«Я до последнего надеялся, что они оставят меня в покое, — продолжал Цгоев. — Потом он (Алим Кабулов — прим. ред.) начал выражаться нецензурной бранью в адрес моей матери, которой у меня нет. На мои просьбы, что я хочу рассчитаться и уйти, они сказали, что «ты уйдешь только с нами». Чем больше я просил их успокоиться, тем больше я выслушивал в свой адрес агрессии. Икаев начал толкать меня, а потом… я не знаю, как так получилось».
Не помнил Цгоев и того, как доехал до дома и пришел в себя только утром в машине.
После этого судья предоставил возможность представителям потерпевшей стороны задать вопросы обвиняемому.
«Какое право ты имел убивать? Что мне теперь делать с твоими детьми?» — эмоционально спрашивала мать Олега Икаева.
«Я не имел права! Никто не имеет права убивать. Извините, что так получилось. Я не хотел никого убивать. Но они нецензурно высказались в адрес моей матери, которой у меня нет», — ответил Цгоев.
Судья попросил коллегию присяжных не принимать к сведению эмоциональную сторону, а руководствоваться лишь фактическими доказательствами.
После допроса адвокат Цгоева Тимур Тхостов попросил суд исследовать судебно-химическую экспертизу Икаева и Кабулова, где указано, что при исследовании в крови гражданина Икаева было обнаружено 3,52 промилле алкоголя, в моче — 4,91, что соответствует сильному алкогольному отравлению, которое может привести к смерти. У Кабулова процент алкоголя в крови был еще больше — 3,58 промилле. Содержание алкоголя в крови у Цгоева равнялось 1,2 промилле, что говорит о наличии обычного алкогольного опьянения.
Также сторона защиты подала ходатайство об исследовании психолого-психиатрической экспертизы в присутствии коллегии присяжных заседателей для вынесения справедливого решения. Решение по нему будет оглашено на следующем заседании, которое назначено на 24 января.
Дзера 15-Айларова