15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
21°
(Ясно)
41 %
1.52 м/с
Осетия – наш общий дом
09.09.2010
11:02
Осетия – наш общий дом

Исполнилось двадцать лет республиканскому межнациональному движению «Наша Осетия». За прошедшие годы оно выросло до поистине всенародного в масштабах республики и приобрело заметный общественный вес не только в делах Северной Осетии, но и всего региона. Более подробно о вкладе движения в национально-культурное развитие народов республики и укрепление ее стабильности в беседе с председателем совета «Нашей Осетии» Вячеславом Лагкуевым.

— Вячеслав Магометович, сегодня, наверное, не только молодое, но и зрелое поколение не помнит историю создания движения. Давайте полистаем ее страницы?
— С удовольствием припомню их сам! К моменту возникновения движения в 1990 году в республике уже были созданы пять национально-культурных обществ. Назову их в порядке создания: греческое, армянское, грузинское, еврейское и азербайджанское. Завершало государственную регистрацию татарское общество.
Идея объединения их всех в рамках некой общей организации родилась у председателей грузинского и азербайджанского обществ Алексея Бучукури и Гусейна Мамиева. Они поделились ею со мной как депутатом Верховного Совета — Парламента республики, а дальше мы обсуждали ее уже со всеми остальными обществами.
Предлагались разные формы и названия объединения, например «Единство», пока профессор Магомед Исаев не воскликнул: «Так вот же оно — «Наша Осетия!» — и сопроводил название всеохватным жестом руками. Ну а официальная регистрация движения в органах власти произошла чуть позже — весной 1991 года, так что у нас как бы два дня рождения — реальный и «по паспорту». Поэтому и весь следующий год для нас также будет юбилейным!
Создание движения было совершенно новым делом, и мы некоторое время искали и его форму, и направления деятельности. В 1992 году, в самый разгар «шоковой» экономики, мы почти год ежедневно выводили из этого шока две сотни наших малоимущих сограждан. Для тех, у кого гайдаровские реформы отобрали практически все, наши общества устраивали бесплатные обеды, а больным доставляли их домой.
К тому времени сложилась и нынешняя структура движения, на мой взгляд, самая удачная. Она заключается в полной автономии каждого общества в отдельности и наличия координирующего органа — совета движения «Наша Осетия». Он-то и придает нашему движению общее, согласованное со всеми его членами направление и оказывает обществам практическую помощь в повседневной деятельности.
— А как бы вы определили его главный вектор?
— Изначально общества создавались исключительно в целях поддержания и развития национальных культуры и самосознания членов различных этнических диаспор. Это направление всегда было одной из двух главных задач и успешных видов деятельности обществ.

• Общее количество национально-культурных обществ в республике — 29.
• Самые крупные диаспоры республики составляют представители армянской и грузинской национальностей.
• Наиболее активные связи с иностранными государствами поддерживают греческое и польское национально-культурные общества.
• Самое молодое национально-культурное общество республики — финское. Его государственная регистрация прошла в 2005 году.

Достаточно сказать, что только в греческом обществе действуют 8 кружков, воскресная школа, не хуже дела в грузинском, еврейском обществах… И сегодня уже невозможно представить ни один большой республиканский праздник или День Владикавказа без колоритного участия членов наших национальных обществ!
Другое направление, можно сказать, само нас выбрало или даже призвало, мобилизовало! Время было смутное: конфликты в Средней Азии, Закавказье, Прибалтике… Страна трещала по швам, начинались деструктивные процессы и в РСФСР, то есть у нас, в России.
Кстати, поначалу спецслужбы тоже заволновались по поводу нашего объединения, боясь, что мы из национальных превратимся в националистические. Однако тогдашний руководитель республики Ахсарбек Галазов полностью поддержал нас, и, между прочим, в вашей газете достаточно долго выходила даже целая полоса, которая так и называлась — «Наша Осетия». Как показало время, это было правильное решение руководства республики.
— Вы имеете в виду события 1992 года?
— И не только. Действительно, наше движение приложило немало сил к восстановлению диалога между нашей и соседней республиками. В 1997 году возникло и тут же вошло в наше движение ингушское общество «Даймохк», бессменный руководитель которого Магомет Гадаборшев значительно способствовал налаживанию общественных контактов.
Надо вспомнить, что в том же 92-м году начался поиск пути урегулирования грузино-югоосетинских отношений. В начале года в республику прибыла представительная делегация Грузии, и нашему движению также было поручено провести переговоры. Они прошли очень успешно и завершились подписанием документа о нормализации отношений. В дальнейшем он лег в основу договоренностей в Казбеги и, в конечном счете, привел к Дагомысским соглашениям. И хочу отметить в этом процессе роль грузинского общества во главе с Робертом Цинделиани. А с другой стороны, значительное влияние на прогресс в переговорах оказала общая миролюбивая национальная политика в республике, где и в дни конфликта в Южной Осетии не было межнациональной розни, продолжала работать грузинская школа.
— Теперь это все история. А как развивается ситуация в восточном и южном направлениях сегодня?
— Надо с удовлетворением признать, что с приходом к руководству Республикой Ингушетия Юнус-бека Евкурова и атмосфера, и интенсивность двустороннего диалога заметно улучшились. Вот даже такой штрих: где бы на территории Ингушетии ни собирался постоянно действующий «круглый стол» руководителей государственных структур и общественных организаций двух республик, Юнус-бек Баматгиреевич хотя бы на пять минут, но всегда лично заходит на встречу.
Что касается восстановления связей с народом Грузии, то, к сожалению, народная дипломатия не в силах восстановить дипломатические отношения. И все же буквально в последнее время мы видим много обнадеживающих признаков и импульсов к частичному возврату прежних связей. Это открытие границы для пропуска граждан и грузов третьих стран, авиасообщения и, главное, серьезные изменения в позиции самих грузин к проблеме российско-грузинских отношений. В процессе их нормализации лидерами общественного мнения выступают всемирно признанные авторитеты — Зураб Церетели, Лео Бокерия, Зураб Соткилава…
Большую активность проявляют грузинские землячества в нашей стране, объединенные в общественную организацию «Во имя Грузии». В мае ее представители во главе с руководителем Миндией Гулуа побывали на Северном Кавказе и в нашей республике в частности.
Другой общественный деятель — Гоча Дзасохов — в это же время добился проведения встречи грузинской общественности и представителей нашей республики во Владикавказе.
Такие акции и контакты уже в течение достаточно короткого времени могут оказать значительное влияние на политиков и произвести подвижки и в межгосударственных отношениях. И одним из главнейших компонентов этой работы является донесение правды о глубокой и текущей истории до народов.
Это касается, например, агрессии Грузии в августе 2008 года — ведь не только весь мир, но и многие жители самой Грузии попали в сети официальной тбилисской пропаганды. И просто необходимо подчеркнуть, что очень большой вклад в прорыв информационной блокады вокруг правды о событиях в Южной Осетии внесли наше еврейское общество «Шолом» и его руководитель Марк Петрушанский!
— На Северном Кавказе тоже хватает проблем с ослаблением межнациональных отношений. Каково участие движения «Наша Осетия» в их решении?
— Прежде всего надо отметить в последние годы усиление внимания государства к деятельности общественных организаций в целом. На мой взгляд, такой отправной точкой стал Форум народов Кавказа, проходивший в Сочи в 2004 году с участием тогда президента страны Владимира Путина.
Еще одним значительным шагом в этом направлении стало создание двумя годами позже Координационного совета национально-культурных общественных объединений России при Совете Федерации.
Наше движение участвовало и в первом мероприятии, и в образовании второй структуры. И вот что я для себя отметил, как определил происходящие сейчас процессы: естественно-правильный путь — создание новой формы объединений — государственно-общественных.
На практике это означает, что сейчас при решении серьезных социальных проблем государство все больше опирается на общественные структуры. Теперь чиновники не отсиживаются в кабинетах, а общественники не митингуют на улицах сами по себе. В тот же Координационный совет при Совете Федерации входят и депутаты Госдумы, и федеральные министры, и мы — общественные организации. А это уже совершенно иной уровень осмысления и решения проблем: диалог общества и власти напрямую, без посредников! Это объединение общественной мысли с материальными и организационными ресурсами власти. При этом и общественные организации становятся частью государственной системы, добровольно принимая на себя выполнение взаимных обязательств и договоренностей.
Было время, когда государство практически отмахнулось от общественных организаций, и, скажу честно, иногда не хотелось работать. Сегодня же у общественников появляется большая заинтересованность, потому что налицо их востребованность и практические результаты совместной работы с властью.
Причем я хочу отметить, что этот процесс развивается параллельно и с одинаковой интенсивностью как на федеральном, так и на республиканском уровне. Примеры — и в возросшем сотрудничестве Главы республики Таймураза Мамсурова, парламента с давно работающими организациями — нашей, «Стыр ныхасом», и в создании новых гражданских институтов — таких как Общественная палата республики, куда входят и члены нашего движения.
Мы ждем, что и руководство нового Северо-Кавказского федерального округа быстро и в полном объеме реализует свои планы работы с общественными организациями и так же предметно и плотно вовлечет нас в орбиту своей деятельности по усилению стабильности в регионе.«Северная Осетия»