15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
22°
(Облачно)
60 %
3 м/с
Перед ней отступала смерть
28.05.2010
11:30
Перед ней отступала смерть

Оперировать под обстрелами и бомбежками в сотрясаемом разрывами снарядов блиндаже при тусклом мигающем свете коптилки. Сутками, когда уже не держат ноги у операционного стола, но никак нельзя, чтобы дрогнула от страшного изнеможения рука — потому что в блиндаж с передовой несут и несут раненых. Делиться с теми, кто лежит на твоем операционном столе, своей донорской кровью — и прикрывать их, как щитом, собственным телом от вражеских осколков. Закрывать глаза умирающим. Мучительно искать — и, как бы ни было тебе тяжело, все-таки находить единственно верные и нужные слова, чтобы вдохнуть волю к жизни в спеленутого бинтами восемнадцатилетнего мальчишку, который бесстрашно поднялся из траншеи в рост с гранатой наперевес навстречу немецкому танку, а сейчас заходится на койке в медсанбате в сухих рыданиях: «Доктор, как мне теперь жить калекой?!». И — осознавать как самую высокую для себя награду: они, десятки и сотни спасенных тобой, отведенных твоими руками от смертной черты, еще встретят Победу — потому что она обязательно будет. Вернутся домой, где их так ждут. Обнимут поседевших от ожидания матерей. Сыграют свадьбы с любимыми. Порадуются первенцам — а потом и внукам.

Все это сполна выпало на долю тех, кто на себе познал за четыре долгих и кровавых года Великой Отечественной, что у войны страшное и совсем не женское лицо. На долю наших землячек — фронтовых хирургов. В числе которых была и майор медицинской службы Ефимия Борисовна Кулаева-Цаллагова.
Преподаватели Махачкалинского мединститута, который она окончила в 1938 году, нередко удивлялись в разговорах между собой: откуда у этой студентки-осетинки, статной, темнобровой и ясноглазой девушки из Ардона, такая неуемная одержимость учебой?! А мечтой стать врачом юная Ефимат, как называли ее домашние, загорелась еще в школе. Хотя путь к этой мечте был непростым. Семья жила трудно. Пятеро детей. Рано ушел из жизни, не успев поднять их на ноги, отец.
После института молодой врач Ефимия Кулаева вернулась в родную Осетию, где ее назначили ординатором в шахтерскую больницу поселка Нузал. Потом была работа на Кубани — заведующей районной больницей в станице Кущевской. Там и застало ее 22 июня 1941 года… И в первые же дни войны 28-летняя Ефимия стала вдовой: на мужа, кадрового офицера, с западной границы пришла похоронка. И уже в июле 1941-го она сама написала заявление с просьбой отправить ее на фронт. С просьбой, звучавшей, скорее, как требование. Как крик сердца…
Ростов-на-Дону, Кубань, Моздок, Керчь, Украина, Польша, Чехословакия — и, наконец, Германия 1945-го, где она встретила День Победы. Такими были фронтовые дороги полевого хирурга, майора Ефимии Кулаевой, на чьей гимнастерке к концу войны сверкали боевой орден Красной Звезды и целая россыпь медалей. И когда, уже десятилетия спустя, ей задавали вопрос: «А сколько всего их было, раненых, которым вы спасли жизнь на операционном столе — ну хотя бы приблизительно?», она отвечала на него обезоруживающе просто: «Я количество операций никогда не считала — не до того там было. Но, если считать с июля 41-го и до мая 45-го, то за сутки через мои руки проходили где-то 15 раненых. А иногда и больше…»
Одно из таких «иногда» пришлось на участие Ефимии Борисовны в легендарной высадке Керченского морского десанта. Только за один из дней, проведенных на передовой в том огненном аду, она прооперировала сорок (!) раненых. В подвале разрушенного здания, где и условий-то для работы хирурга никаких не было. Под бомбами… «Вся шинель ее была обожжена огнем свечей, которыми освещалась операционная в подвале», — вспоминал потом фронтовой товарищ, коллега и земляк Ефимии Кулаевой Дмитрий Грибанов, который хорошо знал ее еще по работе в Нузальской больнице, а сам в свое время руководил в качестве главврача республиканской больницей Минздрава. Тогда под Керчью при очередном вражеском авианалете Ефимия Борисовна и сама была ранена осколком бомбы. Но эвакуироваться в тыл отказалась наотрез…
После войны она заведовала в столице Северной Осетии хирургическим отделением КБСП. Потом возглавила хирургическое отделение больницы Минздрава. Была удостоена почетных званий «Заслуженный врач СОАССР», «Заслуженный врач РСФСР» и ордена Ленина. Вела в республике большую общественную работу, была избрана депутатом Верховного Совета Северной Осетии … И женское счастье тоже сумела обрести заново — связав свою судьбу с судьбой своего земляка Федора Цаллагова, с которым познакомилась в Кисловодске, где он, директор санатория, был одним из тех, кто поднимал «на ноги» разрушенную войной курортную инфраструктуру Кавминвод. А их сын, Сослан Цаллагов, заслуженный работник культуры России, хорошо известен сегодня в республике как талантливый архитектор и влюбленный в старый Владикавказ краевед, директор Северо-Осетинского филиала Российского фонда культуры.
Почти уже 34 года нет среди нас военврача Ефимии Борисовны Кулаевой-Цаллаговой. Но свет памяти о ней в душах земляков не гаснет. И 7 мая, в канун 65-летия Великой Победы, во Владикавказе, на фасаде дома на ул. В. Тхапсаева,2, где живет семья Цаллаговых, откроется посвященная ее памяти мемориальная доска, выполненная скульптором Николаем Дзукаевым. А соберет торжественная церемония ее открытия и представителей руководства республики и города, и медицинскую общественность Осетии, и близких Ефимии Борисовны. И тех, кому ее руки, искусные руки фронтового хирурга, подарили когда-то второе рождение.
«Северная Осетия»