15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Дождь)
98 %
1.26 м/с
Пластиковая терапия
29.09.2016
09:35
Пластиковая терапия

Корреспонденты «15-го Региона» дали свое заключение по состоянию Ардонской ЦРБ. 

Пластиковая больница. Именно так можно охарактеризовать ЦРБ Ардонского района. Вопреки нормам противопожарной безопасности все стены и потолки здесь обиты пластиковыми панелями. Так 20 лет назад внешний вид медучреждения пытались спасти от неприглядного вида плесени. Но все равно не спасли.

На первом этаже располагается детское отделение. Стены здесь, как после неудачного фотошопа — волнами. Корень проблемы кроется в подвале, где расположены все коммуникации. Они изношены и требуют замены. Именно из-за этого буквально каждая щель больницы пропитана влагой. Первые две палаты, где лежат с мамами несколько малышей, были основательно отремонтированы два года назад: покрытие стен сняли вплоть до кирпича, но это стало лишь временным решением проблемы. Стоит закрыть окна и двери, как тут же появляется запах сырости. Парниковый эффект получается и от затирания трещин алебастром. Это закупоривает их, и создает благоприятные условия для появления плесени и грибка. Раньше стены в больнице белили, а штукатурка позволяла им дышать. 

«Я думаю, мы не единственная больница, которая заплесневела», — говорит завотделением Гуля Мамиева и распахивает дверь в санузел. «Мы лечим астматиков, детей с пневмонией, бронхитами. Я вообще, если честно, поражаюсь, как при наличии такого грибка они у нас выздоравливают», — добавляет она. 

Выходя из отделения, мы встретили главного врача больницы Владимира Дидарова. Его сразу же удалось идентифицировать по фотографии, которая висит на входе в медучреждение. На той же табличке размещена общая информация для посетителей и номер, куда могут обращаться пациенты в случае возникновения вопросов и жалоб. Дидаров вел рабочую беседу с несколькими мужчинами. Как оказалось, по вопросу ремонта приемного отделения. Оно состоит из крохотных помещений, которые никак не соответствуют своему названию и современным требованиям к лечебному учреждению. 

"Убожество, конечно. Что еще сказать?», — с грустью показывает нам эти комнатушки медсестра средних лет. Она стучит по белым пластиковым панелям и поясняет: «Много раз приходили из МЧС и просили снять. А как же их снимешь, если все стены под ними черные от грибка?». 

Недавно больницу посещал новый министр здравоохранения Михаил Ратманов, он поручил организовать полноценное приемное отделение на месте более просторного гинекологического. Оттуда есть прямой выход во внутренний двор больницы, и еще будет возможность установить пандус. Планы реализуют в следующем году за счет минздрава республики, уже готовится проектно-сметная документация. 

С верхнего этажа, опираясь на двух родственников, спускается полная женщина с перевязанной ногой. Лифт не работает, а ее помощники явно устали. В углу находят старую железную каталку. Кое-как взгромоздив на нее женщину, они везут ее до лестниц: пандуса нет, так что едва ли каталка так сильно облегчила их задачу. 
В больнице два лифта, и оба не функционируют, поскольку отслужили срок эксплуатации. В связи с этим вот уже 30 лет врачам приходится таскать на руках с первого этажа в реанимацию аварийных и тяжелых инфарктных больных, а больным самостоятельно спускаться и подниматься. 

Дидаров считает отсутствие лифта одной из самых острых проблем больницы. Он не так давно в должности — 5 месяцев, и только месяц назад был в ней утвержден. До этого работал врачом-травматологом в частной ардонской клинике. Он отмечает, что хоть и был знаком с проблемами больницы раньше, но не так глубоко. Впереди отопительный сезон, а котельная находится в плачевном состоянии. Менять ее не успевают, и перезимует ЦРБ на старых котлах. 

«Но основная наша проблема — кредиторская задолженность свыше 80 млн рублей. Пока возможности полностью расплатиться нет. Нам надо провести соответствующие изменения в штатном расписании, чтобы оно соответствовало коечному фонду», — рассказывает главврач. 

Кроме приемного, гинекологического и детского, на первом этаже располагается еще и родильное отделение. Условия в нем хорошие. Оно отремонтировано пару лет назад и без использования пластика. От этого еще более странным кажется то, что рожениц здесь мало, хотя отделение обслуживает три района — Ирафский, Дигорский и Ардонский. Причина в том, что оно не по всем пунктам оправдывает статусу межрайонного: нет круглосуточного неонатального поста. 

«Рожают в любое время, тяжелые дети бывают в любое время, а ночью здесь только медсестры», — поясняет неонатолог Галина Дзотцоева. Кроме того, из-за неполной оснащенности, рожениц с патологическим течением беременности и со сроком меньше 37 недель отправляют во Владикавказ. 

Сотрудники поясняют, что рожать стали меньше не только потому, что основная масса беременных едет в республиканский центр, но и оттого, что их число сократилось в принципе. В одной из палат рядом с женщиной средних лет лежит 16-летняя девочка. В соседних палатах есть и те, кому за 40. 

На втором этаже расположились сразу четыре отделения. И здесь все в пластике. Претендует на звание аутсайдера крайняя палата хирургии. Углы цветут черной плесенью, стены обшарпаны, при входе неприглядные следы от возгорания проводки. Текущий кран перемотан: как пояснили пациенты, чтобы не журчал по ночам. Но и в соседних палатах ситуация не намного лучше. 

В другом крыле второго этажа картина не лучше. В одной из палат стену закрыли целлофаном, чтобы штукатурка не сыпалась на рядом стоящую кровать и пациента. Линолеум протерт и изодран так, что виднеется бетонный пол. Неврологического отделения в больнице нет вовсе. Пациентов этого профиля направляют в Дигорскую ЦРБ или Владикавказ.

В неотложной помощи нуждается операционное отделение. Многое оборудование здесь устарело, да и сама обстановка родом из СССР. В день проводится от 4-5 операций. «На днях была всего одна операция, но по онкологии. Она длилась 7 часов. За такую работу у нас мизерная заработная плата. У меня в месяц 11 ночных дежурств, и я получаю 16 тысяч рублей. По окладу положено 7 дежурств, но мы вынуждены брать больше ночных смен»,- рассказывает одна из операционных медсестер. Она указывает на скромно сидящую в углу санитарку, которая получает 7 тыс. рублей. Из этих денег ей надо оплатить коммунальные услуги, одеть себя и двоих детей и купить домой продукты. 

Но больше всего на втором этаже Ардонской ЦРБ запомнился аварийный выход. Он встретил нас неожиданной для такого учреждения «романтично-готичной» атмосферой. На лампе сидели два голубя и нежно ворковали. Подняв голову, можно было полюбоваться лучами солнца, проникающими сквозь дырки в крыше. Все бы хорошо, да только чердак открыт из-за невыносимого запаха плесени. Он сковывает легкие так, что уже через минуту нахождения здесь начинаешь кашлять. Из-за грибка стены выглядят будто измазанными сажей. По углам всякий хлам под большим слоем пыли. Пожарный выход выглядит так, как будто пожар там уже был. 

Отделение реанимации и анестезии сложно назвать полноценным. Оно рассчитано на 6 коек. В минимальную квадратуру постарались вместить все, что необходимо. Это почти удалось. «Кабинки» отделены друг от друга шторами из простыней. Однако стесненность и отсутствие условий — не единственная проблема реанимации. Наркоз дают на сломанном аппарате. Нет компьютерного томографа, не хватает кардиомониторов, инфузоматов. Нет централизованной подачи кислорода: сотрудницы отделения постоянно таскают из одного помещения в другое кислородный баллон. 

«В технологиях периферийные больницы сильно отстают. Но не врачи в этом виноваты, они делают все, что возможно в этих условиях. В республике до сих пор нет сосудистого центра, который нам столько лет уже обещают», - рассказывает завотделением Таймураз Джигкаев. 

На третьем этаже находится терапевтическое отделение. Из-за неправильно установленных окон в палатах появилась плесень. Медсестры рассказывают, что борются с ней как могут: перепробовали все возможные методы, но толку нет. Единственный тонометр на все отделение сломан, штативы еле дышат, на окнах нет занавесок. Здесь, как и везде в больнице, утверждают, что все необходимые медикаменты в медучреждении имеются. Пациенты тоже не жалуются. По их словам, их просили докупить не больше пары препаратов. 

Поликлиника встречает посетителей отремонтированным коридором. Кабинеты приведены порядок не везде. В некоторых, например, в физиотерапевтическом, требуется замена оборудования. Флюорограф часто не работает. 

Пациенты и врачи сходятся во мнении, что кормят в больнице вкусно. Работники пищеблока стараются максимально разнообразить меню. Но готовят они все это в не совсем подобающих условиях. Летом в помещении невозможно находиться от жары. Печки не менялись с момента открытия пищеблока, часть из них не работает. Уже выходя из больницы, мы могли наблюдать, как одна из сотрудниц на приспособленной под эти цели детской коляске повезла обед по отделениям.

 

Алина 15-Алиханова

фото: Константин 15-Фарниев