15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Облачно)
52 %
3.06 м/с
Постпредство своих в Японии не бросает
21.03.2011
12:56
Постпредство своих в Японии не бросает

Светлана Кокоева и ее дочь Эрина Идзуми, в судьбе которых по поручению Главы РСО-Алания Таймураза Мамсурова деятельное участие приняло Постоянное представительство республики при Президенте РФ, 20 марта прилетели в Северную Осетию и встретились со своими родными и близкими, проживающими в с. Камбилеевское. Перед вылетом во Владикавказ С. Кокоева ответила на вопросы noar.ru.

— Светлана, как добрались до России?
— Это было нелегко. Должна сказать, что и в нашей префектуре Акита , и в Сендае практически разрушены все автомобильные дороги. Кроме того, большие перебои с топливом. Но железнодорожное полотно практически не пострадало. Основной удар цунами пришелся на Тихоокеанское побережье Японии. Наша префектура расположена у берегов Японского моря, так что нам, можно сказать, повезло. Хотя, конечно, есть незначительные повреждения и в Аките… В общем, сначала я на электричке отправилась из Акиты в Ниигату, где расположено российское консульство. Наши дипломаты сейчас работают 24 часа в сутки. Процедура получения визы для Эрины заняла буквально тридцать минут. При этом на период чрезвычайной ситуации в стране россияне отменили консульские сборы для жителей Японии. Мой визит в консульство предварил звонок туда из Постпредства Северной Осетии при Президенте РФ, благодаря чему процедура оказалась еще проще.
Затем мы быстро собрались и вылетели самолетом японских внутренних авиалиний из Акиты в Токио. Катаклизмы не повлияли на авиасообщение внутри страны — оно по-прежнему функционирует. При этом повторюсь: на машине из моей префектуры в столицу добраться практически невозможно.
— Как реагирует население на эти проблемы?
— Удивительно спокойно. Японцы вообще — невозмутимый народ. С одной стороны, они уже привыкли к тому, что природа постоянно преподносит сюрпризы. А с другой стороны, сказывается особый менталитет. Внутри, в душе и в сердце, могут бушевать бури, но на лице это никак не отражается. Мой супруг — такой же, наверное, поэтому мы до сих пор вместе (смеется).
— Вас встречали в токийском аэропорту?
— В международном секторе аэропорта Нарита постоянно дежурят сотрудники российского посольства в Токио. Ощущение, будто они работают круглые сутки. Постоянно отправляют группы людей из Японии в Россию. В тот вечер они занимались эвакуацией труппы цирка им. Ю. Никулина. Наши артисты гастролировали в Японии. В консульстве РФ в Ниигате мне дали мобильный номер сотрудника российского посольства. Я созвонилась — и выяснилось, что нам с Эриной предстоит лететь самолетом МЧС России вместе со зверями из цирка! Спрашиваю: «Звери хоть в клетке?». Отвечают: «Надеемся». Потом оказалось, что вместе с нами полетит еще и команда спасателей МЧС России. Представьте себе: грузовой самолет, длинные скамейки для сидения и вокруг — звери. Были медведи и собаки. Вместе с нами летели и дрессировщики. В общем, полет прошел достаточно увлекательно.
— Каким маршрутом летели?
— Сначала добрались до Хабаровска. Там была дозаправка. Следующим пунктом назначения был Красноярск, где самолету вновь потребовалось топливо. А потом уже вылетели в Домодедово. По ходу следования мне постоянно звонили из Постпредства нашей республики, интересовались, как мы, как наши дела, за что им огромное спасибо. Я уже отвыкла от такой заботы… Наверное, Представительство готовило какую-то информацию и для средств массовой информации. Потому что, когда я прилетела в Москву, был звонок от мамы: «Света, ты где?! Ты еще в Хабаровске?!». Я спрашиваю: «А как ты узнала про Хабаровск?!». Оказывается, был сюжет в программе новостей на ГТРК «Алания». Я даже и представить не могла такого внимания к своей скромной персоне…
В аэропорту Домодедово нас уже ожидали сотрудники Постпредства. Мы прилетели в субботу, в 9 утра. В 11:15 улетал самолет во Владикавказ, но на него не успели. Дело в том, что прилетели мы в Россию 19 марта, а российское консульство в Ниигате открыло визу с 20 марта.
— Как же вы вышли из этой ситуации?!
— Улаживание этих формальностей с пограничной службой также взяло на себя Представительство республики. И вскоре нам переправили визовый штамп в паспорте с 20 на 19 марта. И за это — моя огромная благодарность Постпредству. Кстати, нас в Домодедово проверили на радиацию и сказали, что фон повышенный, но не опасный для здоровья.
— Как провели время в Москве?
— Сотрудники Постпредства разместили нас в гостинице. И приобрели билеты. Мы с Эриной отдохнули. Выспались, наконец. Ведь всю дорогу провели без сна. Я позвонила А. Тотоонову, чтобы поблагодарить за такое внимание, за содействие и помощь в переезде в Россию. Рассказала ему о том, что супруг был немного шокирован заботой и, самое главное, стремительностью всего произошедшего. Слова Александра Борисовича — «Мы своих не бросаем!» — я пересказала супругу. Для японцев это что-то неожиданное. «Наши бы так не сделали», — подчеркнул Набоюки.
— Светлана, а чем Вы занимаетесь в Японии?
— Работаю в начальной школе. В Японии три уровня школьного образования — начальный, средний и высший. Я преподаю английский язык учащимся 5-6 классов. Режим работы щадящий — до обеда. А во второй половине дня занимаюсь дочерью. Ходим на танцы, в разные кружки.
Кроме того, в Аките есть международная ассоциация, объединяющая проживающих в префектуре выходцев из различных стран. На собрании этой организации я часто рассказываю о России, Осетии и Северном Кавказе. У меня там матрешки есть — они пользуются большой популярностью в Японии. Есть и осетинские сувениры, куклы… Японцы очень интересуются культурой других стран и народов.
— Дочка говорит по-русски?
— Пока не так хорошо, как мне хотелось бы. Она, естественно, знает японский. Немного говорит по-русски и по-осетински. Надеюсь, за время, которое мы проведем в Осетии, Эрина улучшит и свой осетинский, и свой русский.
— А как Вы познакомились с Набоюки?
— По переписке. Была такая организация, International Pen Friends, за умеренную плату предоставлявшая своим клиентам адреса людей, давших согласие на участие в этом проекте. Так мы и списались с Набоюки. Это был 2001 год. И 12 июня того же года мы впервые встретились — я на выходные прилетела в Москву, где он встречал меня. В сентябре уже сыграли свадьбу в Москве, приехали его родственники из Японии. А потом я отправилась в Акиту. Там, кстати, был и второй свадебный обряд — теперь уже по японским традициям. Меня хорошо приняли в семье супруга — никаких проблем не возникло.
— Чем занимается Ваш муж?
— Супруг — компьютерщик, программист, занимается проектированием индустриальных компьютерных систем.
— Не скучаете по Осетии?
— Сейчас уже меньше. В первые годы желание вернуться на Родину было очень сильным — мне был непонятен японский менталитет. Как я уже говорила, они там все удивительно спокойные. Муж никогда на меня не повысил голос. Я один раз попыталась что-то выяснить на повышенных тонах — он посмотрел на меня пристально, встал и вышел. Тут же успокоилась — сама на себя ведь кричать не будешь. Постепенно и я перенимаю у него эту черту характера, пытаюсь справиться со своей импульсивностью.
Сейчас они все больше с Эриной воюют — за компьютер, за интернет, за телевизор. Бывает смешно наблюдать со стороны.
— Как долго планируете пробыть в России?
— Сейчас в Японии каникулы — две с половиной недели. Думаю, что мы останемся в Осетии на месяц. За это время точно будет понятно, как развивается ситуация в Японии. Посмотрим…Пресс-служба постпредства Северной Осетии