15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
27°
(Облачно)
47 %
4 м/с
Потерявши – будем плакать?
21.01.2011
10:31
Потерявши – будем плакать?

Одним из основных пунктов повестки первого в 2011 году заседания Совета по культуре и искусству при правительстве Северной Осетии значилось выступление председателя Комитета по охране и использованию объектов культурного наследия РСО-А Эдуарда Токаева. Тема которого была обозначена, дословно, следующим образом: «О мероприятиях по охране и реставрации памятников исторического наследия, расположенных в Алагирском районе».

Почему именно в Алагирском? Ответ прост: этот район в республике — не только самый богатый замечательными памятниками истории и культуры, дошедшими до нас из глубины веков. Богатство это беспрецедентно и в масштабах всего Северного Кавказа. Цифры, которые привел в своем выступлении Эдуард Токаев, по-настоящему впечатляют: из 324 таких памятников федерального значения, насчитывающихся на сегодняшний день в Северной Осетии, на территории Алагирского района «дислоцируются» 122. Из 159 объектов истории и культуры регионального значения — соответственно 86. Средневековые храмы, святилища, боевые башни, замки-галуаны, склеповые комплексы, археологические памятники… И каждая из этих страниц в книге историко-культурного наследия Осетии — по-своему интересна и уникальна.
— В связи с этим Алагирский район является одним из приоритетных районов республики, с которым наш комитет пытается установить как можно более тесные рабочие отношения и где мы отрабатываем методику сохранения того культурного богатства, которым республика располагает. Почему я говорю, отрабатываем методику? Потому что подводных камней в этом деле очень много. И прежде всего это человеческий фактор, — подчеркивает Эдуард Токаев. — Те основополагающие нормативно-правовые документы, которые сегодня регламентируют вопросы охраны культурного наследия народов России на федеральном и на нашем местном, региональном, уровне (а это прежде всего Федеральный закон «Об охране объектов культурного наследия народов РФ» и соответствующий закон, принятый в 2005 году и в нашей республике) — в большинстве своем, к великому сожалению, у нас игнорируются.
Это связано и с тем, что за последние тридцать лет произошли серьезные изменения в жизни страны. То есть, проще говоря, появились люди, у которых есть большие деньги. А большие деньги дают сегодня человеку огромные возможности — и их можно использовать очень по-разному… Безусловно, среди таких состоятельных людей в нашей республике есть те, кто хорошо понимает, как важно сберечь для потомков наше национально-культурное достояние, и с которыми мы, специалисты органов охраны памятников, тесно и плодотворно сотрудничаем, находим взаимопонимание. Но их, прямо скажем, не очень много. Подавляющее большинство предпочитает объясняться с нашим комитетом в явочном порядке, когда мы фиксируем здесь с их стороны какие-то нарушения: ««Мы ничего не знали о том, что это памятник старины, мы не были осведомлены о тех или иных требованиях закона»… И эти проблемы, с которыми нам приходится сталкиваться, зримо проявляются, как на лакмусовой бумажке, и в Алагирском районе.
… Одна их этих острых проблем — то, что подавляющее большинство памятников, расположенных в горной части республики, оказались сегодня, по словам Эдуарда Албеговича… попросту бесхозными.
— Они не имеют собственников, не имеют пользователей, и в связи с этим нам очень трудно делать здесь какие-то обременения и выписывать охранные обязательства. Потому что выписывать их просто не на кого. И Алагирский район — не исключение. Вот простой пример: в прошлом году послали мы комиссию в селение Архон, где расположены два таких памятника — фамильные башни Икаевых. Выяснилось: Икаевы из этой части села давно съехали и там уже не живут. Без хозяев, по документам, оказались и башни, — с горечью отмечает председатель республиканского Комитета по охране и использованию объектов культурного наследия.
И таких примеров, по его словам, очень много. Ситуации сплошь и рядом возникают, точно на сцене театра абсурда: стоит памятник, о котором в Осетии и красивые фамильные предания сложены, и историко-этнографические исследования написаны, а официально, на бумаге, он… ничей. Никто за его судьбу не отвечает. То есть, в определенном смысле, как бы и нет его. А на нет — и суда нет, если разрушают его безжалостный бег времени или, того хуже, руки современных вандалов…
Где выход? Как убеждены в комитете, им может стать создание специальных фамильных фондов — юридических лиц, чьей уставной задачей была бы именно забота о сохранении тех или иных объектов историко-культурного наследия.
— И несколько таких документов в настоящее время уже находятся у нас в работе, — отметил Эдуард Токаев.
Чем не карты в руки тем фамилиям, представители которых действительно горят желанием доказать живым, осязаемым благим делом свою приверженность родным «истокам и корням»?
— Сложности связаны и с тем, что, по федеральному и региональному законодательству, муниципальные власти в районах все землеотводы, предназначенные для какой-либо хозяйственной деятельности, обязательно должны согласовывать с органами охраны культурного наследия. В этом направлении комитет работает в одной связке с Регистрационной палатой. И с Алагирским районом тут была очень сложная ситуация, которая очень пагубно сказалась на таком уникальном историко-культурном объекте, как селение Цмити, — подчеркнул Эдуард Токаев, коснувшись еще одной больной темы, которая в республике у всех на слуху. — Сейчас несанкционированное строительство там остановлено, и это можно записать в плюс комитету, созданному, как известно, без малого три года назад. Но снести то, что в Цмити уже незаконно построено — очень проблематично и, в принципе, сегодня невозможно.
Огромная проблема связана и с разработкой охранных зон по историко-культурным памятникам. Расценки здесь такие, что волосы дыбом встают. До сих пор нет, кстати, утвержденной охранной зоны и в Цмити. Но в этом году комитет все-таки планирует добиться, чтобы такая работа была проведена в республике хотя бы по одному–двум памятникам. И, прежде всего, именно в горной части Алагирского района.
Ничуть не менее наболевший вопрос — и реставрация тех бесценных памятников старины, расположенных на территории Алагирского района, которые сегодня в полный голос взывают о помощи. Потому что изыскивать средства на это республике, особенно в нынешних сложных экономических условиях, тоже очень непросто. Резервный источник таких средств — республиканская целевая финансовая программа — далеко не бездонный. Основную ставку приходится делать на помощь Москвы — то есть, на участие Северной Осетии в федеральных целевых программах. В частности, в той же программе «Культура России-2006–2011 гг.» Добрый пример такого сотрудничества Эдуард Токаев тоже привел: уже третий год подряд выделяются федеральным центром республике в рамках этой программы средства на проведение ремонтно-реставрационных работ в Алагирском Свято-Вознесенском храме. В 2009 году Москва отпустила на эти цели свыше 12 млн рублей, в 2010-м — около 7 млн, а в нынешнем, 2011-м, на завершение этих работ запланировано выделить почти 8 млн рублей…
Но объектов, которым такая помощь неотложно нужна, в Алагирском районе еще немало. И среди них — уникальнейший в масштабах России памятник средневекового аланского культового зодчества — знаменитый Зругский храм. На протяжении последних лет «СО» регулярно рассказывала, как продвигаются спасательно-реставрационные работы на этом объекте, ход которых взят под контроль руководством и Правительством республики. Писали мы и о том, что на сегодняшний день они вынужденно приостановлены. Причина, опять-таки, проста до горечи: острый недостаток средств на реализацию проекта по укреплению русла реки Зругдон, подтачивающей обрывистый холм, на котором возведен храм, и по восстановлению геометрии этого холма. На это необходимо, по словам Эдуарда Токаева, более 30 миллионов рублей. В бюджете республики таких денег нет, а 2–3 миллиона, которые можно наскрести «по сусекам» республиканской целевой финансовой программы, проблему не решат… А проблема эта, между тем, получила неравнодушный общественный резонанс далеко за пределами Северного Кавказа. В минувшем 2010 году письмо, полное тревоги за судьбу Зругского храма, направил министру культуры России Александру Авдееву такой крупнейший отечественный и мировой авторитет в области археологии средневековья, как академик Валентин Янин — прославленный исследователь древнего Новгорода. Из Минкульта РФ это письмо было переслано во Владикавказ — на имя Главы Северной Осетии Таймураза Мамсурова. И вновь замкнулся заколдованный круг…
Все эти проблемы настоятельно ждут решения. И реакция председателя Совета по культуре и искусству при Правительстве РСО–А, премьера республики Николая Хлынцова, на доклад Эдуарда Токаева была категоричной и жесткой: «Вообще, эти факты, откровенно говоря, — наглядная демонстрация уровня нравственной культуры наших руководителей на местах, в районах. Все они прекрасно знают текущую ситуацию, знают законы, но те же, например, несанкционированные органами охраны памятников землеотводы на подведомственных им территориях, тем не менее, все равно «имеют место быть». И предлагаю на следующем заседании совета обязательно заслушать по этой теме представителей руководства Алагирского района. Пусть изложат свою позицию и объяснятся».

 А между тем, в Северной Осетии полным ходом идет работа по созданию стратегического для рекреационной отрасли всего нашего региона комплекса «Мамисон». И совместно с республиканским Комитетом по туризму Комитет по охране и использованию объектов культурного наследия РСО–А уже занимается составлением карты туристско-экскурсионных маршрутов по достопримечательностям Алагирского ущелья, которые будут предлагаться вниманию гостей мамисонских здравниц. Только вот какими увидят гости Осетии эти наши историко-культурные «самоцветы»? Неужели — «вписанными» в неприглядную, хаотичную панораму незаконной застройки, которая неминуемо убьет у заезжего туриста всякое впечатление от них? Взывающими о помощи реставраторов? «Декорированными» скопившимися вокруг за годы горами мусора, наконец?.. Выбор — полностью за нами. И первое в нынешнем году заседание республиканского Совета по культуре вновь обозначило все эти вопросы по-настоящему животрепещуще…

 
Е. Толоконникова, «Северная Осетия»