15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
10°
(Ясно)
93 %
2.99 м/с
Приют Гарри Поттера
27.03.2016
00:24
Приют Гарри Поттера

Корреспондент «15-го Региона» посетила пациентов одного из «желтых домов» республики.

Вдоль трассы от Гизельского круга я шла с сухонькой, но очень живой старушкой. Тяжелые сумки сгорбили и без того измотанную временем женщину, но она старалась бодро семенить рядом. От предложения помочь с благодарной улыбкой отказалась. Ей хотелось говорить о сыне, больше ничего. Он человек с большим сердцем, очень добрый. В детстве рос послушным ребенком, всегда ей помогал, был домашним, хорошо учился сначала в школе, потом в университете. А сейчас он ждет ее и очень переживает, как она доберется. Бабушка с воодушевлением рассказывала о сыне, которого вот уже 10 лет 3 раза в неделю навещает в психиатрической больнице.

По словам главврача Игоря Марзаева, ежегодно к ним поступает свыше двух тысяч пациентов. Основная часть — с психозами. В больнице по два мужских и женских отделений, одно детское и одно противотуберкулезное, а также отделение специализированного типа для больных, совершивших преступления. Основной теорией возникновения психозов является генетическая предрасположенность. Страдают ими больше мужчины, и самые распространенные заболевания этого ряда — шизофрения и эпилепсия. А вот число неврозов, стрессов и депрессий, на которые жалуются в первую очередь женщины, в последние годы увеличивается. Они неохотно идут в больницу, предпочитая обращаться к психологам и неврологам. Главврач отмечает, что среди пациентов стало заметно больше и больных возрастным слабоумием.

Продолжительность жизни пациентов психбольницы разнится, а лица годами не меняются: в большинстве они уходят отсюда только во время ремиссий. Методы лечения, хотя и ушли далеко вперед с тех пор как Чехов описывал палату №6, все равно не могут полностью вылечить таких больных. Много на памяти главврача и случаев, когда публичные творческие люди заканчивали свою жизнь в стенах больницы. Также он вспомнил, как к ним как-то попал мэр города одного из соседних государств бывшего СНГ, приехавший погостить к знакомым.

После разговора с Марзаевым я снова вышла во двор учреждения. Лет 7 назад я уже была здесь. Тогда мне запомнились дети. Они гуляли на улице и, заметив новое для них лицо, кинулись ко мне. В руках у меня был пакет, и я немного испугалась, что именно он привлек их внимание. Я зажмурилась и подняла пакет над собой. Дети, радостно подбежав ко мне, крепко обняли и отошли. Каждый поздоровался, представился, а потом они дружно попросили, чтобы я тоже назвала свое имя. Многие подошли ко мне еще раз. Они все были такие разные, но очень добродушные.

В этот раз мне вновь захотелось посмотреть на детское отделение. Корпус не так давно был отремонтирован. В приемный кабинет заходит светловолосая обаятельная девочка 14 лет. У нее депрессия и мысли о самоубийстве. Разговорчивая сотрудница признается, что таких подростков в последнее время становится все больше, а 70% суицидов происходят именно на почве затянувшейся депрессии. Глядя в окно, женщина рассказывает, что и их семью коснулась такая беда: внучка находится в депрессивном состоянии средней тяжести и до недавнего времени отказывалась проходить лечение. Девочка-подросток из благополучной семьи почти не выходит из комнаты, ни с кем не общается, не верит в себя и теряет интерес к жизни. Доводит неуверенность в себе подростков и до анорексии.

«Поступила к нам не так давно такая. Очень хорошенькая внешне девочка, которая довела себя до истощения. Когда мы ей сказали, что она красивая, она со слезами обратилась к матери: «Зачем они мне врут, я же уродина!?!», — рассказывает сотрудница детского отделения.

Она вспоминает, что были среди их пациентов и дети с чрезмерно богатой фантазией. Однажды пришлось лечить мальчика, который так вошел в образ Гарри Поттера, что уже перестал отличать игру от жизни и постоянно ощущал себя мальчиком-волшебником. Родители вовремя спохватились, и ребенка удалось вернуть в реальность.

Во время разговора с сотрудниками я заметила неподалеку мальчика-подростка, все время слушавшего наш разговор. Он из Моздокского детского дома, и уже третий раз оказывается в больнице. Ребенок очень красиво рисует и делает необычные и очень красивые поделки из подручных материалов. При живых родителях он находится в детдоме, и никому не нужен. Возможно, в знак детского протеста он и увлекся воровством. 14-летний мальчик хочет, чтобы его забрали из детдома, но пока за ним не приходят.

Недавно сюда поступил миловидный шустрый мальчик. При мне ему проводят тестирование, из которого делается вывод об уровне его развития, памяти, логике, мышлении, концентрации внимания. Он нюхает бумагу и песок, прежде чем начать работать с ними. Сотрудники предполагают, что это могут быть аутистичные черты.

Вместе с такими детьми здесь находятся и дети с социально-педагогической запущенностью. Два брата и сестра из села Алагирского района в больнице уже третий месяц. Самый младший стоит, горько плачет и утирает слезы пухлой детской ладошкой. Он хочет видеть маму. Сотрудница отделения успокаивает ребенка, что мама найдет машину, получит пенсию и скоро за ними приедет. Это ложь во благо, ребенок успокаивается. Старшая девочка молчит, ей 11, она не знает букв и прибавляет числа только на пальцах. Среднему брату 8, он еще не ходит в школу. Сладости им с пенсии раз в месяц покупают бабушка или дед.

Для полноты картины я пошла по длинным обшарпанным коридорам искать взрослые отделения. Набрела на первое женское. У порога мне широко улыбнулась пациентка: полноватая женщина с длинными фиолетовыми волосами. В окне я мельком увидела, как с хитроватым прищуром курит короткостриженая женщина.

Завотделением, согласившись поговорить, со вздохом отметила, что судьба каждой пациентки — это трагедия. Особо ее волнует история 14-летней девочки, которую выставила на улицу родная мать. Ребенок не хочет возвращаться домой, но и в детский дом ее не принимают: мать до сих пор не лишена родительских прав. У сотрудников учреждения есть подозрения, что она заинтересована получать и тратить пенсию дочки, поэтому и не спешит от нее официально отказываться. Ребенок с особенностями развития уже год живет в психиатрической больнице.

Последней из тех, кого я встретила в лечебнице, была тоненькая женщина в возрасте. Желтоволосая, с выпученными выцветшими глазами, она вошла в приемную с царственной осанкой. В прошлом инженер на заводе, теперь она регулярный пациент психбольницы, ее мучают галлюцинации. Жеманно вытерев губы и аккуратным движением расправив складку на засаленном халате, она начала неожиданным басом рассказывать, как пару лет назад потеряла квартиру. Оказалось, что пока она 6 лет находилась в больнице, ее квартиру в общежитии продали. В суде сотрудники психиатрической больницы помогли доказать, что ее выписали незаконно. Сейчас у женщины ремиссия. Вскоре, когда решение суда вступит в силу, она сможет вернуться домой.

Подобных историй здесь немало, каждая необычная и печальная по-своему…

 

Алина 15-Алиханова