15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
10°
(Дождь)
93 %
2 м/с
Пульс беглеца
17.02.2011
10:14
Пульс беглеца

«Что спровоцировало Колку на «побег»?» — так называлась статья заслуженного спасателя РФ Руслана Тавасиева в «СО» за 19 января текущего года. Она сразу привлекла внимание читателей ввиду высказанной в ней тревоги относительно возможных неприятных «сюрпризов», которые может преподнести ледник Колка еще. Редакция «СО» предложила председателю ВНЦ РАН и Правительства республики Анатолию Кусраеву тоже высказаться на эту тему.

— Анатолий Георгиевич, действительно ли столь тревожна обстановка в районе ледника Колка?
— Ответ на этот вопрос могут дать только долгосрочные комплексные геологические, геофизические и гляциологические исследования. Не располагая результатами таких исследований, судить о возможных опасностях и рисках — в значительной мере гадание. Однако в статье Руслана Тавасиева поставлены действительно жизненно важные для нас вопросы, а выраженная в ней тревога вполне обоснованна, хотя не со всеми ее положениями могу согласиться.
Например, с утверждением, что «ученые до настоящего времени не пришли к единому мнению о причинах, вызвавших эту гигантскую катастрофу». Действительно, ученые много дискутируют об этом событии, но разногласия вызывает не вопрос «почему?», а вопрос «как?»
То есть не причины схода ледника Колка являются предметом споров, а реконструкция конкретного и детального сценария всех событий, произошедших после того, как причины свою работу уже выполнили, и начался процесс схода.
Сложность еще и в том, что наблюдения в этом районе к тому времени были почти свернуты, поэтому имеются лишь скудные данные. А относительно причин как раз имеется почти полное единогласие.
— Могли бы вы их назвать?
— Еще в начале 30-х годов прошлого столетия советский геолог Левон Аркадьевич Вардарянц (см. Вестник ВНЦ, 2003, № 4), проводивший геологические исследования в районе Девдоракского и Геналдонского ледников в 1926-1930 годах, высказал идею о том, что катастрофические обвалы ледников существенно зависят от эндогенных процессов, то есть — в глубинах земной коры.
Колка относится к пульсирующим ледникам. Так называют ледники, которые периодически «сбрасывают» с себя «лишний вес», когда накопленная ими масса не умещается в том ложе, где они «живут». Итак, пульсация — сброс — происходит периодически.
В Институте географии РАН была вычислена его критическая масса, когда разгрузка неизбежна, и был сделан прогноз: при постоянстве климатических условий и отсутствии аномальных внешних воздействий она должна накопиться через 60-70 лет. И в самом деле, интервалы между известными пульсациями ледника Колка — 1835, 1902 и 1969 годы составляли 67 лет.
А период последнего «биения» пульса сократился до 33 лет! И вопрос «почему?» очень интересует ученых. Но еще больше должно интересовать и беспокоить каждого из нас то, что рядом имеется грозный природный объект, который повел себя «не по правилам».
И вот вопрос: какие причины, сочетание каких факторов ведут к подобному непредсказуемому поведению? Л.А. Вардарянц утверждает: геотектоника и геосейсмика. Исследования последних лет не только полностью подтвердили это предположение, но и дополнили его еще одним фактором: существуют три группы причин, и они связаны с вулканизмом, тектоникой и сейсмикой.
— Поясните, пожалуйста, как они действуют?
— Не вдаваясь в детали, первая — наличие вулканической активности под «спящим» вулканом Казбек. После схода Колки ученые из нескольких институтов РАН при координирующей роли нашего ВНЦ ежегодно проводят систематические и комплексные исследования и наблюдения района природной катастрофы.
Было установлено, что под северными отрогами горы Казбек имеются магматическая камера на глубине 4–7 км и глубинный магматический очаг на глубине 20–40 км, питающий камеру. Магма — огненно-жидкий расплав, возникающий в земной коре.
Из-за подъема раскаленной магмы по направлению к поверхности происходит разогрев на несколько градусов пород, слагающих ложе ледника, вызывая таяние в его основании, подготавливая ледник к подвижке.
Но не только это провоцирует сход ледника. Кора Земли не является чем-то единым целым, а состоит из частей, называемых литосферными плитами, которые находятся в постоянном движении относительно друг друга. Движения эти незаметны для нас, — смещения плит относительно друг друга в среднем составляют всего несколько сантиметров в год.
Однако они приводят к важным геологическим последствиям, которые изучает раздел геологии — тектоника. В частности, смещение плит, а в нашем случае блоков пород, в зоне разломов может приводить к разрушению и обвалу скал, ледников и другим последствиям.
В долине реки Геналдон установлены проявления неотектоники: обнаружены и документированы два субширотных разлома напротив селения Кани, а также крупный разлом северо-восточного простирания. Скорее всего, по нему откололся от массива горы Джимара блок коренных пород с частью висячего ледника, а затем обвалился вместе с ледовой «шапкой» на ледник Колка, выбив его основную часть из ложа. Наличие этих разломов было позже подтверждено путем дешифрирования космических снимков.
Еще одна группа причин связана с повышением сейсмической активности, наблюдаемым в последние десятилетия на Центральном Кавказе. Правда, это еще не значит, что мы постоянно должны ощущать сильные подземные толчки.
Ежегодно на всей Земле происходит около миллиона землетрясений, но большинство из них так незначительны, что остаются незамеченными нами. Тем не менее их фиксируют чувствительные приборы, а какая-то их часть принимает участие в «подготовке к побегу» ледников.
Особенно это касается значительных толчков. В течение последних 40 лет в центральной части Кавказского региона произошли семь сильных землетрясений — Дагестанское (1970), Черногорское (1976), Параванское (1986), Спитакское (1988), Рачинское (1991), Барисахское (1992), Квайсинское (2009).
Сейсмостанциями локальной сети сейсмических наблюдений РАН в нашей республике было зарегистрировано событие, идентичное по временному параметру катастрофическому сходу ледника Колка. Кроме того, был зафиксирован сейсмический процесс, предшествовавший сходу ледника. Важно также отметить, что станциями этой сети были зафиксированы землетрясения 13, 15 и 17 сентября 2002 г., произошедшие до катастрофического схода ледника, которые могли активизировать упомянутый разлом северо-восточного простирания в районе массива горы Джимара.
— Важно ли нам знать сегодня этот сценарий для избежания его повторения в будущем?
— Разумеется. Сложные и необычные геодинамические процессы на Северном Кавказе являются следствием суммарного действия разных эндогенных и экзогенных факторов, частью недостаточно изученных. Чем больше мы знаем о них, тем больше у нас возможностей предсказывать риски.
Но пока наше знание ограничено, поэтому ученые еще спорят о вещах малопонятных, ведь в практических действиях нужно опираться на надежно установленные факты. И в этом плане нам гораздо важнее знать, какова динамика магматической камеры, в каких стадиях находятся тектонические процессы, какова сейсмическая активность в районах «спящих» вулканов Казбек и Эльбрус.
Тогда мы сможем, пусть и достаточно приблизительно, оценить таящуюся в их недрах опасность и для «висячих», и для «пульсирующих» ледников, и для прилегающих, и для удаленных от эпицентров грозных событий сел и городов. Ведь, в конечном счете, цель любой науки — благо человека, а в данном случае — это обеспечение безопасности жизнедеятельности населения, защита человека от природных или рукотворных катастроф!
— Что для этого сегодня требуется?
— Для этого ученым требуется огромное количество самой разнообразной информации о процессах в недрах Кавказских гор, получаемой на протяжении длительного времени, чтобы прослеживать динамику отдельных процессов и их взаимное влияние друг на друга.
Поэтому необходима организация постоянного многопрофильного мониторинга эндогенных процессов не только в пределах Казбекского, но и Кельского, Эльбрусского вулканических центров и на прилегающих к ним территориях. Эта работа должна вестись на самой современной и совершенной инструментальной базе. С учетом новейших достижений науки о Земле. С привлечением лучших российских и зарубежных экспертов.
Разрозненные исследования разных аспектов малопродуктивны, а потому нецелесообразны. Необходимое условие успеха — надежность результатов наблюдений плюс строгая обоснованность физико-математических и компьютерных моделей эндогенных и экзогенных процессов.
В своей статье Руслан Тавасиев высказал верную мысль о том, что без учета эндогенных процессов — в глубинах земной коры — прогноз будет неверным. Но при этом вывод им сделан почему-то нелогичный, что необходимо усилить экзогенные — внешние — наблюдения. Но именно долгосрочные высококачественные комплексные наблюдения эндогенных и экзогенных процессов могут обеспечить необходимую базу для прогноза.
— Вы говорили, что такие наблюдения ведутся уже длительное время…
— Да, действительно, такие наблюдения ведутся учеными страны и республики уже восемь лет, но их объем, частота и спектр неадекватно малы по сравнению с масштабом как научной проблематики, так и возможной катастрофы! В таких условиях совершенно невозможно дать сколько-нибудь достоверную картину происходящего под нашими ногами, построить вероятностные модели ее развития в реальном времени.
А чтобы создать адекватную систему наблюдений, необходимы весьма большие финансовые средства, которые бюджет республики не осилит.
— Получается, что мы так и будем бессильны перед «сбегающей» в очередной раз Колкой или «просыпающимися» Казбеком или Эльбрусом?
— Нет, не бессильны. Предотвратить грозные природные явления человечество, конечно же, не в состоянии, но, опираясь на науку, можно и нужно приближаться к разработке принципиально новых методов прогнозирования природных процессов, предупреждению и снижению ущерба от природных и природно-техногенных катастроф.
Для достижения этой цели мы предлагаем создать Международный исследовательский центр — геолого-геофизический полигон на территории горной части Осетии.
Со времени схода ледника Колка благодаря совместным усилиям лучших ученых страны, коллег в СНГ и сотрудников нашего центра накоплен богатейший эмпирический материал, создаются новые методики комплексного исследования широкого спектра геофизических процессов.
Они представляют ценность не только для нашего региона, но и любой точки планеты, живущей активной геологической жизнью. Так, непосредственно к району Казбекского, Кельского и Эльбрусского вулканических центров примыкают Абхазия, Грузия и Южная Осетия, а Азербайджан, Армения и Турция, также находятся в схожих геофизических условиях. Поэтому имеются возможности привлечь к этим исследованиям международное научное сообщество и задействовать международные механизмы поддержки научных исследований.
Но начать нужно с Федеральной целевой программы комплексного геолого-геофизического и гляциологического мониторинга Казбекского и Эльбрусского вулканических центров. В такой программе объективно заинтересованы как Российская академия наук, так и несколько субъектов Северо-Кавказского и Южного федерального округов.
— Какова может быть роль нашей республики в продвижении и реализации такой программы?
— Главенствующая. Мы можем взять на себя разработку такой программы, ее согласование в Российской академии наук, с вузами и академическими учреждениями, расположенными в Северо-Кавказском и Южном федеральных округах. А согласование с заинтересованными субъектами РФ, федеральными округами, продвижение в Правительстве РФ — конечно же, прерогатива правительства республики.В. Рязанов, «Северная Осетия»