15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
21°
(Облачно)
60 %
1 м/с
Рабочие Электроцинка пригрозили митингом
11.11.2009
15:11
Рабочие Электроцинка пригрозили митингом

Во вторник на завод «Электроцинк» были приглашены журналисты и представители общественности. Их провели по цехам и дали возможность пообщаться с тружениками предприятия. Разговор получился непростым: сотрудники завода обвинили отдельных представителей СМИ в предвзятости и пригрозили митингом, если информационные атаки на «Электроцинк» будут продолжаться.
Совещание (как оказалось, мероприятие называлось именно так) началось с показа фильма о деятельности холдинга УГМК в Северной Осетии с 2004 года, когда он стал собственником «Электроцинка». В 15-минутном фильме была представлена действительно масштабная картина того, как уральская компания практически вернула из небытия полуразвалившийся завод. Более того, в очень скором будущем превратит его в самое современное производство, почти лишенное вредных отходов. К примеру, с вводом нового сернокислотного цеха выбросов в атмосферу уже не будет, а к 2012 году сойдут на нет и выбросы в реку Терек.
Затем журналистов и общественников провели по цехам завода. Гидом выступал лично гендиректор «УГМК-ОЦМ», депутат республиканского парламента от «Единой России» Игорь Москаленко. Однако большинство экскурсантов посчитали, что такая прогулка неспециалистам в металлургии не сможет дать ясного ответа на вопрос, насколько на самом деле опасен или, напротив, безопасен завод и его выбросы для Владикавказа и республики. Тем не менее, видимо, желая лишний раз перестраховаться, несколько человек посчитали нужным надеть медицинские маски. Увидев это, один из сопровождавших в экскурсии, сказал, что они получили за это деньги.
— За что? — удивились надевшие.
— За то, что в масках, — ответили им. — Вы чей-то заказ выполняете и хотите, чтобы нас закрыли.
Спорить было бесполезно, и стороны остались при своих мнениях. Тем временем принимавшая участие в прогулке женщина сказала Игорю Москаленко, что в районе, где стоит ее дом, все время неприятно пахнет выбросами завода.
— А откуда вы знаете, что это выбросы именно нашего завода? — спросил господин Москаленко.
— А чьи, если не ваши?
— Когда снова почувствуете запах, звоните прямо к нам, и мы сразу пришлем к вам машину с оборудованием, которая произведет замер, — пообещал он.
— Но машина-то будет ваша, какой резон будет говорить правду? — настаивала женщина.
— А не нужно будет говорить, вы сами увидите все в приборе. Там человеческий фактор минимальный, — успокоил ее гендиректор «УГМК-ОМЦ».
Судя по всему, ему не особенно поверили, но стороны сошлись на том, что звонок обязательно последует.
В это время стало известно, что в городе опять трудно дышать — журналистам звонили из редакций, да и просто знакомые, знавшие, где они, интересовались, что опять происходит на заводе. Не происходило ничего.
— Вот видите, теперь вы сами свидетели, что нас зря обвиняют. Вы здесь, а в городе задыхаются, значит, мы не при чем, — почти обрадовались организаторы экскурсии. На резонный ответ, что мы в любом случае ничего не почувствовали бы, поскольку труба высоко, последовало молчание.
— Мы ведь не отрицаем, что были мощные выбросы 5 и 28 октября, — сказал после экскурсии Игорь Москаленко. — За это были уже уволены пять человек, еще несколько понесли наказание в виде понижения зарплаты.
— Оправдываться очень сложно, да и не нужно, — продолжил тему представитель УГМК Григорий Рудой. — Выбросы 5 и 28 октября были, и мы этого не отрицаем. Ответственные понесли наказание.
После этого господин Рудой решил поговорить о людях в медицинских масках.
— Действие марлевые повязки вас не спасут, — заявил он. — Вы сейчас дышите теми же газами, что и все наши рабочие. Однако я не говорю, что действие наших газов носит экологический характер, но нужно четко разграничивать, какие из вредных выбросов наши, а какие — нет. Того же автопарка или других предприятий.
По словам Григория Рудого, в течение 10-12 дней в Северную Осетию прибудет комиссия Росприроднадзора, которая должна дать оценку экологической безопасности предприятия, так что, скорее всего, многие вопросы будут сняты.
— Сейчас, когда происходит какой-нибудь мощный выброс, на 99% все уверены, что это «Электроцинк», — продолжил мысль господина Рудого Игорь Москаленко. — Давайте определим меру ответственности каждого и узнаем, наконец, источник частых выбросов.
Прокурор Промышленного района Владикавказа Леонид Нагирный, отвечая на вопрос о зафиксированных выбросах, заявил, что таких отмечено пять.
— По ним возбуждено пять административных дел, — сказал он. — Какие-то меры на перспективу завод проводит, и, надеюсь, результаты не заставят себя долго ждать.
Лидер североосетинских либерал-демократов Гергий Зозров поинтересовался у прокурора, почему до сих пор не возбуждено уголовное дело.
— Если на рынке в отношении продавца возбуждается три административных делопроизводства подряд, то заводится уголовное, а здесь такого нет? — спросил он, но не получил ясного ответа. Господин Зозров попытался узнать и об уровне отчислений в бюджет налогов от завода. Игорь Москаленко ответил, что за пять лет в бюджеты всех уровней перечислено 2,3 мрлд рублей, а только в республиканский — около одного. Какой это процент от всех республиканских налогов, господин Москаленко ответить затруднился.
Видя напор журналистов, глава рабочего профсоюза «Электроцинка» Валерий Кумалагов решил поддержать родной завод.
— Никто здесь не отравитель, — заявил он. — И если не прекратится то, что сейчас происходит, когда завод в один день вдруг стал источником зла, мы призовем наших рабочих выйти на митинг!
— Почему вы хотите закрыть завод?! — почти закричала пожилая женщина из задних рядов. — Говорите, что нельзя будет из-за него рожать? Я здесь всю жизнь проработала и родила троих прекрасных детей. Они теперь тоже здесь работают. Это все сказки, что «Электроцинк» всех травит!
Мужчина средних лет, выступивший после этого, был менее эмоционален. Но не менее категоричен.
— Мы не допустим, чтобы в дальнейшем оскорбляли наш коллектив, — спокойно, но твердо сказал он. — Мы разработали обращение к жителям нашей республики от рабочих завода и собрали уже 2,5 тысячи подписей. И если будет продолжаться такое пиарство, как сейчас, будем принимать соответствующие меры.
Какие это будут меры и что именно сказано в обращении, мужчина уточнять не стал, но, судя по всему, сотрудники завода решили рассказать остальным жителям Владикавказа о том, что «Электроцинк» не так страшен, как его малюют «пиаристые» журналисты.
Не принимавшая участие в общей дискуссии активистка группы «Электроцинк». Чем мы дышим» в «Одноклассниках» Марина Басаева попросила слова и заявила, что вместе с двумя подругами решила покинуть собрание.
— Мы работаем по найму своей совести и оставляем за собой право действовать дальше в рамках законодательства, — сказала она, прокомментировав тем самым недавнее высказывание зампреда парламента Станислава Кесаева, обвинившего «одноклассников», а точнее некую «первую группу» в работе по найму. Правда, господин Кесаев не пояснил, кто именно, по его мнению, платит деньги молодежи, протестующей против ядовитых выбросов, подрывающих ее здоровье.
Уже на улице Марина Басаева сказала мне, что группа готовится к проведению еще нескольких акций, правда, какими именно они будут, предпочла скрыть.

 
Заур 15-Фарниев
                                                                                                                                             фото: Казбек Басаев