15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Дождь)
100 %
2 м/с
Рожденные в рубашке
02.10.2017
14:32

Покорители Казбека на своем примере рассказали «15 Региону» о том, как горы не прощают ошибок.

Рожденные в рубашке

Отделение сочетанной травматологии РКБ. Сейчас здесь проходят лечение двое пострадавших альпинистов, которые совершали восхождение на Казбек 20 сентября. Четверо москвичей, парень из Нижнего Новгорода, девушка из Ижевска и инструктор – наш земляк на протяжении четырех дней поднимались на самую высокую гору республики. Они шли в двух связках, неспешно. Спустя несколько суток вершина покорилась альпинистам, но на обратном пути один неверный шаг участника восхождения поставил под угрозу жизни половины группы. Ленты информагентств запестрели срочными сообщениями: «В горах Северной Осетии ведется спасательная операция». О сложившейся ситуации из края суровых гор во внешний мир сообщил инструктор. Он связался по рации с МЧС республики и доложил обстановку: альпинисты находятся на высоте 5 000 метров. Ближайший базовый лагерь располагается на высоте 4 700 метров. Один человек не в состоянии передвигаться самостоятельно. Участники восхождения стали дожидаться подмоги: в МЧС республики была сформирована поисково-спасательная группа в составе семи человек и одной единицы техники. Погодные условия позволили воспользоваться вертолетом лишь на следующие сутки: 21 сентября в 7 утра борт вылетел за пострадавшими, эвакуировал их с опасной высоты и доставил на аэродром ДОСААФ. Сейчас жизни альпинистов ничего не угрожает.

Обыденно о чрезвычайном

Нога в гипсе, на теле ушибы, ссадины на лице. Сергей – тот самый пострадавший «средней тяжести», который получил самую серьезную травму. Он просил не называть его фамилию. Опытный альпинист немногословен и суров, как скалы, на которые он так любит взбираться. Слово «покорять» категорически отвергает. Горы невозможно покорить, можно лишь взойти на вершину. У него своя философия, да и география своя: нога альпиниста ступала на крутые склоны Центрального Памира, Западного Тянь-Шаня, Алтая и, конечно же, Кавказа, где Сергей и начинал свои первые шаги на пути к высочайшим вершинам мира. «Тройка – руководство, шестерка – участие», — за короткой формулировкой кроется внушительный опыт. «Шестерка» в переводе с профессионального жаргона альпинистов – это наивысшая категория сложности похода. Для Сергея взойти на высочайшую вершину Европы – Эльбрус, сродни прогулки по парку. Рассказывает о походах буднично, вот только глаза загораются особым огоньком, когда начинает описывать нюансы восхождения. Там, за пределами гор деятельность Сергея связана со строительством, а вот профессия у него непростая – он является ни много ни мало специалистом в области системы стыковки и выведения космических аппаратов на орбиту. Наверное, отсюда тяга забираться на горные вершины – чтобы быть ближе к звездам. К экстремальному увлечению Сергей приобщил и своих детей.

«Со мной ходят в походы сын и старшая дочь. С младшей мы выше 3,5 тысяч метров еще не поднимались — это был совсем детский поход по центральному Приэльбрусью. А со старшей мы в прошлом году заходили по сложному маршруту на Эльбрус с востока, а в этом году верхняя ночевка у нас была на высоте 5117 метров. Мы там сидели пять дней пережидали непогоду. Всего в этом году я был 4 раза на этой горе. Мы сделали «Крест» Эльбруса – поднялись на обе вершины. Перед началом учебного года я со старшей 15-летней дочерью зашел на Казбек со стороны Грузии, и мы договорились с моим другом, что закроем этот сезон, зайдя на Казбек с севера, но у меня не получилось…», — рассказывает Сергей.

Интересный факт: группа, с которой Сергей пошел-таки на Казбек по задуманному маршруту, была сформирована из альпинистов, которые по разным причинам в разное время не смогли взойти на эту вершину, но дали себе слово обязательно это сделать. Наш собеседник начал-было рассказывать о нюансах того восхождения, когда в палату вошел еще один альпинист, который был с Сергеем в одной связке.

Леонард Хугаев — выпускник Санкт-Петербургской военно-медицинской академии, живет и работает в Нижнем Новгороде, а на досуге ходит в горы, которые помогают хирургу отвлечься от мыслей о работе. Он пришел проведать товарища. На вопрос: а как он сам себя чувствует, Леонард Хугаев дает профессиональное заключение хирурга-альпиниста: «Без переломов. Ушибы есть, но это — мелочи». Вместе со своим другом Леонард предпринял попытку подняться на Казбек в июне этого года. Дошли до высоты 3,5 тысячи метров, дальше этой отметки гора не пустила: непогода заставила отказаться от заветной цели. Вот и решили друзья сейчас повторить попытку. Нашли все друг друга в Интернете, встретились у подножия Казбека и отправились в путь. «Ничто не предвещало беды», — в один голос твердят альпинисты. За четыре дня добралась группа к седым вершинам безмолвной горы. Около пятнадцати минут фотосессии и ни с чем не сравнимого чувства победы над суровым творением природы и снова в путь: теперь уже вниз, домой. Склон сам по себе был не сложный, говорят альпинисты, но наблюдалось, по их выражению «мощное обледенение». Видимо усталость сказалась или вмешался фактор, под названием «нелепая случайность», но один из участников оступился и произошел срыв связки. Сергей демонстрирует свои ладони синего цвета –альпинист схватился что есть силы за ледоруб, чтобы удержать свою связку, но сил не хватило. Мощный рывок, и вот он присоединился к летящим по склону товарищам.

«Остановить на льду связку, когда двое уже набрали скорость — невозможно. Можно только чуть подправить траекторию, чтобы на скалы не уйти. Срыв произошел там, где было очень полого, но мы неконтролируемо уходили в отвесную часть», — рассказывает Сергей.

По его оценке, связка набрала скорость 80-90 км/ч и это на уклоне 45-50 градусов. Альпинисты летели по направлению к пропасти, и ничто бы их уже не спасло, если бы не трещина на краю обрыва.

«В конце уклона была трещина. Я в нее залетел, сверху еще один участник упал на меня, а третий проскочил эту трещину, но мы его удержали веревкой, разумеется, совершенно случайно. Из-за того, что я ушел в трещину коленками вниз и пострадала моя нога», — резюмировал свой рассказ Сергей.

А дальше был шок, потом дикая боль. Здесь очень кстати пришлись профессиональные навыки Леонарда Хугаева и доза «дексаметазона» – анальгетика, обладающего противовоспалительным действием. В легких Сергея начала собираться жидкость. «Декс», как называют препарат альпинисты, помог купировать этот процесс, удалось избежать отека. Группа попыталась спуститься до базы, но вскоре стало понятно, что Сергею это испытание в таком состоянии не по плечу. Альпинисты отправились в лагерь, оставив пострадавшего с дежурным, принесли им палатку и теплые вещи. На вопрос, каково было ночевать в таком состоянии, Сергей отвечает со свойственной ему иронией:

«Нормально! У меня было с собой пуховое снаряжение, да и вообще мое снаряжение позволяло мне выкопать там хоть пещеру и спокойно в ней заночевать. Эта высота не является критической. Там конечно холодно, но жить можно», — отметил альпинист.

А вот единственная в группе девушка при подготовке снаряжения поступила чисто по-женски: вместо теплой громоздкой обуви, надела модные ботинки. И никакие носки товарищей-альпинистов ее не согрели — едва не обморозила ноги. Наутро прилетел борт вместе со спасателями МЧС. Вертолет работал в сложных условиях: пострадавших пришлось забирать двумя рейсами. Остальные альпинисты вместе со спасателями спустились с Казбека своим ходом. Они высоко оценили работу своего инструктора, и, конечно же, работу сотрудников МЧС.

«Я считаю, что нас вел очень грамотный, ответственный парень. Все свои обязанности он выполнил до конца — он выложился на склоне. Это была его первая спасательная операция, но он все сделал хорошо. МЧС — молодцы. Вертолет поднялся на пределе своих возможностей. У него был высотный потолок. Спасателям большая благодарность, они действительно профессионалы – сработали как часы», — подчеркнул Сергей.

Лучше гор могут быть только горы

Все страшные испытания позади. Леонард Хугаев подводит итог:

«Это была случайность — я списываю на это.Один неловкий шаг — веревка запуталась или еще что-то. Возможно, ошибка произошла из-за отсутствия опыта у одного из участников. Ведь у альпинистов многие вещи должны быть доведены до автоматизма: а большинство ребят, кто ходит в походы — это любители. Тем не менее, эта высота позволяет заходить на вершину крепким людям, не имеющим специальных навыков», — отметил Хугаев.

Интервью шло к своему логическому завершению, когда в палату заглянул третий альпинист из сорвавшейся связки. Он вошел, держа перед собой руки с растопыренными переломанными и вывихнутыми пальцами, сплошь в гипсе и бинтах. Альпинист отказался что-либо рассказывать. Единственное, отметил: с горами покончено! А вот два других его товарища и не думают останавливаться, ведь в мире столько привлекательных вершин!

«В принципе это восхождение было не сложное. Даже на ровном месте можно поскользнуться и что-нибудь себе сломать. Вот сосед у меня по палате вообще яблоки собирал, а теперь у него перелом позвоночника. Как-раз, сейчас его оперируют. Горы – это не риск! Просто к ним нужен разумный подход, а от случайностей никто не застрахован», — подчеркнул Сергей.

«Душа тянет в горы. Что-то есть в них такое, чего объяснить нельзя», — вторит товарищу Леонард Хугаев. И видно невооруженным глазом, как испытания в связке связали этих разных, но одинаково сильных людей – словно иллюстрация из жизни к «Песне о друге» Владимира Высоцкого, где говорится «пусть он в связке с тобой одной – там поймешь кто такой»:

«Если шел за тобой, как в бой,

На вершине стоял хмельной,-

Значит, как на себя самого,

Положись на него».

Елена 15-Гобозова