15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
(Облачно)
60 %
7 м/с
Семь вершин
04.04.2010
00:40
Семь вершин

На счету осетинских альпинистов немало покоренных вершин. Их знают в лицо местные жители в предгорьях Гималаев, на Памире и Тянь-Шане. Каждое восхождение — очередное доказательство того, что Северная Осетия — поистине спортивная республика, какой бы дисциплины это ни касалось, и вершин, переживших триумф наших спортсменов, год от года все больше и больше. Как не бывает одинаковых гор, так не бывает и абсолютно похожих экспедиций. Однако восхождение на высочайшую гору Латинской Америки Аконкагуа, которое наши альпинисты совершили 7 марта, было особенным. Как это было? Рассказывает гость «СО» — руководитель группы, известный альпинист, председатель Федерации альпинизма республики, «снежный барс» Казбек Хамицаев:
— Когда решался вопрос, какой стране предоставить право провести зимнюю Олимпиаду-2014, вся страна болела за Сочи. И когда МОК принял решение в пользу России, я и вся наша команда альпинистов ликовали — ведь это факт признания нашей страны как одной из ведущих спортивных держав мира. В связи с этим у нас родилась идея организовать акцию «Россия на вершинах мира». До старта Олимпиады тогда оставалось 7 лет, и мы решили совершить в честь предстоящих Игр восхождение на самые высокие вершины 7 частей света. Эту идею, кстати, поддержал и президент страны Дмитрий Медведев.
Первой в нашем списке оказалась Африка, гора Килиманджаро, которую мы успешно покорили в 2008 г. Затем, 13 ноября прошлого года мы — наша группа, представители Оргкомитета сочинской Олимпиады и партнеров Игр, представителей российских и иностранных компаний — взошли на безы-мянную вершину хребта Аибга недалеко от Красной Поляны. Тогда же мне вручили официальный сертификат посла «Сочи-2014». Фактически я попал в одну команду с такими известными людьми, как дирижер Валерий Гергиев, певец Дима Билан, гимнастка Светлана Хоркина, хоккеисты Александр Овечкин и Сергей Федоров, — они стали послами сочинской Олимпиады ранее. И вот в феврале этого года настало время отправиться и нам в Латинскую Америку…

— Путь неблизкий и наверняка нелегкий. Как собирались и как добирались?
— Очень большую поддержку нам оказала республика: Таймураз Мамсуров, правительство и парламент, Министерство по делам молодежи и спорта Северной Осетии. Фактическая помощь нам была оказана по всем позициям. Без этого, честно скажу, все было бы значительно сложнее.
Отсюда, из Владикавказа, мы выехали 18 февраля, а 18 марта вернулись обратно. Путь на другой конец земного шара был утомительным — сначала наша группа из 25 человек выехала в Москву, затем 4 часа на самолете в Мадрид, потом еще 13 часов на самолете в Аргентину, там — в город Мендоза, который и находится в предгорьях.
Я изначально знал, что Анды считаются самыми сухими горами на планете, но этот город поразил тем, что буквально утопает в зелени! Затем дорога привела нас в городок Пенитентес, расположенный на высоте 2 тысячи 700 метров над уровнем моря. Это и был наш последний населенный пункт на пути к вершине.

— Вы побывали в самых разных странах, исходили Памир, Тянь-Шань, дважды покорили Эверест. Какое первое впечатление на вас произвели Анды?
— Знаете, я не люблю термин «покорили» применительно к альпинизму. Это, неверное, очень обманчивое понятие. На вершину можно взойти, но покорить… Поверьте, из любых уст это звучит слишком самонадеянно. А что касается Анд, то ярких, необычных впечатлений была масса. Первое, что бросается в глаза — это необычная цветовая гамма. Красноватая земля, бурые скалы, многочисленные русла засохших ручейков, неожиданные вкрапления белой скальной породы — не земной пейзаж, а какой-то марсианский. Впечатление такое, что попал в другое измерение, и даже время течет как-то иначе: смотришь на мутный ручеек, который течет и тут же замирает, иссякая на ветру, и кажется, что время тоже остановилось.

— И как в таких необычных условиях вы смогли сориентироваться, привыкнуть, освоиться?
— У нас были проводники из числа работников Национального парка Аконкагуа, на территории которого и находится эта одноименная вершина. Они нам не только очень помогли, но и стали отличными товарищами. Неожиданно выяснилось, что аргентинцы и осетины в чем-то похожи, особенно темпераментом. Мы быстро нашли общий язык, а наш главный гид Хулио даже приноровился кричать «Амен, Хусау!», когда мы возносили молитву перед выходом на маршрут. В целом к россиянам у аргентинцев очень благожелательное, доброе отношение, а когда они увидели нашу группу в полном составе, то приятно удивились, заявив, что такого большого состава не принимали никогда.

— То есть маршрут, которым вы собирались пройти и прошли, уникальным не был?
— Нет, восхождения на эту вершину совершаются, и в национальный парк просто туристы, конечно, тоже приезжают. Но абы кого в горы не пускают — несмотря на всю нашу квалификацию, нас проверили самым тщательным образом. Аконкагуа — практически семитысячник, маршрут сложный во всех отношениях. Это требует особой подготовки и снаряжения — горы не прощают ни малейшей ошибки. Во время этой экспедиции нам пришлось спасти двух альпинистов — испанца и француза, которые потеряли ориентир, впали в состояние апатии, лишились сил и были близки к гибели. Им просто повезло, что они встретили нас, иначе исход мог быть самым печальным.

— А в чем именно сложность маршрута? С какими трудностями вам пришлось столкнуться?
— То, что Анды — самые сухие горы, мы убедились почти сразу. Вода в единственной реке Мендоза была такая мутная, что пить ее не представлялось возможным. Добавьте сюда ветер с Тихого океана. Он дует практически постоянно, его порывы достигают 100 км/ч, и чем выше, тем он сильнее и холоднее. Чтобы достичь вершины в запланированные сроки, мы делали большие переходы, а это, поверьте, очень утомительно.
27 февраля во время ночевки в одном из промежуточных альплагерей мы проснулись от сильнейшего подземного толчка. Как стало известно потом, его сила составила 7 баллов. Это были отголоски большого чилийского землетрясения. Скалы в темноте буквально засветились пылью и градом обломков, которые рухнули вниз от толчков. Мне сразу вспомнилось землетрясение в Перу, которое в конце 1960-х унесло жизни всей команды альпинистов из Чехословакии. К счастью, нам повезло, все уцелели. Утром мы обнаружили вокруг немало трещин в скалах шириной до полуметра и неизвестно какой глубины. Но дух команды сломлен не был. Все были по-прежнему настроены на штурм аргентинской вершины.

— Не может быть, чтобы такое потрясение не выбило, как говорится, никого из колеи!
— И тем не менее, это так! На следующий же день у нас состоялся самый тяжелый и длинный переход. За восемь часов мы прошли около 30 километров. Наша группа шла уже на достаточно большой высоте, вид открывался просто сказочный. Внутри боролись противоречивые чувства: с одной стороны, хотелось как можно скорее добраться до вершины, с другой стороны, — остановиться, как следует осмотреться, насладиться новыми пейзажами. Однако, вершина манила сильнее. Наш последний лагерь с любопытным названием Холера находился на высоте 6000 метров.

— Действительно, странное название. Вы узнали, в связи с чем оно возникло?
— Кто и почему это придумал, точно не скажу, но с нами там приключилась одна история. Уже на подходе наш проводник Хулио вдруг бросил рюкзак на землю и закричал: «Все на землю, бросайте вещи! Меня в рюкзак ударила молния!».
Я едва успел удивиться, как ударило током и меня. В горах есть зоны на изломах и пиках, где накапливаются разряды до нескольких сотен вольт. Пока мы перевалили за хребет, меня ударило раз 15. Не смертельно, но очень неприятно. Гид потом удивлялся: «Какие вы самоотверженные! Вас ничто не остановит!»
А после Холеры — сразу непосредственно вершина. Та, к которой мы так стремились. Мы вышли двумя группами с разницей в полтора часа и 7 марта в 12.40 по местному времени подняли над Латинской Америкой флаги России, Осетии и флаг с логотипом «Сочи-2014».

— Наверное, даже для бывалых альпинистов этот момент всегда самый волнующий?
— Естественно. Тем более что в группе у нас были не только опытные спортсмены с мировыми именами, но и новички: работница владикавказской мэрии Алла Андреева, студентка Зарина Ревазова, сотрудник МВД республики Роман Коновалов, пограничник Эдгар Бекоев. Была двойка из Южной Осетии — Беса Бязарти и Тамерлан Тедеев. Но основной костяк команды — это, конечно, наши опытные товарищи: работник ЮТК Александр Зеленский, доктор Владимир (он же Боб) Рубаев, профессиональные спасатели Сергей Егорин и Виталий Иванов, генерал ВВ МВД РФ Сергей Коновалов, мать с сыном Наталья и Евгений Гуденко — Женя занимается информационными технологиями, представитель «Мегафона» Дмитрий Коклин… Пусть не обидятся те, кого я не назвал. Все мы, как одна семья, одной командой переживали и трудности, и радости. И главный триумф — восхождение на вершину — конечно же, тоже стал общим для всех! Когда на чужой вершине держишь в руках свой флаг, то понимаешь, что ради такого момента стоит жить, можно все вынести и все преодолеть.

— До Олимпиады еще четыре года. Какие вершины ждут вашу команду впереди?
— Это Пик Косцюшко — самый высокий в Австралии, затем гора Мак-Кинли в Северной Америке, после этого будет Пик Винсон в Антарктиде, ну а напоследок, в канун открытия Игр-2014 — восхождение на Эльбрус. Ведь он находится ближе всего к Олимпиаде. Но это будет самое необычное восхождение — на Эльбрус мы понесем факел с Олимпийским огнем…«Северная Осетия»