15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
30°
(Облачно)
35 %
3 м/с
Северокавказская федеральная дыра
20.09.2012
10:00
Северокавказская федеральная дыра

Одной из главных региональных проблем России является проблема развития семи северокавказских субъектов Федерации, которые были объединены в январе 2010 года в отдельный федеральный округ (СКФО).

Оборонные расходы в регионе значительно превышают его экономические показатели

Занимая всего около 1% от площади России, здесь сосредоточено 10% населения и значительная часть всех войск и правоохранительных органов страны. Именно с частей и соединений, дислоцированных на Северном Кавказе, началось перевооружение Российской армии. Сейчас доля новой военной техники и вооружений (ВВТ) там достигла 70%. Для сравнения: такого же показателя по новым ВВТ в целом по ВС РФ предполагается достичь к 2020 году. Темпы и объемы милитаризации региона значительно опережают другие социально-экономические показатели СКФО. И понятно, почему. Почти все субъекты округа, за исключением Ставрополья, можно считать горячими точками. Наиболее нестабильной республикой на сегодняшний день является Дагестан, то нарастает, то несколько спадает напряженность в Кабардино-Балкарии, по-прежнему сложной остается обстановка в горных районах Чечни и Ингушетии, нельзя считать полностью стабильным регионом и Карачаево-Черкесию. Безусловно, военный фактор в СКФО выполняет сдерживающую положительную функцию, что дает федеральному Центру и местным властям возможность выполнять определенные задачи. И все же вопросы остаются открытыми: насколько обоснованна милитаризация Северного Кавказа? Не является ли она чрезмерной? Почему в стремлении достичь стабильности в СКФО используется в основном военная сила?

Несложный анализ объективных данных показывает, что почти во всех регионах СКФО (может быть, за исключением Ставропольского края) нет поступательного социально-экономического развития. Это единственный регион, где русское население составляет меньшинство, где продолжается его массовый отток, где безработица превышает среднероссийский уровень в два с половиной раза (на сегодняшний день здесь более 800 тыс. безработных) и самый низкий уровень инвестиций в экономику. Почти все республики здесь дотационные. В СКФО имеются проблемы в развитии промышленности и сельского хозяйства.

Именно данные обстоятельства плюс религиозные противоречия и проблемы являются той питательной средой, которая побуждает взращивать боевиков. Казалось бы, ежегодно федеральный Центр рапортует о ликвидации незаконных вооруженных формирований, об успехах борьбы с терроризмом на Северном Кавказе. Совершенствуется военная инфраструктура, усиливаются войска, спецслужбы и органы МВД. Но стабильности это не прибавляет. Гибель военнослужащих, полиции и мирных жителей продолжает иметь место. Почему так происходит? Деньги государства, расходы, затраченные на обеспечение обороны и безопасности, значит, потрачены впустую? Попробуем ответить на некоторые из этих вопросов.

Последствия войны

В России нет открытых данных о затратах силовых ведомств на обеспечение обороны и безопасности в каком-то конкретном регионе РФ, в том числе и СКФО. Об осуществленных затратах можно судить лишь косвенно, обобщая или анализируя те или иные показатели. При этом, конечно же, надо учитывать временной фактор, поскольку военные и иные, связанные с безопасностью страны на Северном Кавказе угрозы были 10 лет назад совсем другими, чем сейчас.

Главной военной угрозой на Северном Кавказе в начале 2000-х годов, конечно, была Чечня. Начало второй чеченской войны (август 1999 года), когда боевики Шамиля Басаева и Хаттаба вторглись в Дагестан, по времени совпало с приходом к власти Владимира Путина. Российское руководство не было готово к войне. Но решительность Путина вернуть российскую власть в эту республику была подкреплена активными финансовыми вливаниями. Владимир Путин распечатал одну из самых затратных статей военного бюджета, решив значительно (в три раза) поднять денежное довольствие военнослужащих и представителей органов МВД, ФСБ, участвующих в контртеррористической операции на Северном Кавказе. В начальный период Объединенная группировка войск (ОГВ) по проведению контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона составляла более 100 тыс. военнослужащих Минобороны и внутренних войск, милиции и спецслужб. Ежемесячно на выплаты только денежного довольствия требовалось около 3 млрд. руб. (из среднего расчета 30 тыс. руб. на одного человека в месяц). В год с учетом выплат сумм страховок за ранение и гибель военнослужащих, лечение и т.п. это составляло около 70 млрд. руб.

Значительные расходы шли по линии тыла — ГСМ, обеспечение транспортных задач, бесперебойное снабжение боеприпасами и т.д. Таким образом, военные расходы в 2000–2006 годах в среднем составляли 25–30% от уровня тогдашнего военного бюджета страны, или почти 1% от ВВП страны. Бюджеты регионов Северного Кавказа были, конечно, значительно меньше.

Но большие военные траты с точки зрения эффективного обеспечения безопасности РФ были оправданны. Ведь подразделения Минобороны и другие войска боролись с сепаратизмом, они фактически обеспечивали (восстанавливали) целостность страны. После 2006 года, когда в ЧР активная фаза боевых действий закончилась и численность ОГВ на Северном Кавказе уменьшилась, казалось бы, должны были быть уменьшены и военно-финансовые затраты в регионе. Однако этого не произошло. Значительные средства Минобороны, МВД и ФСБ (также почти 1% от ВВП страны) стали тратить на поддержание законности через 46 военных комендатур федерального масштаба в Чечне, создание частей местной милиции, военно-боевых батальонов, укомплектованных чеченцами, строительство военных городков, обустройство госграницы, военно-морских баз на Каспии и т.п.

К примеру, на строительство и обустройство военного городка в Ботлихе (там первоначально размещалась 33-я горная мотострелковая бригада, а сейчас — Центр боевого применения специальных войск и разведки) было затрачено около 14 млрд. руб. Аналогичные военные городки, как говорится, с нуля — со всей военной и социальной инфраструктурой (жилой зоной, школами, домами офицеров и т.д.) были возведены при обустройстве трех мотострелковых соединений и одной бригады внутренних войск в Чечне (в Борзое, Шали, Ханкале и Грозном), в Карачаево-Черкесии (34-я горная бригада, станица Зеленчукская), Северной Осетии (во Владикавказе — штаб 58-й армии и 100-я разведывательная бригада в Моздоке) и т.п. Значительное строительство военной инфраструктуры велось в Северной Осетии (19-я отдельная мотострелковая бригада, Владикавказ), Дагестане (136-я гвардейская мотострелковая бригада, Буйнакск), Ставропольском крае (205-я отдельная мотострелковая бригада, Буденновск). По самым скромным подсчетам, обустройство этих военных объектов в 2004–2010 годах потребовало до 150 млрд. руб.

Сергей Иванов, еще будучи вице-премьером, заявил как-то в Госдуме о том, что только на финансирование федеральной целевой программы «Государственная граница» в регионах Северного Кавказа в 2003–2011 годах потрачено около 130 млрд. руб. По его словам, «практически полностью создана новая граница на Северном Кавказе, которой там никогда не было со времен развала Советского Союза».

100 тысяч военнослужащих в не горячих точках

После 2010 года структура военных расходов изменилась. В основном финансирование по статьям «Национальная оборона» и «Правоохранительная деятельность» связано с поставками в войска новой боевой техники и вооружений, дальнейшим совершенствованием военной инфраструктуры (создание новых объектов учебно-материальной базы, полигонов и т.п.), а также шло на оплату повышенных окладов военнослужащих. Согласно постановлениям правительства № 1071 и 1174 от 2011 года, повышающий коэффициент к окладам военнослужащих Минобороны, действующих в горячих точках Северного Кавказа, равен 1,5. Для сотрудников МВД, ФСБ и ФСО соответствующая денежная надбавка установлена в размере трех месячных должностных окладов.

В основном в границах СКФО дислоцированы все части и подразделения 58-й армии (до 30 тыс. солдат и офицеров), Каспийской флотилии (до 15 тыс. военнослужащих и гражданских служащих на вспомогательных судах), более 70% соединений Северо-Кавказского регионального командования внутренних войск МВД России (группировка насчитывает более 30 тыс. военнослужащих), 100% частей и соединений пограничных управлений по Республике Дагестан, Чечне, Ингушетии, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии (более 10 тыс. военнослужащих-контрактников). После образования СКФО в регионе сформировано Главное управление МВД по этому округу, которое из своего состава и состава прикомандированных из Центра представителей силовых органов сформировало Временную оперативную группировку органов и подразделений МВД России (до 10 тыс. сотрудников). Таким образом, Объединенная группировка войск и сил по проведению контртеррористических операций на Северном Кавказе по-прежнему включает до 100 тыс. военнослужащих. Правда, теперь они сконцентрированы не в Чечне, а во всех регионах СКФО.

Бюджет цвета хаки

Таким образом, только удельный вес военнослужащих МО РФ в регионе будет составлять около 5% от штатной численности Российской армии. Приблизительно такая же доля военнослужащих ВВ МВД, пограничников ФСБ и других войск и органов сосредоточена на Северном Кавказе. Но здесь надо учитывать значительные траты, связанные с переводом войск на новую боевую технику и вооружения. Согласно госпрограмме вооружений, рассчитанной до 2020 года, ежегодно на эти цели должно тратиться как минимум 2 трлн. руб. Большая доля от этой суммы сейчас и в ближайшие годы пойдет на обновление вооружения частей и соединений, дислоцированных в СКФО. При этом, как мы знаем, запланирован общий рост российского бюджета по статьям, связанным с обороной и безопасностью.

С учетом этого и анализа других объективных данных (затрат на денежное довольствие, боевую подготовку и т.п.) можно сделать вывод: на решение проблем обороны и безопасности на Северном Кавказе будет потрачен каждый пятый бюджетный рубль (20%). В количественном выражении это будет выглядеть так (см. табл.).
Из таблицы видно, что за 2012–2015 годы на нужды силовых структур в СКФО будет потрачено более 3,5 трлн. руб. Заметим, что, согласно проекту программы развития Северокавказского федерального округа до 2025 года, который сейчас разрабатывается в правительстве, на развитие региона планируется затратить всего 1,7 трлн. руб. То есть военные расходы на порядок опережают расходы на социально-экономические нужды СКФО. При этом в программе развития СКФО не во всем предусмотрены бюджетные деньги. Как сообщил недавно глава Минрегионразвития Олег Говорун на заседании правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития СКФО, на развитие программы из федерального бюджета предполагается выделить только 442 млрд. руб. Остальные средства планируется получить из бюджетов субъектов Федерации (53 млрд.), а внебюджетные источники составят 1 трлн. 232 млрд. руб. Но зададимся вопросом: будут ли бизнесмены вкладывать деньги в регион, где перманентно идут боевые действия? Почти нет сомнений в том, что нет.

Виртуальный кластер

По данным Генеральной прокуратуры, в 2011 году число преступлений террористической направленности в СКФО выросло на 24%. Сейчас здесь, особенно в Дагестане, боевиками объявлена настоящая война. Только за последние две недели на Северном Кавказе погибли 19 и ранены 11 солдат и офицеров правоохранительных органов и Минобороны. Это очень много — почти столько, как в начале 2000-х годов, когда на Северном Кавказе велись активные боевые действия. Видимо, не случайно Минобороны заявило о возможном подключении армейских подразделений к участию в контртеррористических операциях, проводимых сейчас силами МВД и ФСБ.

Понимают ли здесь сложность всей этой ситуации федеральный Центр и руководство СКФО? К сожалению, однозначного ответа нет. Регион хотят превратить в туристический кластер. Но поедут ли туристы туда, где идет гражданская война? С другой стороны, даже тех средств, которые планируется инвестировать в экономику региона, явно не хватает. Есть проблемы с финансовыми планами СКФО. Если вспомнить, принять программу развития СКФО правительство во главе с Владимиром Путиным планировало еще практически год назад — в августе 2011 года. Сейчас уже правительство Дмитрия Медведева наметило новые рубежи — к декабрю 2012 года.

Еще будучи кандидатом в президенты России, Путин, проводя в Чечне 20 декабря 2011 года совещание по развитию СКФО, заявил, что «все наши проекты на Северном Кавказе прежде всего должны меряться таким критерием, как создание новых рабочих мест». Но вот как выглядит эта борьба с безработицей в утвержденной им из Стратегии социально-экономического развития СКФО до 2025 года. Документом планируется за 15 лет создать не менее 400 тыс. новых рабочих мест, то есть безработица будет уменьшена только наполовину. Стратегия предполагает, что к 2025 году доля населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума сократится с 16,5 до 9,2%, а значит, допускается, что каждый десятый в СКФО будет жить за чертой бедности. Планируется, что к 2025 году средняя номинальная начисленная заработная плата вырастет в СКФО с 9,6 до 23,8 тыс. руб. в месяц. Но уже сейчас в России этот показатель около 26 тыс. руб. Это вряд ли искоренит объективные предпосылки ухода населения к боевикам. Ведь, по экспертным оценкам, вложения террористического интернационала в развитие бандитизма в регионе давно превышают государственные инвестиции в развитие СКФО.

Казалось бы, вывод очевиден: порядок в горячих точках на юге страны надо наводить не только военными, но и экономическими, социально-гуманитарными и иными методами. Только невоенное интенсивное развитие Северного Кавказа спасет его от дальнейшего разложения и втягивания в партизанскую войну. Хочется надеяться, что лучше рано, чем поздно, Кремль и лично президент Путин придут к пониманию этого.

Многомиллиардная безопасность

По информации командующего Южным военного округом генерал-полковника Александра Галкина, в 2011 году «мотострелковые бригады в Северной Осетии, Дагестане, Волгоградской области, Ставропольском крае и Чеченской Республике полностью перевооружены танками Т-90А, Т-72БМ с модернизированным ракетно-пушечным вооружением, боевыми машинами пехоты БМП-3 и бронетранспортерами БТР-82А». По его данным, в конце прошлого года в рамках выполнения гособоронзаказа в ЮВО поступило более 250 единиц различной бронетехники. Грубая прикидка показывает, что их стоимость составляет не менее 40 млрд. руб. Приблизительно столько же затрачено на модернизацию артиллерии ЮВО. По официальным данным Минобороны, артиллеристы округа приняли на вооружение свыше 230 единиц современных образцов самоходных гаубиц «Мста-С», «Акация», «Гвоздика», противотанковых ракетных комплексов и минометов. Но наиболее затратной является статья расходов на авиационную технику. Как сообщает генерал Галкин, «только в 2010-2011 годах летчики получили около 80 новых единиц авиационной техники. Среди них — вертолеты Ми-28Н, Ми-8 различных модификаций, Ми-35, самолеты Су-27СМ3, Су-30». Их стоимость не менее 50 млрд. руб.

Подобные затраты будут и в ближайшие годы. На 2012 год, к примеру, запланировано поступление 40 единиц новой авиационной техники, среди них более десятка боевых ударных вертолетов Ка-52 «Аллигатор». Проходят государственные ходовые испытания малый артиллерийский корабль «Волгодонск» и ракетный корабль «Дагестан», которые войдут в состав Каспийской флотилии в этом году. В Каспийскую флотилию поступил на вооружение современный береговой ракетный комплекс «Бал-Э», который включает в себя самоходный командный пункт управления и связи, самоходную пусковую установку и другую специальную технику. Все эти вооружения тоже требуют немалых денег. При этом аналогичные траты по перевооружению осуществляют действующие в СКФО подразделения ФСБ, МВД, особенно внутренние войска.
«Незави́симая газе́та»