15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
19°
(Ясно)
52 %
2 м/с
«Снять фильм по истории над Боденским озером надо было еще раньше»
09.02.2017
11:44
«Снять фильм по истории над Боденским озером надо было еще раньше»

В сети выложен трейлер фильма «Последствие», снятого по истории убийства швейцарского авиадиспетчера Виталием Калоевым. В главной роли снялся Арнольд Шварценеггер. В России на осень этого года запланирован релиз картины Сарика Андреасяна «Непрощенный» с Дмитрием Нагиевым, в основу которой легла эта же реальная история. Член комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Таймураз Мамсуров рассказал, кого из двух актеров считает наиболее подходящим для роли и почему одним звоном колоколов с чертями не справиться.

– Нужно ли, на ваш взгляд, сейчас поднимать тему Калоева в кино?

– Снять фильм по этой истории нужно было еще раньше. Когда это случилось над Боденским озером, стало ясно, что будет малазийский самолет, потом наш самолет упадет и кроме нас самих, всем будет на это наплевать. Не верьте слезным речам, словам, которые произносят европейские бюрократы. Уже тогда им было наплевать на наших погибших детей. Я своими глазами видел, как они возмущались, тем, что наши родители и государство просили справедливого расследования. Никакого расследования вообще не было. Они просто говорили, что вам же страховку выплатили на каждого погибшего, так поезжайте в свою Россию, закопайте останки и расходитесь. Я видел эти акульи, холодные взгляды на нас. Мы должны сказать, почему Калоев – на их взгляд дико, неправильно – вершит правосудие.

– Вы оправдываете поступок Виталия Калоева?

– Часто все мы имитируем, кто с Библией в руках, кто с Кораном, кто с Торой или как бывшая президент Финляндии (Тарья Халонен), которая в беседе с Путиным на вопрос о том, что делать с этими уродами игиловцами (ИГИЛ — запрещенная в РФ террористическая организация) сказала, что у нее в деревне колокол звучит по невинно убиенным в Алеппо. Колокола пусть звонят по погибшим, но тебя же спрашивают, как бороться с уродством. Террористы, конечно, черти, но от звона колоколов не разбегаются. Тут надо собираться всему миру и думать, как их уничтожать. Когда мы видим таких собеседников, как бывший президент Финляндии, – и появляются Калоевы, потому что у них нет другого выхода. Это философская тема. Виталий сам не рад, он гуманный, глубоко верующий человек, но достал нож и убил. Он никогда спокойно теперь жить не сможет, хотя понес заслуженное наказание. Он спокойный, хрупкий и молчаливый человек, несмотря на свой жесткий облик.

– Калоев не собирался убивать диспетчера Петера Нильсена?

– Виталий не от имени России махал ножом. Он показал этому … фотографию своей семьи, пытаясь ему на ломаном осетинско-немецко-русском языке объяснить, что он погубил его семью. Нильсен ударил его по рукам, фотография выпала, Калоев достал маленький швейцарский ножик, который продается во всех киосках… Это говорит о том, что он ехал не убивать, иначе бы купил в хозмаге тесак и зарезал бы его, как поросенка. Вот вам правосудие, которое будет вершить каждый, пока этот хор идиотов, «человеколюбов» и «людоведов» будет нам внушать, что мы здесь попираем какие-то права, законы.

– Европейские чиновники, по-вашему, отличаются от российских или каких-то других?

– У нас еще есть живое, нервная система, а они – сухие, тявкающие мумии и все. Мы сквозь слезы не должны упускать из виду, что Европа стала аморальной и чем громче она кричит о морали, тем четче становится, что ее как раз-таки нет. На Западе так часто кричат о любви, братстве, равенстве, свободе, открытых границах. Но знаете золотое правило – чем чаще ты произносишь слово, тем больше перестаешь понимать, что оно значит.

– Думаете, Шварценеггер и Нагиев смогут сыграть человека из Осетии, потерявшего семью?

– Не знаю, кто бы его смог сыграть… Что касается Нагиева, – за ним тянется шлейф других образов. Я знаю Виталия и видел Шварценеггера… Ну, не знаю, смогут ли они что-то из него вылепить? Это уже дело не мое, а кинематографистов. Не знаю, о чем там будет говориться и как это будет преподнесено, но сама тема должна прозвучать. Я Виталия предупредил, что если к тебе будут обращаться, ты не свернись, как ежик, иголками не обложишь. Скажи, что думаешь. Но он не какой-то там красноречивый герой, а обыкновенный, убитый горем человек, который переживает за то, что убили его семью и за то, что он убил. Это не так просто, как кажется.

 

 

noar.ru