15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
10°
(Ясно)
94 %
2.68 м/с
Сослан Плиев: а давайте на КВН!
28.01.2016
09:25
Сослан Плиев: а давайте на КВН!

Директор республиканского театра КВН Сослан Плиев рассказал об итогах фестиваля «КиВиН-2016», создании в Северной Осетии региональной лиги КВН и связи юмора и пороков.

— Ваши впечатления от недавно прошедшего фестиваля «КиВиН-2016».

— Это был очень показательный для меня фестиваль. В Сочи произошла та самая смена поколений, о которой все время говорили. Появились новые тренды, команды, направления. Я 10 лет не был на фестивале и могу сказать, что все нормально: КВН скорее жив, чем мертв.

— Целью-минимум для команд «Сборная Владикавказа» и «На характере» было показать, что осетинский юмор возвращается на большую сцену. Она достигнута?

— Приоритетом было показать, что КВН вообще есть в Осетии. Основные задачи мы выполнили и даже перевыполнили. Во-первых, с 2016 года в Северной Осетии начинает работать официальная региональная лига международного союза КВН «Алания». В первую очередь это статус, потому что если ты не играешь в официальной лиге, тебя как бы нет. Теперь командам из Осетии не надо ездить куда-то, чтобы подтверждать свой уровень – это можно делать дома. Да, ужесточатся правила, но надо понимать, что раз ты играешь в официальной лиге, то у тебя уже должно быть немного другое отношение. Также теперь решается проблема защиты материалов иавторских прав. Весь контент, который производится командой, принадлежит ей и регистрируется на сайте amik.ru.Плюс мы сделаем призовой фонд, благодаря которому команда-чемпион поедет в следующем году в Сочи.

Для того, чтобы в прошлый раз, а это было в 2006 году, создать региональную лигу, нам понадобилось 5 лет. Правда, тогда мы получили сразу статус межрегиональной лиги. Я не собирался так быстро все это дело форсировать. Хотелось все-таки подготовиться и творчески, и административно, но раз появилась возможность, надо ее использовать. Дальше будет видно. В любом случае это хорошо, потому что мы возвращаемся из состояния самодеятельности на более серьезный уровень.

— Как показали себя наши в Сочи на фоне 450 команд-участниц?

— «Сборная Владикавказа» по результатам фестиваля поедет играть сезон в бакинской лиге. Это хорошая лига, там ведущий Масляков-младший, а редактором работает Дмитрий Колчин из высшей лиги. Задача молодых сейчас просто наработать материал и получить игровой опыт. Мы общались после выступления на фестивале, и они, к счастью, осознали, что играли не совсем в тот КВН, в который надо. Что бы им ни говорили, пока сами через это не прошли, не поняли.

Команда «стариков» «На характере» по итогам фестиваля поедет играть в международной телевизионной лиге в Минске. Это очень серьезно — телевизионных лиг всего три. Предвосхищая скептические вопросы «почему не в высшую?», объясню: во-первых, это очень дорого, а во-вторых, коллективу необходимо восстановиться и набрать форму. Аслан Алборов и Тимур Дьяконов из «Пирамиды», Нугзар Козаев и Ахшар Хохоев из «Сборной Владикавказа», которая играла в премьер-лиге, — люди опытные, хорошие актеры и авторы, но как боевая единица они не играли в КВН несколько лет. Их задача сейчас восстановить максимально форму с очень хорошим редактором. В Минске это Леонид Купридо, который до недавнего времени был редактором высшей лиги, капитан сборной Белорусского госуниверситета. По возрасту, восприятию мира и стилистике он наиболее близок нам.

— Состав «Сборной Владикавказа» себя оправдал или будут изменения?

— Фестиваль в Сочи это не совсем та игра, где люди проявляют себя. Это больше психологическая проверка. Они очень ровно выступили. У нас появились молодые люди, которые будут играть в нормальной лиге.

— Какие планы на 2016-й у «Сборной Владикавказа»?

— Помимо выступлений в Баку, команда будет играть и в региональной лиге «Алания». Может, называться будет по-другому. Более того, команда «На характере», скорее всего, тоже будет играть в лиге «Алания» в качестве гостей. А в феврале у них запланирован концерт.

— Когда мы общались в конце 2014-го, вы говорили, что «если захотят люди возродить осетинский КВН, он возродится, нужно просто желание». И еще вы говорили, что «давно не следите» за КВНом. С тех пор многое изменилось. Дело было только в желании? И как это желание пришло к вам?

— Я же не Ванга (смеется). Да, сказал, что нужно желание. Оно появилось, и что-то закрутилось.

— Может, вы увидели людей, с которым можно было бы сделать КВН?

— Да нет, отличные люди как были, так и есть. Просто КВН – творческая штука. А люди творческие не всегда хорошие организаторы, и в этом нет ничего постыдного. Хороший администратор в КВНе – это фигура, на которой держится очень многое. Людей надо организовать, дать им понять, что они делают, дать возможность зарабатывать деньги, реализовывать себя. Обычно люди, которые занимаются КВНом, умудряются в себе это сочетать. При этом директора команд уверены, что они лучшие авторы, чем сами авторы, режиссеры абсолютно уверены, что они спокойно могут обойтись без директора, а актеры уверены, что они вообще сами по себе. Это нормально. Поэтому я и тогда сказал и сейчас говорю, появится желание, потребность, социальный заказ на КВН, тогда все будет. Это уже не просто студенческая игра веселых и находчивых. Это движение, в которое вовлечены сотни тысяч людей в России, Это единственный жанр, где самодеятельные актеры, авторы, музыканты выходят на экран телевизора, на аудиторию 140 млн. человек, и делают рейтинговую передачу.

— Давайте подведем итоги минувшего года. Мы поняли, что осетинский КВН жив. Каким словом или, возможно, фразой вы могли бы охарактеризовать его нынешнее состояние?

— Он пока в хаосе. Сейчас появилось слишком много возможностей у людей, которые этим занимаются, и они немного ошарашены. Мальчик, который вчера еще играл за команду факультета, сегодня поехал на фестиваль в Сочи, а завтра поедет в Баку. Люди, которые закончили 5 лет назад играть в КВН и не думали возвращаться, выходят на сцену и им это нравится. Не потому, что там есть ностальгия по славе, они просто получают удовольствие от самого процесса, им хочется что-то создать.

 — Как обстоят дела с финансированием?

— Лига КВН «Алания» сейчас полностью на самоокупаемости, ни копейки из бюджета она получать не будет. Это моя принципиальная позиция. В этой ситуации бюджетные деньги развращают. Пропадает стимул сделать отличную игру, на которую придут зрители. А лига должна сама на себя работать, потому что это маленький, но шоу-бизнес. С апреля по декабрь прошло 4 игры, и люди стали ходить на КВН. В 2013-14 годах на игры продавалось 150-200 билетов. Это несерьезно. Сейчас максимальная продажа у нас была на полуфинале, тогда в ход пошли даже стоячие места. Цену билета специально делаем минимальной, что  покрывает наши оперативные расходы. Задача на этом зарабатывать не пока не стоит. Кроме того, появляются спонсоры, которые поверили, что КВН — это неплохой рекламный ресурс.

Есть вещи, на которые надо тратить деньги, но это касается более серьезного уровня. Это касается поездок, там другое, потому что невозможно аккумулировать такое большое количество финансов в короткий срок. Будем решать по обстоятельствам. Но так было всегда. И если бы в 2006 году «Пирамида» долго сидела и думала «а хватит у нас денег на сезон  в «вышке» или нет», то команды никогда не было бы.

Пока я вижу у представителей власти понимание того, что это нужно республике. И сейчас бессмысленно останавливать процесс. Мы уже потратили огромное количество времени и нервов. А выходя на другой уровень, нужно понимать, что если не сделать этого сейчас, если команды не поиграют в Баку, Минске, Владикавказе, то ни о каком выходе на «Первый канал» речи быть не может.

— Стенд-ап для вас не отошел на второй план?

— Ни в коем случае. В начале февраля двое наших ребят опять едут на «Камеди-баттл»: Хетаг Колиев и Чермен Качмазов. А Хетаг Хугаев, скорее всего, поедет на новый проект ТНТ «Открытый микрофон».

Любая возможность телеэфира, где будет пиариться Осетия, Владикавказ, должна стать приоритетной. У нас есть проекты, не связанные напрямую с юмором, и мы их будем реализовывать. В этом плане у нас полное взаимопонимание с комитетом по делам молодежи и его председателем Борисом Цаликовым. Как мне кажется, мы понимаем друг друга и стратегически, и тактически.

Кстати, на «Камеди баттл», на моей памяти, из Владикавказа ездили 8 человек, это широко не освещалось, потому что особо похвастаться было нечем. Ни один человек даже предкастинг не прошел. Когда поехали ребята в прошлом году, все стали говорить: «Конечно, их там поддержали, им там всё пробили». Но это не та передача, где можно подойти, кого-то попросить и тебя возьмут в сезон. И КВН не такая передача. Просто надо работать.

— Зритель не видит закулисье КВНа. На сцене часто бывает так: тот, кто приложил больше сил при подготовке, вдруг что-то теряет, и его выступление оценивают ниже, чем соперника, который на репетициях, возможно, выглядел слабее. Было ли такое в сезоне?

— Конечно. Во-первых, есть такое понятие, как фарт, везение. Типичные «везунчики» лиги «Алания» – команда ветеринарного факультета ГГАУ. Команда, которая первый раз играла сезон и дошла до финала. Просто пока рубились «монстры», тихо-спокойно, по чуть-чуть «сельхоз» шел к финалу. Мы сами были удивлены. Но у нас все честно. В лиги «Алания» никогда не было и не будет интриг. Когда играла межрегиональная лига, за 4 года только один раз чемпионом становилась осетинская команда. И не потому, что мы давали преимущество гостям. Эффективность лиги оценивается тем, сколько она дает команд для телевизора. Тогда за 4 года наша лига дала «Город Пятигорск» с Олей Картунковой, сборную Чеченской Республики, сочинскую команду, Аслана Бижоева, который играл за Нальчик, несколько дагестанских команд, которые сейчас играют в «вышке» в составе сборной. КВН невозможно делать без базы в виде большого количества команд в регионе. Но при этом невозможно и без хорошей команды в центральной лиге. К чему-то надо стремиться.

Поэтому мы «мучаемся» не только с лигой «Алания». У нас работает отличная школьная лига, которую проводим с АМС Владикавказа, в СОГУ уже насколько сезонов действует лига университета, в прошлом году театр КВН помог провести зимний кубок в ГГАУ. И у нас на очереди районы.

— Какие изменения ждут команды в новом сезоне?

— Мы делаем открытый фестиваль, но сокращаем количество команд, которые пройдут в сезон. Очень надеюсь, что команда из Южной Осетии тоже будет играть. Сейчас ведем переговоры. Кроме того, будем делать более регламентированные конкурсы. Обязательно сделаем акцент на разминках: с ними сейчас проблемы в КВНе. А в следующем году привезем дополнительного редактора.

— Вы говорили, что молодежь мало шутит на социальные и политические темы, потому что мало читает. Ситуация изменилась за год?

— Побывав на фестивале, могу сказать, что это общая беда. Им неинтересна политика. Возможно, в силу возраста. Да и не читают. Они воспитаны на восприятии визуальных образов. Когда появляется более-менее возрастная команда, эти темы сразу начинают затрагивать. Но, кстати, социально-политические моменты в наше время не всегда понимали зрители. В том плане, что собирательный образ министра культуры Заурбека Казбековича Газзаева, созданный «Владикавказскими спасателями», некоторые посчитали оскорбительным для представителей этой фамилии. А на «Пирамиду» однажды подали в суд «за оскорбление русского народа». Сейчас ситуация несильно изменилась в этом плане. Умные при помощи юмора пытаются избавиться от пороков, а идиоты ищут пороки в смешном.

— Сейчас много говорят о сохранении осетинского языка. Причем акцент власти делают на работе с молодежью. Можно ли в КВН привнести шутки на осетинском языке?

— Для того чтобы шутить на языке, надо на нем думать. Я знаю очень мало людей, которые думают на осетинском языке. Нынешней молодежи легче придумать шутки на английском языке. И такое бывает. Но придумывают-то все равно на русском. Потом оно может заиграть на английском, но все понимают, что придумано на русском. С осетинским языком так не получается. Если появится такая команда – не проблема, будут играть. Понятно, что команда останется в рамках Северной Осетии, но и такой КВН должен быть. Мы счастливы будем. Чтобы понять, смешно это или нет, у редакторов, квалификации хватает.

— Вы сами никогда не садились в жюри. С чем это связано? Бывают ли моменты, когда ваши оценки не совпадают с мнением жюри?

— Во-первых, я иногда могу ставить оценки за то, что это было прикольно придумано, но не реализовано. Часто бывает, что никто не смеется, а я ржу. Во-вторых, мне в принципе тяжело чисто психологически оценивать юмор, я слишком заморачиваюсь.

— Судя по прошедшему сезону лиги КВН «Алания», эта игра остается преимущественно мужской. Почему так сложилось в принципе и не пытаются ли наши девушки переломить ситуацию?

— Это очень легко объяснимо. Если коротко – просто женщины лучше, они гораздо более развитые существа, чем мужчины. Это неосознанное понимание в КВНе получило подтверждение в социологических исследованиях. Если в зале на тысячу человек будет 500 женщин, через какое-то время они начнут воспринимать происходящее на сцене, как мужчины. Все женские команды КВН, которых не так много, показывают не женский юмор, они показывают женский юмор, как его видят мужчины. Потому что авторы – мужики. Даже те редкие девушки, которые работают в этом жанре, вынуждены делать поправку на то, что мужики их тоже смотрят. Ну и плюс еще вопрос искренности. Когда мальчик на сцене говорит «я дурак», все понимают, что это всего лишь образ, а когда девочка говорит «я дура», почему-то все охотно в это верят. Яркий пример – «Камеди вумен». Шутки пишут мужчины, и женщины, сидящие в зале рядом с мужчинами, начинают их воспринимать так же.

— Каков процент «самостоятельности» в шутках команд североосетинской лиги? Приходилось ли редакторам отлавливать плагиатчиков из интернета?

— Конечно, это всегда бывает. Следим, но за всем не уследишь. Во многом в этом виновата «Студвесна». Однажды по условиям конкурса там надо было взять СТЭМ команды КВН высшей лиги и показать его на сцене. Зачем? Ну не рождает земля Осетии в таком количестве актеров, которые могут повторить роль Оли Картунковой из «Города Пятигорска» или Германа из сборной города Мурманска, или Азамата из «Камызяков». А тут наших ребят прям подталкивают – берите и копируйте. Это бред какой-то! В прошлом году мы ввели штрафные санкции. Если плагиат всплывал после игры, то снимали 0,1 балл за шутку. Была команда, которая, выиграв игру, начала следующий этап с -0,3 и проиграла в итоге. Сейчас будет так: команда перед игрой сдает свой материал в текстовом файле, мы его закидываем на amik.ru, и он находится в открытом доступе. Этот доступ является гарантией, что никто не возьмет твой материал, но и ты не сможешь взять чужой. Никому не нужны команды, которые воруют чужие шутки. Сложнее обстоит ситуация с «ходами» и «идеями». Их очень трудно застолбить. Наполнение может быть разным, но «ход» одним и тем же.

— Бывших квнщиков не бывает. Глядя на молодежь, вы вспоминаете свою подготовку, игры? Есть ли разница?

— По большому счету мало, что изменилось. Сейчас молодежь все пытается успеть в последний момент. По мне так этим надо жить постоянно, в режиме нон-стоп, по крайней мере, в голове. Они пока не умеют организовывать процесс, репетиционный и самое главное авторский. Но в то же время ведут более здоровый образ жизни. Когда мы играли в КВН, выпить перед игрой коньяку или водки, было нормально. Для них – нет. В большинстве своем они ходят в спортзал, играют в футбол, следят за своим здоровьем.  

— Что труднее: самому сочинять шутки и выступать или готовить и смотреть выступления воспитанников?

— Я стараюсь не редактировать. Когда у нас работала межрегиональная лига, я этим занимался и был в теме. А сейчас…Я могу, конечно, оценить, смешно или нет, но не готов брать на себя редакторскую ответственность. Хороший редактор – это человек, который не просто вычеркивает, а еще и объясняет почему. А плохой вычеркивает, объясняет почему, потом говорит «блин, лучше я сам» и пишет сам команде. Редактор должен просто давать направление. Концепции придумывать. Сейчас много лиг в России, и хороших специалистов не хватает.

— Каким вы хотите видеть североосетинский КВН в конце 2016-го?

— Чемпионами Минска и Баку. Хотя главное просто хорошо сыграть сезон, потом выступить в Сочи, подняться на ступень выше. Я однозначно вижу, что у нас появится хорошая база, люди здесь будут играть и все творческие силы, которые сейчас есть, скорее всего, объединятся. Хотелось бы, чтобы на вопрос «куда пойти во Владике?», люди отвечали «а давайте на КВН». 

 

Ксения 15-Захватаева