15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
13°
(Облачно)
43 %
5 м/с
Свидетели запутались в избиении
08.12.2011
09:46
Свидетели запутались в избиении

Промышленный райсуд Владикавказа приступил к рассмотрению уголовного дела по факту жестокого избиения в октябре прошлого года в общежитии СКГМИ студента-третьекурсника из Кабардино-Балкарии Къууанча Гулиева. На скамье подсудимых уроженцы Цхинвала Аслан Плиев и Асланбег Абаев, которые обвиняются в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшим смерть потерпевшего. На первом же судебном заседании подсудимые, выразив соболезнования родственникам Гулиева, заявили о своей невиновности.

Первое же судебное заседание собрало большое количество людей. Зал заседаний заполнили родные погибшего парня и родственники подсудимых. Одной из первых в зал вошла бабушка Гулиева, которая держала в руках фотографию внука. Она плакала и говорила, что потеряла мальчика, спрашивая у окружающих, как теперь его найти. Когда в зал завели подсудимых, пожилая женщина стала спрашивать у них, узнают ли они изображенного на фотографии. Те оставили без ответа этот риторический вопрос.
В первых рядах зала судебных заседаний разместились представители потерпевшей стороны, а за их спинами — «группа поддержки» обвиняемых. Корреспондент «15-го Региона» оказалась единственным представителем СМИ, хотя освещать начало судебного процесса прибыла и съемочная группа ГТРК «Алания». Однако по ходатайству адвокатов подсудимых судья запретил видеосъемку, хотя те просили, чтобы судебный процесс проходил без присутствия журналистов.
На первое судебное заседание прибыл 16 свидетелей. «Это еще не все свидетели, некоторые не явились и будут в другие дни», — сообщила секретарь.
Изначала уголовное дело рассматривалось по 111-й статье УК РФ («умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего»), а не по 105-й статье («убийство»), как на том настаивала потерпевшая сторона. Сразу же после драки были задержаны 6 человек. Но в итоге обвинение было предъявлено только 22-летнему Аслану Плиеву и 23-летнему Асланбегу Абаеву. Оба они являлись студентами СКГМИ. Абаев, к тому же, имеет судимость и отбывает условный срок.
С трудом изъясняясь на русском языке, подсудимые в предоставленном слове заявили о непричастности к совершенному преступлению, а затем выразили соболезнования близким погибшего.
«Это после того, как мы им на это указали в обращении, опубликованном в интернете», — сказала затем тетя погибшего студента Фарида Гулиева
Оглашая материалы предварительно следствия, гособвинитель зачитал и травмы, полученные Гулиевым во время драки. Судмедэксперты обнаружили у него кровоизлияние в мозг и мягкие ткани головы, ушиб головного мозга, гематому, а также кровоизлияния на лице и спине, не относящиеся к повреждениям, повлекшим смерть.
«Мне патологоанатом потом рассказывал, что, когда проводил вскрытие, из черепа моего сына буквально потекли мозги, он еле успел зашить», — не сдержался отец погибшего Ислам Гулиев, которому дали слово после оглашения материалов.
Он в категоричной форме обозначил многие моменты, вызвавшие у него подозрение. Так, например, он рассказал, что родителей свидетеля драки Емкужева — соседа Кууанча по комнате, вызвали во Владикавказ раньше, чем его. По словам господина Гулиева, это связано с тем, чтобы «закрыть рот свидетелю». Кроме того, Гулиев отметил, что сын постоянно приезжал домой побитый и рассказывал, что «этот подонок постоянно его ковырял», имея ввиду Плиева. Адвокат подсудимого Тедеев тут же поспешил уточнить, о том ли Плиеве шла речь.
Первым из свидетелей в зал суда пригласили хирурга-травмотолога из КБСП, к которому более чем за месяц до случившегося обращался Плиев с ушибом руки. Судя по всему, защита надеялась показать, что с больной рукой забить человека до смерти невозможно. Однако травматолог показал, что перелома руки не было, а травма на мышечную силу не влияла. Ограничением при нанесении ударов могла стать только боль, однако, по его словам, «это понятие очень субъективно, у людей разное понимание слова «боль».
«Кто-то может боксерский бой с переломом до конца довести, а кто-то иголкой поцарапается, потом месяц об этом беспокоится», — сказал доктор.
Затем была допрошена вахтер общежития Марина Бязрова. Адвокат потерпевших в вопросе свидетельнице отметил, что гражданский муж женщины и две ее дочери также являются Плиевыми. Свидетельница рассказала, что вызывала милицию во время первой драки, которая случилась около 21:00, а затем и во время повторной, когда и был избит Гулиев. Однако момент его избиения она не увидела, поскольку в это время заходила поговорить по телефону. Кроме того, она отметила, что никогда ранее подсудимый Плиев не отличался скандальностью и склонностью к дракам.
Сестра вахтера Залина Бязрова, также работающая в общежитии, сообщила, что третьекурсника били не Плиев и Абаев, а некий «неизвестный парень в серой куртке». Она отвечала на вопросы, долго обдумывая ответы, а когда потерпевшая сторона замечала мелкие нестыковки, говорила, что ей нечего на это ответить.
Студентка СКГМИ Марина Лохова, проживающая в общежитии, рассказала, что с Плиевым она была в приятельских отношениях и заметила, что он не вел себя агрессивно во время драки. Тогда судья зачитал протокол ее допроса, подписанный девушкой, в котором она отмечала обратное — агрессию со стороны Аслана Плиева.
«Меня там 3 часа держали, понимаете? Я читала и подписывала уже вечером, перед уходом», — оправдывалась девушка.
На это адвокат Тедеев заметил, что девушка подверглась психологическому давлению.
Уборщица Клавдия Гелиева общалась в суде с помощью переводчика. Некоторые моменты ситуации, которые она озвучивала в зале суда, не соответствовали тому, что потом зачитал судья из протокола допроса. В суде она пояснила, что Абаева никогда раньше не видела, а в протоколе рассказывала, что видела его во время драки и даже просила воздержаться от участия в ней, на что получила ответ «все нормально». Кто бил Гулиева, она не видела.
Свидетель Емкужев, земляк и сосед Къууанча Гулиева по комнате, всячески указывая на свою непричастность ко всему, чему только можно, рассказал, что ранее не замечал конфликтов между Гулиевым и Плиевым, а также, что первым ссору из-за телефона затеял некий Гергаулов, который был тогда с Плиевым и Абаевым. По его словам, массовой драка стала после того, как Абаев попытался принять в ней участие и получил удар от Гулиева.
Свидетель Георгий Кулумбегов, который ранее проходил в деле как подозреваемый, также говорил о своей непричастности к преступлению. Он больше всех отличился в соотношении разницы в показаниях на судебном процессе и в протоколе допроса. Кулумбегов рассказал суду, что не видел драку, в то время, как в подписанном им протоколе указано, что удар Гулиеву нанес Абаев, поэтому инициатором драки он считает его. Более того, с его слов там отмечено, что Плиев был агрессивно настроен по отношению к студенту из КБР и что «толпа бамовских унесла Гулиева в сторону дерева и стала избивать». Разницу в показаниях на суде и протоколе допроса этот свидетель объяснил тем, что это не последние его показания. Несмотря на наличие подписи в протоколе, он отказывался подтвердить достоверность его содержания, однако в итоге согласился, что 99% написанного соответствует действительности.
На следующем судебном заседание, которое назначено на 9 декабря, суд продолжит допрос свидетелей.
Алина 15-Кадзаева