15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
17°
(Облачно)
36 %
4 м/с
Так ведь жить нельзя
14.04.2014
10:41
Так ведь жить нельзя

Одним из разделенных колючей проволокой сел Южной Осетии стало Арцеу. Село расположено всего в 30 км от Цхинвала, но дорога туда занимает больше часа — разбитая грунтовка пролегает прямо по границе, иногда вплотную приближаясь к постам грузинских полицейских. От постов дорогу отделяет колючая проволока, но никто не считает ее гарантией безопасности.

Есть объездная, более спокойная, дорога, но по ней ехать в два раза дольше. Помимо труднодоступности в Арцеу есть и другая проблема: одна часть села, называемая Бичикатысых, осталась по ту сторону колючей проволоки, то есть на грузинской территории. С той же стороны осталось Арцеуское кладбище, и попасть туда сейчас невозможно.

«Вот могилы моих предков оказались на территории Грузии. Что мне с этим делать? — жалуется 55-летний житель Арцеу Анатолий Казиев. — Скоро Пасха, Радоница, и никто не придет на могилы моих родных. Разве это справедливо?»

По его словам, граница проведена, «как было удобнее пограничникам, а не по карте»: «Когда они разграничивали, даже GPS показывал, что граница проходит на 200 метров вглубь территории Грузии. Это, конечно, не спасло бы жителей Бичикатысыха, но кладбище осталось бы с нашей стороны. А сейчас и живые люди, и могилы наших предков с той стороны».

В самом Бичикатысыхе осталось 23 дома осетинских семей. Вся молодежь оттуда уехала еще до того, как границу закрыли, так что теперь за колючей проволокой живут одни старики. Они всегда считали, что живут в Южной Осетии, в их домовых книгах указана Южная Осетия, но после проведения границы они оказались в Грузии.

«Наше село больше всех других пострадало в 1990-е годы во время войны, но мы никуда не уезжали отсюда,— говорит 70-летняя Русудан Гояева.— Дом здесь, друзья, братья. А теперь вот часть наших родственников осталась там. Сделали бы нам временный пункт пересечения, чтобы мы могли ходить к родственникам. А так ведь жить нельзя». Колючая проволока проходит в десяти метрах от ее дома.

С юго-западной стороны село Арцеу граничит с грузинским селом Джариашени, колючей проволоки там пока нет. Открытую границу спокойно пересекают коровы и другая живность. Русудан рассказывает, что раньше, когда в Арцеу был временный пункт пропуска, она ездила на территорию Грузии лечиться. Но сейчас пропускного пункта нет, а ходить вместе с коровами она не хочет. «Сейчас колючая проволока, конечно, не везде еще есть, и кое-кто туда-сюда ходит, но пограничники тоже работают и могут поймать,— объясняет она.— А я уже пожилая женщина. Это позор будет, если меня в таком возрасте поймают пограничники».

Недовольство пограничниками высказывают не только жители пограничных сел. Пару лет назад в Арцеу приезжал председатель Совета безопасности Южной Осетии Анатолий Плиев, который тоже был возмущен тем, что граница Южной Осетии сдвинута на 200 м, вспоминает Анатолий Казиев: «Он тут так кричал, так кричал, что мы были уверены, что граница будет обозначена не так, как пограничникам удобнее, а так, как правильно по карте. Однако до сих пор ничего не изменилось».

Арцеу не единственный населенный пункт на территории Южной Осетии, часть которого осталась на территории Грузии. Например, село Цнелис в Знаурском районе лишилось десяти домов. Завод Югосеттальк, а также часть трассы Цхинвал—Хетагурово попали на территорию Грузии. Вместе с тем на стороне Южной Осетии оказались земли некоторых бывших грузинских колхозов, и Цхинвал с 2009 года говорит о необходимости создания делимитационной и демаркационной комиссии, чтобы обсудить и решить спорные вопросы. Но Грузия продолжает считать Южную Осетию оккупированной территорией и разговаривать не хочет. В итоге страдают простые граждане, внезапно разведенные по разные стороны границы.«Коммерсант»