15-й Регион. Информационный портал РСО-Алания
Сейчас во Владикавказе
13°
(Облачно)
65 %
1.75 м/с
Такоев: Большинство чиновников – работают много и честно
12.04.2012
17:54
Такоев: Большинство чиновников – работают много и честно

Интервью руководителя администрации главы Северной Осетии и правительства республики Сергея Такоева радио «Алания».

— Сергей Керменович, Вы — один из современных чиновников, достаточно, на мой взгляд, открытых, готовых к общению. У Вас есть блог, куда может написать любой желающий, задать вопрос, высказать мнение. Перед выборами Президента Российской Федерации, перед главным политическим событием года, наверное, предстоящих пяти-шести лет, Вы в своем блоге писали, что считаете Путина самым сильным политиком. Итоги выборов показали, что Путину альтернативы нет. Он — лидер большинства и не считаться с этим нельзя, но у этого большинства, в том числе и у нас в Северной Осетии, есть вопросы и претензии. Люди ждут перемен в политике, особенно в социальной сфере. Как Вы считаете, какие эти перемены должны быть на федеральном уровне, но и, безусловно, на региональном, что для нас даже важнее?

— Очевидно, что альтернативы нет, а вопросы к действующей власти всегда были и будут. И поскольку за все происходящее в стране несет ответственность глава государства, все вопросы обращены к нему. Когда мы обсуждали ситуацию перед выборами, то рассматривали ее в динамике. Что мы видели 12 лет назад, какая страна была, к чему шла, практически к развалу. Владимир Путин фактически спас страну от развала. При всех больших сегодняшних минусах мы не сползли на обочину и не просто удержались, но и двинулись вперед. Да, не такими темпами, которых хотелось бы, но  — вперед. С Россией как с серьезным партнером, а иногда и противником стали считаться на международной арене, ее мнение уже нельзя игнорировать. Это очевидно. Решаются социальные проблемы, повышаются пенсии и зарплаты, поэтому люди и проголосовали за Путина. Хотя проблем очень много, и каждый раз на новом уровне развития общества требования эти возрастают.

— Что он должен сделать сейчас — главное из главных?

— Продолжать то, что делал  — повышать пенсии, повышать зарплаты. Бороться с коррупцией. Вообще, я думаю, самое главное в любой стране, чтобы от президента до самого, как говорится, маленького человека — для всех закон был един.

— Хочу напомнить о том, что в Госдуму внесен закон о контроле за расходами и доходами чиновников. И здесь еще добавлю вопрос слушателя. В изолированной Грузии навели такой порядок за короткий период, что взятки брать стало невыгодно, окурок бросить на землю невозможно, и это сделала власть. Что мешает нам в маленькой республике сделать это же, как Вы считаете, Сергей Керменович?

— В маленькой республике надо начать с большой страны. Грузия –независимое государство, и ее руководитель имел возможность трижды поменять состав того же министерства внутренних дел. Северная Осетия, как Вы знаете, субъект Российской Федерации, и в нашей республике, как и в любом субъекте Федерации, любые силовики — федерального подчинения. Можно как-то координировать эти вопросы, координировать совместные действия, но ни полиция, ни другие правоохранительные органы не подчиняются республиканской власти. Поэтому здесь сложно выстраивать какие-то реформаторские, революционные планы. На уровне страны это надо делать. Но в России с этим сложнее, чем в Грузии. Очень разные масштабы. Тем не менее, Вы говорили, что и закон сейчас внесен в Государственную Думу, и это будет делаться. Но главная беда нашей страны в том, что коррупция и взяточничество становятся менталитетом народа, государства. Вот в чем самое худшее. У нас за многие десятилетия выработалась такая психология, в стране очень развита бытовая коррупция. Студент готов не учиться, а положить в зачетку деньги и порешать с преподавателем, у которого, к сожалению, низкая зарплата, и он соблазняется легкими деньгами. Для большинства не проблема, выпив, сесть за руль, а потом дать взятку работнику ГИБДД и откупиться. Конечно, каждый должен начинать с себя и чиновники, и граждане. Если мы все будем соблюдать одни и те же законы, то для чего бороться с коррупцией, ее просто не станет.

— Прошли выборы где-то в 68 сельских поселениях, поменялись главы городских поселений Дигоры, Ардона, сформировались новые составы представительных органов, очень много новых лиц и молодых лиц в органах власти. Мне кажется, все-таки иногда чересчур молодых, не готовых к такой ответственной работе, и вот здесь, наверное, тоже нужны какие-то меры от власти, чтобы люди работали эффективно и не растерялись. Вообще, эксперты на федеральном уровне отмечают, что это новая тенденция, что молодежь устремилась сейчас в законодательные органы. Вы считаете, что это дань моде, или они хотят действительно что-то изменить в стране в республике?

—Я думаю, есть среди них те, кто искренне хочет что-то изменить, есть у кого-то и карьерные соображения, и я думаю, что это тоже нормально, если в пределах разумного. Но есть и те, которые подвержены сложившемуся в обществе мнению, что чиновники — все взяточники, есть возможность, как говорится, зарабатывать. Я в системе власти полтора десятка лет и должен сказать, что, естественно, абсолютное большинство чиновников — люди, которые много работают и работают честно. Это грамотные, профессиональные специалисты. И зарплаты у них не очень высокие, прямо скажем. А есть и другие примеры. Но называть имена тех, кто явно живет не по средствам, почему-то кажется неудобным. Мы все молчим, а потом какие-то риторические вопросы задаем.

— А кто должен назвать имена, Сергей Керменович?

— Я думаю, есть на это правоохранительные органы, есть система декларации доходов и служба, которая их проверяет.

— Но потребовать можно от правоохранительных органов, чтобы они хотя бы какие-то фамилии называли, да?

— Я думаю и гражданам надо здесь быть активнее. Если мы говорим о гражданском обществе, то в борьбе с коррупцией главное — открытость. И если мы знаем, что этот чиновник — а этого скрыть невозможно, тем более, в такой маленькой республике как Осетия — взяточник, то вместо того, чтобы зайти к нему и попробовать «договориться», надо об этом громко говорить. И я заверяю Вас — если один человек поднимет шум, второй, этот чиновник будет бояться у кого-то брать эти подачки.

— Люди хотят гласности, но каждый хочет быть в стороне. Во время дебатов политических партий говорилось, что все земли в Куртатинском ущелье и других горных районах захватили десять фамилий. Эти фамилии назвать можно или это государственная тайна? Но это, наверное, вопрос к правоохранителям?

— Это вопрос к представителям партий — если они их знают, пусть назовут, что они нам загадки загадывают и предвыборные баллы пытаются набрать.

— Очень много вопросов по «Электроцинку». Сергей Керменович, до каких пор будет продолжаться эта вакханалия с «Электроцинком», руководство завода обвиняет во лжи и ангажированности всех, кто оперирует реальными фактами о его вреде — экологов, медиков, простых граждан, более того, пытается представить их врагами для работников предприятия. Почему власть не выскажет четкую позицию по этому поводу и не заставит УГМК выполнить все требования законодательства?

— Я понимаю, что сейчас это модная тема, и спровоцировало этот всплеск само руководство «Электроцинка» своими бестолковыми действиями. Правильно здесь пишут, обвиняют в ангажированности вместо того, чтобы наводить порядок на своем предприятии. Здесь позиция руководства республики предельно ясная и четкая. В феврале у нас была встреча с блогерами, и там я ее озвучил — общие экологические проблемы существуют, но ни одного квалифицированного, четкого заключения о степени вредности завода нет. Поэтому по поручению Главы республики создается рабочая группа, куда войдут и чиновники, и общественники, активисты «зеленого» движения. Республика берет на себя расходы, объявляется открытый конкурс на проведение независимой экспертизы. Российский это будет институт или зарубежный — главное, чтобы у него была безупречная репутация. Если он выдаст заключение, что действительно этот завод представляет угрозу и вредит здоровью населения и детей в той степени, что это невозможно исправить, будут приняты соответствующие решения. Но в то же время еще в Послании Глава республики дал поручение разработать программу экологической безопасности республики. И если у нас в Ирафском районе или в Алагирском районе находят тяжелые металлы в почве, то, очевидно, они не с «Электроцинка» прилетели. Значит, еще другие источники есть, и надо все эти источники знать. Будь-то «Электроцинк», будь то тлеющие свалки, выбросы, выхлопы. Ситуацию надо изучить целиком и полностью.

Вопрос еще и в том, что когда УГМК приобрела акции «Электроцинка» у местных владельцев, завод был фактически разрушен, и никаких мер экологических, никаких фильтров вообще не было. Но УГМК приобрела завод и сотни миллионов рублей вложила в реконструкцию. Здесь априори не может быть, чтобы после этого завод стал гораздо вреднее.

-Самосознание растет.

— Я об этом и говорю. Конечно, приобрести завод, которому больше ста лет, и вот сейчас пытаться привести его в соответствие с нормативами, это очень дорогая и сложная задача. Закрыть завод легче всего, можно даже разработать программу трудоустройства его работников, для тех династий, которые десятилетиями на заводе проработали. Но мы сегодня говорим не только об истории, но и об имидже республики и инвесторах. И если УГМК скажет, что мы пришли в Северную Осетию, вложили сотни миллионов, а нам на раз все закрыли, никто больше рубля в Осетию вкладывать не будет. Если даже экспертиза независимая признает, что завод нужно закрывать, то надо будет садиться руководству республики с руководством УГМК и искать варианты компенсации вложений в экономику республики. Это нормальные взаимоотношения с инвесторами.

— Я жительница селения Кирово — Хадижат Мисикова, проработала учителем 65 лет и сейчас на пенсии. Я Сергея никогда не видела, но знаю его по газетам, по телевидению, и таких людей, как он, немного, таких людей много не рождается. И пусть всегда ему сопутствует удача. Он помогает младшим, помогает старшим. Он встал рядом с Таймуразом Мамсуровым, плечом к плечу, чтобы республика вышла вперед, чтобы была богаче, чтобы люди были довольны жизнью. И напоследок я пожелаю, чтобы к трем дочерям, которые у него есть, родились еще трое мальчиков.

— Спасибо, Хадижат. Здоровья Вам и счастья!

— На мой взгляд, очень важная тема, ее поднимают очень многие наши слушатели. Осетия, особенно ее молодежь, спивается и деградирует, нужны строгие меры. Хватит поднятый стакан принимать за «агъдау», хватит сажать молодых парней за свадебные и поминальные столы. Сергей Керменович, Вас молодежь уважает — сделайте для себя эту задачу первой.

— Я понимаю обеспокоенность. Действительно, надо молодежью заниматься, но с тем, что у нас молодежь спивается и деградирует, я бы не согласился. Конечно, у нас много проблем, но в то же время мы можем своей молодежью гордиться и в спорте, и в искусстве, и в науке. Наша молодежь очень талантливая, у нее много достижений, поэтому надо поддерживать тех, кто чего-то добивается, чтобы был стимул для всех остальных.

— Разрыв между богатыми и бедными в нашей республике огромный, пишет автор, но мы устали от сбора денег на похороны. Не дашь, как все, будешь обсмеян, отдаешь свои последние копейки. Но разве деньгами измеряется сострадание? И еще, чем богаче человек, тем больше ему несут. В Дагестане, говорят, запретили сбор денег, может и у нас можно, если не запрещать, то хотя бы свести к минимуму, к ста рублям. Мы живем в 21 веке.

— Конечно, мы живем в 21 веке, и то, о чем говорит автор этого вопроса, имеет очень малое отношение к традиции осетин. В принципе вот этот сбор денег появился относительно недавно, в послевоенные годы, когда у людей не было возможностей обряд похорон провести. Тогда соседи, родственники помогали, скидывались и никакие записи не вели — кто чем мог, тем и помогал. Потом это вошло в обиход, началась вестись, извините, целая бухгалтерия. Власть не может отменить то, что не она устанавливала, но пример надо показывать, и в обществе менять мнение об этом. Это настолько личное, что публично нельзя говорить, но, допустим, у Таймураза Мамсурова, Главы республики, когда мать скончалась, царство ей небесное, он запретил собирать деньги. Но каждый сам должен принимать решение. Если мы сами не будем менять свой уклад жизни, власть этого не сделает. Каждый должен с самого себя начать.

— Вопрос из Канады. Кучиев Руслан, автор интернет-проекта «Осетины — ирон адам». Как Вы относитесь к духовно-нравственному наследию нашего города? Фарн, ахдау, афсарм, вера в уникальный язык, как сохранить их для потомков — ведь не секрет, что многие из сегодняшних старших не являются носителями всего этого, и, следовательно, не смогут передать их своим младшим.

— Любой нормальный человек к этим понятиям должен относиться с трепетом и почитанием, и я бы хотел отметить, что в этом направлении очень большую работу, находясь даже в Канаде, проводит Кучиев Руслан. У него очень интересный интернет-проект «Осетины — ирон адам», видно, что человек очень обеспокоен этим вопросом и многое делает, и в республике есть у него единомышленники, и я хочу себя к ним причислить.

— Сергей Керменович, в наших ночных заведениях много молодежи, ведут себя аморально, там, где хозяева позволяют, продают наркотики, алкогольную продукцию несовершеннолетним, плюс еще показывают недостойные вещи. Над нами смеются в соседних республиках. Можно как-то повлиять?

— Спасибо за вопрос. Не знаю, над кем смеются в соседних республиках, но как раз Северная Осетия, Глава республики был в стране первым инициатором закрытия игорных заведений. Столько судебных процессов было, так они сопротивлялись, чтобы не закрывать их, и затем на федеральном уровне это решение, наконец, приняли. Та же ситуация и здесь. Была инициатива Главы, ее поддержала молодежь. Около 30 тысяч подписей собрали, направили Президенту страны, чтобы изменить федеральное законодательство. А пока до этого не дошло, ночные клубы, как когда-то и игорные, имеют право на существование, но есть вопросы, как говорит слушатель, к антинаркотическому комитету и полиции.

— В октябре 2012 года состоятся выборы в парламент республики, и с принятием нового закона о политических партий ситуация может измениться. И в этой связи идея, о которой Вы говорили два года назад о создании дискуссионной площадки, была бы, наверное, актуальной и своевременной. Как скоро она может заработать, в каком формате Вы ее себе представляете?

— На той встрече я просил партии формат предложить, но никаких форматов не последовало, поэтому формат знаете какой — я могу с ними встречаться в режиме круглого стола, беседовать и обсуждать те проблемы, которые есть, и те проблемы, которые нам необходимо решать в диалоге. Это мы делаем и сегодня.

— Планируете ли Вы вернуться в родную для Вас банковскую систему?

— Как говорится, пути Господни неисповедимы.

— Сергей Керменович, у Вас в блоге написано в статье «Прощенное воскресенье» — никогда не завидуй брату, ни к кому не питай ненависти. Никому не завидуете?

— Нет. Это самая большая проблема нашего народа, на мой взгляд.

— И ненависти не питали?

— Никогда.
rso-a.ru